ЛитМир - Электронная Библиотека

- Очень приятно Ясон, Иша. Знакомьтесь, это Марк, - она указала на смуглого юношу, который выглядел очень приветливо и мило, - это Рой и Дженни. - Рой походил на шведа, мускулистый и светловолосый, он широко улыбнулся новым знакомым, а Дженни - бледная блондинка, хотя и улыбалась, но как-то рассеянно, и Ясону показалось, что даже немного грустно.

- Я сразу поняла, что вы русские. Вы понимаете по-английски? Сейчас мы будем говорить на английском, чтобы всем было понятно.

Когда Ясон с Ишей познакомились со всеми, к ним подошел молодой тибетец-официант:

- Скажите, у вас есть вегетарианские момо? - спросил Ясон. Ответ был утвердительным. - Тогда порцию вегетарианских момо и масала-чай, пожалуйста. А ты что будешь, Иша?

- Мне то же самое.

- Тогда две порции вегетарианских момо и два масала-чая, - тибетец кивнул и ушел в сторону кухни.

- Марго, спой, пожалуйста, - попросил Марк. Марго взяла в руки гитару, провела по струнам и запела глубоким голосом с небольшой хрипотцой:

На золотистый светлый день наползает злая тень,

Я смотрю в твои глаза, вижу в них горит тоска,

И поэтому сейчас буду мантру воспевать

Ом маанее падме хууум

Ом маанее падме хууум

Много боли много зла видели твои глаза,

Я хочу тебе помочь, видишь, наступает ночь?

И поэтому сейчас буду мантру воспевать

Ом маанее падме хуум

Ом манеее падме хуум

Ее глаза прикрыты, она целиком погружена в процесс. В конце Марго начала петь просто: Ом манеее падме хуум.

- Давайте со мной! - остальные присоединились к ее пению, но через некоторое время она остановилась и с лучезарной улыбкой обратилась к Ясону:

- Откуда вы, ребята?

- Из города, который иногда называют Северной Пальмирой, - ответил Ясон. - А ты хорошо говоришь по-русски.

- Я жила в Америке, но у меня бабушка из России. Она учила меня русскому языку и любви к вашей стране. Но сейчас я кайфую в Индии. Продала машину и уехала. Хочу жить здесь и никогда не возвращаться.

- Да, она реально помешана на Индии, - засмеялся Марк, - Приходится ее здесь оставлять. Мне кажется, однажды я приеду, а она превратилась в настоящую индианку с тикой на лбу и красным пробором.

- Здесь такое тихое местечко... - Ясон хотел продолжить фразу и спросить, не скучно ли Марго в таких местах. Ему она показалась очень активной девушкой, совсем не привыкшей сидеть спокойно на одном месте. Но Марго опередила его:

- Это внешнее. Здесь тоже нужно быть осторожным. Недавно вечером здесь изнасиловали монаха, затащили в канаву... Ужас. Я была в шоке, когда узнала, но говорю как есть. А вообще я постоянно разъезжаю в разные места, если ты об этом.

Иша задумчиво жевала момо, но чувствовала, что в ней растет неприязнь к Марго и желание поскорее уйти из этой компании. Это чувство неприятно подтачивало ее где-то внутри, и она попробовала отогнать его. Но неприязнь упрямой собакой возвращалась снова.

Ей очень хотелось провести время с Ясоном наедине и поговорить о том, что они услышали от монаха. Сейчас это было невозможно из-за нового, шумного знакомства.

Поужинав и выпив по несколько чашек пряного масала-чая, компания высыпала в прохладу горного вечера и пошла вниз по улице.

Иша кинула взгляд на Ясона, но он был занят веселым разговором с Марго, непринужденно положившей гитару на правое плечо. Какое-то тяжелое чувство прикоснулось холодными пальцами к ее сердцу.

Тогда она сдалась и сказала по-английски, чтобы все поняли:

- Ребята, спасибо большое за ужин, за вечер. Я очень рада знакомству, но устала и хочу лечь пораньше. Поэтому пойду. Всем пока.

- И тебе спасибо, Иша. До встречи, - сказал Рой. Марк помахал ей рукой, а Ясон и Марго, казалось, даже не заметили ее. Это снова больно кольнуло Ишу, и она пошла в сторону гестхауза.

'Горы вдали: темное на темном и в седце темно'.

Вдруг кто-то окликнул ее. Оглянувшись, она увидела улыбчивого Роя, а рядом с ним молчаливую Дженни:

- Мы решили проводить тебя. Особенно после рассказа о монахе.

- Спасибо, буду рада, - искренне ответила Иша, и они молча зашагали по дороге, которая неуловимо приобретала все больший наклон вверх. Иша ощущала ногами выпирающие из бетонных плит камешки и представляла, что идет по шкуре громадного горного змея. Потихоньку эти мысли начали сами собой оформляться в картинку, и ей захотелось поскорее дойти до номера, чтобы сделать набросок. Когда они дошли до гестхауза Иши, оказалось, что ребята живут неподалеку.

- Ну ладно, если позволишь, мы пойдем, погуляем еще.

Они попрощались, а Иша зашла в свой номер, чтобы заняться тем, что лучше всего отвлекало от грусти, - рисованием.

Сначала она открыла скетчбук и сделала быстрый эскиз: хрупкая девушка стояла на большом змееподобном драконе. Похожий красовался на ее чашке, купленной в магазинчике шумного делийского Мэйн Базара.

Для вдохновения она немного полистала на планшете графические работы Бердслея, без откровенных интимных деталей, а потом достала начатый утром лист и японский черный линер, который купила год назад в гипермаркете Стокгольма.

Иша начала аккуратно обводить слегка намеченные карандашные линии. Где-то подправляя или дорисовывая то, чего не было в изначальном наброске.

Начиная рисовать, Иша почти никогда не знала, каким будет конечный результат. Идея приходила в общих чертах, не как математическая константа, но, скорее, как гибкая и пластичная переменная.

Для Иши это был магический процесс: абстрактная фантазия подчинялась осязаемому инструменту в руках и начинала вольно и неукротимо гулять по листу бумаги, оставаясь там в линиях, цветовых пятнах, изящных, но мастерски нанесенных штрихах.

Иша впервые решила нарисовать большую историю, а затем попробовать издать ее в виде книги, и эта идея сильно занимала ее.

Она представляла готовую книгу: артхаусный комикс 'Механический город' в стиле стим-панк.

Ей доставляло удовольствие продумывать в деталях, каким будет этот мир и его персонажи. Начала она с заглавного листа, попутно в дорожном 'молескине' делая наброски персонажей: ангелы с механическими крыльями, поезд-змея с металлической головой слона, хрупкая на вид девушка с железными протезами вместо рук и множество других удивительных деталей.

Линер с удовольствием заполнял белые промежутки сочным черным цветом, а Иша не замечала, как пролетает время. Под утро она отложила три зарисованных листа.

3

Когда она с трудом открыла глаза было уже позднее утро и какое-то время Иша просто лежала, смотря в окно. Ей хотелось понять, что она сейчас чувствует. Мысли сразу вернулись ко вчерашнему вечеру. Она села на кровати и увидела, что около двери лежит сложенный пополам листок бумаги.

Сердце почувствовало, что это послание от Ясона и сильно забилось в груди, предчувствуя нехорошее. Иша подбежала к двери, подняла листок и развернув его, стала читать.

20
{"b":"589780","o":1}