ЛитМир - Электронная Библиотека

Он открыл макбук, запустил Pages и начал печатать.

'Так глупо, я никогда не вел дневник, но сейчас почувствовал желание записать некоторые мысли.

Впервые я познакомился с человеком, который, кажется, очень близок мне. Но сейчас я спрашиваю себя, а что вообще знаю о взаимоотношениях, о любви?

Я всегда пользовался женщинами, но я даже не знаю, было ли мне хорошо с ними. И разве когда-нибудь я думал, хорошо ли им со мной?

Чувствую, что сейчас началась новая глава моей жизни, и я хочу быть откровенным до конца. Я хочу измениться ради Иши, иначе, боюсь, у нас ничего не получится. Она искренняя, а я... Не знаю. Я просто хочу найти ответы на все свои вопросы'.

Свет притушили, а Ясон закрыл макбук и прикрыл глаза. Перед его внутренним взором визуализировался ангел, который кротко стоял в проходе самолета и смотрел грустным, но добрым взглядом на всех сидящих в креслах людей.

Из его крыльев осыпались блестящие перья и превращались в легкий белый пепел, едва достигая ковровой дорожки на полу. Из глаз ангела текли слезы. Янтарными каплями они повисали на время в воздухе, а затем стали окрашиваться в кроваво-красный...

Вскоре черты ангела стали зыбкими, и он увидел Йогиню. У нее были очень длинные волосы, заплетенные в сотни тонких косичек. Она смотрела на Ясона и подмигивала ему левым глазом.

Ясон вздрогнул и проснулся. За окном была глубокая, темная ночь и не видно совсем ничего. Похоже, что Иша на сиденье впереди тоже спала.

'Надо отдыхать, не знаю как, но надо. Утром, все утром...' - и он снова заснул тяжелым аэросном.

Индия

1

Громадный аэропорт: широкие, длинные проходы, все блестит - можно танцевать. Улыбчивый индиец на контроле.

Утренний, горячий, шумный выход в город, рядом с которым толпится и напирает местная колоритная публика: Иша выхватила взглядом из толпы старика с безумным взглядом и торчащими изо рта большими передними зубами.

Грабительский курс в обменнике на выходе и куча такси: серые амбассадоры, похожие на жуков.

- Бог ты мой, да они тут у них еще со времен царя Гороха! - искренне удивился Ясон.

- Ребятки, вам сейчас нужно ехать на центральный вокзал, что у Мэйн Базара, а я поскачу в другую часть города, на автобусный. Мне в Ришикеш, красавцы. Не поминайте лихом.

Йогиня О обняла Ишу:

- Иша, пиши, я буду ждать. Я буду ждать, - и, снова подмигнув, она направилась к автобусной остановке.

Ясон взял такси до Мэйн Базара. Иша села на заднее сиденье и, пока машина плавно плыла по делийским улицам, с интересом смотрела в окно.

У нее было выражение лица как у маленького ребенка, который прильнул к витрине кондитерского магазина и знает, что сейчас ему купят какую-нибудь свежую сладость.

Солнце в небе висело красноватым мячиком для пинг-понга и понемногу плавилось по краям. Становилось жарко.

Они проехали красивые парки, индийские небоскребы - какое-то время Ише казалось, что они едут по европейскому городу. Но затем въехали в центр, заполненный смешными трехколесными моторикшами, и это впечатление отступило под натиском особой восточной жизни.

Моторикши иступленно гудели, в каждой сидело не меньше четырех человек.

Но были еще и бедные велорикши, в которых с трудом крутили педали люди с головами, обмотанными кусками затертой, старой материи.

Где-то справа, прямо на тротуаре, мылись с белой пеной темнокожие полуобнаженные мужчины, а чуть поодаль по дороге бежал слон, с ног до головы расписанный узорами, словно огромная детская игрушка.

Такси не спеша въехало на Мэйн Базар и зашаталось по улице, запруженной людьми. Дорога была вся в глубоких ямах, и 'амбассадор' сильно качало.

Иша подняла взгляд к крышам домов и увидела живописные сплетения электрических проводов, которые напоминали ей громадных черных змей, вьющих гнездо на невысоких бетонных столбах.

Ясон снял самый простой номер в одном из гестахузов, и, бросив вещи, они пошли гулять по базару.

Как только стемнеет, они заберут свои вещи и дойдут пешком до вокзала неподалеку.

Там уже будет ждать поезд, с которого начнется их удивительное путешествие.

2

...Он часто вдыхает холодный воздух, превращая его в пар на выдохе, - возможно, это последнее утро.

Предрассветный воздух очень свеж и чист. Лошади и люди вокруг него тоже выдыхают теплые клубы пара.

Он гладит своего коня по коричневому шелковому боку. Раздается протяжный, тоскливый сигнал - пора садиться в седло.

Кто-то подносит ему древко с длинным, алым знаменем.

Он пытается понять: страшно ли?

Да, страшно. И он очень боится, что больше не увидит свою маленькую девочку.

Он оглядывается вокруг: множество воинов сидят на своих конях, нетерпеливо переминающихся с ноги на ногу, а слева, медленно, в сизом мареве, поднимается огненный шар, предрекая день, забрызганный горячими каплями крови.

Там, вдалеке, на линии горизонта, стоит чужое, враждебное войско, с которым через несколько мгновений им придется схлестнуться.

Вот уже он слышит крики, топот копыт, лязганье оружия, и они мчатся навстречу смерти. Внезапно ему кажется, что все вокруг начало двигаться в замедленном темпе, а мир потускнел, проткнутый жестоким копьем. Знамя разлилось по земле, жадно пьющей капающую кровь. Перед глазами у него только лишь лицо его маленькой девочки. Прости, милая...

Ясон вздрогнул, выйдя из оцепенения.

Он с удивлением обнаружил себя на кровати в гостиничном номере, с видом на запорошенные снегом верхушки Гималаев.

Вначале Ясон не мог понять, что он здесь делает и даже кто он сам такой: настоящее заволокло теплым, черным туманом. Сонное сознание наслаждалось отсутствием знания о настоящем, но уже через минуту вернулось в реальность и воссоздало привычное мироощущение.

Несколько мгновений ему казалось, что тело не принадлежит его воле, но постепенно это ощущение прошло.

Он вспомнил, что находится в Дхармасале. Приехав ранним утром, он прилег отдохнуть, но вместо сна снова впал в пограничное состояние.

Видение было очень ярким, необычным, и он видел его впервые. Ему вспомнилась картина Иши: 'Может быть, она навеяла?'

Не желая больше думать об увиденном, Ясон прошел в ванную, умылся над грязноватой, облупленной раковиной и, выйдя из комнаты, постучал в соседнюю дверь.

- Ясон, ты? - раздался голос Иши.

- Да, это я.

- Заходи, не заперто!

Он толкнул старую деревянную дверь, выкрашенную яркой голубой краской и, войдя в небольшую комнату, увидел, что Иша сидит на кровати. До его прихода она явно была увлечена рисованием.

18
{"b":"589780","o":1}