ЛитМир - Электронная Библиотека

Бессмысленно было пытаться убеждать ее после слова 'нет'. Она всегда твердо стояла на своем.

Она считала себя ищущей. И об этом поиске было все в ее жизни.

Знакомство

1

Он стоит перед небольшим деревянным домом с плоской крышей. От жары голубая краска кое-где слезла с деревянных стен и висела небольшими, вздутыми клочьями.

Темно-синяя дверь приоткрыта и оттуда приглушенно, словно издалека, доносятся тихие звуки флейты.

Он оборачивается назад и видит фруктовый сад: деревья, щедро усыпанные цветами, а за ними, вдалеке, горы. Их черные вершины присыпаны сияющим снегом.

В дверях появляется фигура. Красивый молодой человек стоит на пороге и смотрит куда-то вдаль.

Ясону он кажется очень знакомым и близким.

Неожиданно ослепительные брызги света прерывают видение, и Ясон медленно, с трудом, открывает глаза.

Серый, невыразительный и тусклый свет продолговатой лампы, встроенной в зеленоватый потолок, лился прямо в лицо.

Какое-то время Ясон старательно фокусировал взгляд и ощупывал глазами то, на что можно было смотреть без усилий, а затем начал медленно поворачивать и приподнимать голову. Но в глазах потемнело, и он снова положил голову на подушку.

В правой руке протяжно и надсадно ныло. Через некоторое время он решил продолжить исследование места, в которое попал.

Фрагменты помещения, которые ему удалось выхватить замутненным взглядом, сложились в больничную палату.

Слева высилась железная нога капельницы: змеевидная трубочка вилась от полного пакета с лекарством и впивалась в вену, а еще чуть сбоку стоял стул, на котором кто-то сидел. Ему пришлось приложить больше усилий и приподнять голову, чтобы рассмотреть...

Незнакомая девушка сидела, слегка склонив голову на грудь и прикрыв глаза. Ясон стал с интересом рассматривать ее. Глаза видели уже гораздо лучше.

Она была красива: темные волосы, убранные назад, восточные узкие скулы, длинные черные ресницы и красноватые губы - в их уголках, казалось, прячется улыбка.

Она открыла глаза и посмотрела на Ясона. Отчего-то взгляд ее темно-карих, глубоких глаз взволновал его.

Что-то удивительное, неизведанное еще, но вместе с тем и знакомое до боли, нечто томительное и сладкое происходило в эти первые секунды, когда она просто смотрела в его глаза.

- Я рада, что вы очнулись. Это больница. На Вас набросилась собака, покусала, - тут она немного потупила глаза, - а я просто оказалась рядом, вызвала скорую и решила поехать, чтобы убедиться, что с Вами все будет в порядке.

Изумленный Ясон выслушал ее, все еще находясь в удивительном, но сладком наваждении чувств, и помолчав немного, словно стряхивая первое впечатление, спросил:

- Как Вас зовут, милая девушка?

- Иша, меня зовут Иша, - ответила она и слегка улыбнулась. - А Вас?

- Ясон, меня зовут Ясон, - ответил он тоже с улыбкой. - Я благодарен, что Вы поехали и что помогли мне, - перед глазами неожиданно появился злой пес, готовый разорвать его в клочья. Ясон осторожно пошевелил пальцами руки. Они шевелились, и при этом забинтованная рука перестала болеть.

'Видимо, действует обезболивающее', - подумал Ясон.

- Если бы не Вы, похоже, я стал бы добычей этого разъяренного отродья.

- Я рада, что это не так. К счастью, собака повредила только руку. Врачи промыли рану и зашили. Надеюсь, что Вы скоро поправитесь.

- Я тоже, - ответил Ясон, - все-таки мне пора готовиться к выставке.

- О, Вы художник? - удивленно спросила Иша.

- Хуже. Фотограф, - с иронией ответил Ясон. - Кстати, у меня был рюкзак...

- Он здесь, не беспокойтесь. Стоит на соседнем стуле. По виду он совершенно не пострадал, в отличии от Вас, - слегка улыбаясь, сказала Иша, а Ясон снова отметил, как она хороша .

Ясон постоянно работал с женщинами: многие были красивее и эффектнее Иши, но он никогда прежде не ощущал такого подлинного магнетизма, такого чарующего танца внутри, словно уничтожающего всю боль внешнего мира, все сомнения...

Ему хотелось быть с ней, узнавать ее ближе, видеть ее улыбку.

- Мне пора, Ясон. Уже поздно, и я должна возвращаться, - в ее словах ему послышались еле слышные нотки сожаления.

- Иша, оставьте мне, пожалуйста, свой номер. Или запишите мой и скиньте звонок. Я бы хотел встретиться с Вами, после того как выйду отсюда, - голос Ясона стал теплым, словно бархатным, когда он говорил это.

- Если честно, я бы тоже этого хотела, - так же тепло ответила Иша, улыбаясь. Она достала смартфон, и он продиктовал свой номер. Затем она позвонила, и когда из его рюкзака донеслась мелодия, сбросила звонок.

- Спасибо, Иша. Мы скоро встретимся.

Она попрощалась и вышла из палаты. Ясон какое-то время думал об этой встрече, а потом незаметно провалился в сон.

2

Утром он проснулся рано. Часы показывали четыре утра.

На обходе врач осмотрел рану и сказал, что ничего страшного, но будет лучше, если Ясон останется в больнице еще некоторое время.

- Простите, доктор, но я не могу, у меня персональная выставка через несколько дней. Еще многое нужно сделать, и я хочу лично проконтролировать процесс.

Доктор устало посмотрел на решительно настроенного Ясона:

- Вам нужно будет обрабатывать шов раз в день и менять повязку. Но Вы можете написать заявление об отказе от амбулаторного лечения и уйти сегодня домой. Под свою ответственность, разумеется, - последние слова были произнесены подчеркнуто строго.

- Хорошо, я напишу, - с готовностью ответил Ясон. - Спасибо.

Когда с формальностями было покончено, он прошел по длинному серому коридору и, пренебрегая возможностью поехать на лифте, быстро спустился по старой лестнице с широкими, низкими ступенями.

Выйдя в свежий, пасмурный день, он пару минут просто стоял и смотрел на больничный двор: ровная ярко-зеленая лужайка, украшенная причудливыми бетонными клумбами, казалось, занимала его фотографический взгляд.

Из кармана раздался телефонный звонок, прерывая его медитативное настроение.

Это был Рыжий Миша. Веселый парень и отличный менеджер, который помогал организовывать Ясону его третью персональную фотовыставку.

- Как твои дела, друг? - спросил Миша. В его голосе всегда звучала полная удовлетворенность жизнью, но Ясон никогда не мог понять этого состояния. Сам он находился в беспрерывных метаниях и кризисах.

- Ты знаешь, не так и плохо, если не считать того, что меня покусал вчера злой пес, - Ясон улыбнулся, когда представил, как округлились от удивления глаза его друга. Миша был очень открытым и эмоциональным человеком: все его внутренние переживания обычно отражались на лице, и Ясон немного завидовал этой способности.

4
{"b":"589780","o":1}