ЛитМир - Электронная Библиотека

Изабелла смеялась, но большие глаза оставались печальными. Иша заметила, что она немного подергивается, как будто находясь в нервном напряжении.

- Ноль! - гулко раздался вдруг ее неожиданный крик. Лицо болезненно исказилось: - Эй вы, запомните: все - ноль!

Она нервным движением поднесла к губам флейту, на кончике которой болтался привязанный за красную ниточку небольшой фанерный силуэтик в виде печального лисенка, чтобы снова позволить тоскливой мелодии, медленно вытекать из отверстий инструмента.

Ясон тихонько тронул Ишу за локоть, и она пошла вместе с ним на платформу, вдоль серых гранитных стен по коричневому гранитному полу, вымытому до блеска так, чтобы отражать их утренние шаги.

Ей представилось, как они медленно танцуют в этом пустом гранитном пространстве...

Когда они стояли на платформе, Ясон сказал:

- Я позвоню. Про Индию - это серьезно, - он на мгновение взял руку Иши в свою и держал ее так совсем недолго, пока не приехал громыхающий электрический червь, шумно распахнувший двери в почти пустой вагон.

Она зашла и стала смотреть, как его лицо уплывает от нее. Червь иступленно вгрызался в черный туннель, изрезанный проводами, похожими на вздутые вены. Иша закрыла глаза.

Ясон читает

Войдя домой, Ясон сразу прошел к дивану, лег и закрыл глаза, но, несмотря на усталость, сон не приходил. Тогда он поднялся, взял со стеклянного низкого столика ту самую книгу и открыл ее наугад.

'Душа не рождается и не умирает. Она никогда не возникала, не возникает и не возникнет. Она нерожденная, вечная, всегда существующая и изначальная. Она не гибнет, когда погибает тело'.

Бхагават-Гита,

глава 2, текст 20

ВОСПОМИНАНИЯ ЮНОГО ПОСЛУШНИКА О СОБЫТИЯХ, ПРЕДШЕСТВУЮЩИХ КАТАСТРОФЕ

- Эй, Джагай! Твоя очередь сегодня идти за хворостом! - кричит моя младшая сестра. В такие моменты мне кажется, что у нее противный голос.

Если честно, мне гораздо интереснее было бы залезть на дерево и сидеть там.

Глядеть на голубое небо, размышляя о смысле моей жизни. Или сидеть и читать шлоки, но нет, вместо этого жестокий приказ - 'иди и собирай хворост'.

Мы жили в небольшой хижине на окраине леса - дальше уже начиналось бескрайнее поле, а за полем был Город.

Отец обучал нескольких мальчиков за плату, и меня в том числе, разным дисциплинам и умениям. Еще у меня была сестра, которая помогала отцу по хозяйству.

Мама оставила этот мир так рано, что я совсем ее не помнил.

Мы жили простой жизнью и были довольны тем, что посылала судьба.

Это было еще до ВСЕГО.

Сейчас я бы многое отдал за то, чтобы просто иметь возможность спокойно сходить за хворостом и принести его своей доброй сестре. Ценить ее заботу и служение я начал совсем недавно.

Если бы я знал, какие потрясения ожидает весь мир в дальнейшем...

Но тогда я был совсем еще юнцом, и меня одинаково привлекало лазанье по деревьям, стрельба из лука и чтение санскрита. Все остальные обязанности, которые включали в себя помощь по дому в определенные дни, воспринимались мной как тяжкая провинность.

Но в тот день я все равно пошел за хворостом в лес и увидел, как вдалеке между деревьями мелькает цветное сари. Меня словно потянуло идти туда.

Выйдя на небольшую полянку, я увидел, что юная девушка нагнулась к земле, ища что-то в буйной траве. Ее тяжелая черная коса, обвитая золотым украшением и цветами, соскользнула со спины и прижалась к щеке.

Стан ее был тонок, на шее висела гирлянда из красных и белых цветов, которые опадали вниз, потревоженные быстрыми движениями рук.

Кончики ее пальцев были выкрашены в красный. Вдруг она заметила мой любопытный взгляд и, выпрямившись, посмотрела мне прямо в глаза. Ее сияющий зеленый взгляд привлек меня еще больше.

- Кто ты и что тут делаешь? - спросила прекрасная незнакомка, поправляя волосы.

- Я Джагай, живу тут, неподалеку. А сейчас просто собираю хворост, - я был немного смущен тем, что пошел за ней и был раскрыт.

- Понятно, а меня зовут Асури. Я тоже собирала хворост, но потеряла в траве свое кольцо. Вот ищу его. Может быть, ты мне поможешь? - Голос ее был мелодичен, и говорила она очень мягко.

Обрадованный благосклонностью и доверием девушки, я с радостью согласился и неожиданно быстро нашел колечко. Оно лежало на земле прямо рядом с ее изящной ступней. Она поблагодарила и улыбнулась чарующей улыбкой:

- Спасибо, Джагай. Теперь мне нужно идти: я уже долго гуляю и отец будет волноваться.

- Постой, пожалуйста, скажи, увидимся ли мы еще?

- Я живу за рекой. Если хочешь, то подходи завтра в полдень к мосту, там ты меня и встретишь.

Домой я возвращался погруженный в сладостные мысли о ней. Ее голос, движения, весь облик очаровал меня, а в сердце бушевал сладостный ураган. Я был так увлечен своими мыслями, что почти не набрал хвороста. Но даже бранившая меня сестра не смогла развеять чары, которыми я был околдован.

На следующий день я встретил ее у моста, и с тех пор мы стали встречаться почти каждый день. Если я не видел ее хотя бы день, то сильно тосковал.

Мы беззаботно бегали по лесу, ловя друг друга, а иногда просто сидели на лесной полянке, наслаждаясь окружающей безмятежностью и обществом друг друга.

Я соорудил качели, подвесив их к толстой ветви большого дерева, рядом с лесным прудом, со всех сторон плотно обросшим густой травой, и мы подолгу качались на них.

Однажды, находясь дома, я услышал странные звуки, доносящиеся с улицы.

Выглянув, я увидел, что всегда голубое, ясное небо затянуло серыми, тяжелыми тучами, в которых метались вспыхивающие тут и там паутины злых молний. В воздухе стояло предчувствие сильного дождя.

Мимо нашего дома пробежало несколько гиен. Все они издавали странные звуки.

Вдруг одна из них остановилась напротив меня, скрючила спину и с воем извергла пламя из окровавленной пасти. То же произошло и с тремя ее спутницами. Воя и поскуливая от боли, они пробежали дальше.

На землю стали падать первые крупные капли дождя, как вступительные ноты, предваряющие великую симфонию, и через мгновение полил ливень такой оглушительной силы, что казалось, будто он расколотит старенькую крышу и, прорвавшись внутрь, смоет меня, стоящего на пороге нашего старенького домика. Отец и сестра были в Городе.

Тогда я не знал, что это было начало долгого и тяжелого периода в истории Земли, когда начали проливаться кровавые дожди, животные изрыгали огонь из своих утроб, а домашний скот бился в агонии, словно зараженный бешенством.

14
{"b":"589780","o":1}