ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элла Саммерс

Песня сирены

Информация о переводе:

Перевод: Rosland(https://vk.com/vmrosland)

Русификация обложки: Alena Alexa

Глава 1

Война силы воли

— Стэш, дай мне еще одну, — сказала я, со звоном резко опуская стопку на барную стойку. Было два часа дня, и эта вечеринка только начиналась.

В данный момент любой разумный человек задался бы вопросом, что я в такой ранний час делаю в «Магической формуле», ведьмовском баре Нью-Йорка, опрокидывая в себя стопки светящегося алкоголя, смешанного с магией. Меня привела сюда не депрессия, не разбитое сердце, не оплакивание никчемной жизни. Все дело было в моем обучении в Легионе Ангелов, элитном подразделении сверхъестественных солдат с силами, дарованными им самими богами.

Стэш посмотрел на меня, в задумчивом молчании поглаживая темную щетину своей двухдневной бороды, как будто подумывая отказать мне. Но вместо этого он налил мне еще одну стопку окрашенного магией розового алкогольного напитка.

— Умный мужчина, — сказала я.

Он фыркнул.

— Я могу с этим справиться, — заверила я его, опрокидывая в себя стопку. Напиток обжигал как жидкость для розжига — как и должен был.

Его глаза проследили за стеклянной стопкой, которую я изящно поставила на барную стойку. Моя рука даже не дрогнула. В сравнении с тем, к чему я привыкла, эта розовая газированная штука была детской забавой.

— Ничуть не сомневаюсь, сладенькая. Ты ешь яд на завтрак.

Стэш был прав. Нектар, напиток богов, по сути, являлся ядом, магической субстанцией, которая или убивала тебя, или поднимала твой магический уровень. Вот что они давали нам в Легионе Ангелов, когда нам предстояло повышение — тест типа «сделай-или-умри». Весь Легион был одним большим «сделай-или-умри».

Стэш оперся локтями на барную стойку, уголки его губ приподнялись.

— Итак, что девушка вроде тебя делает в таком месте?

Я рассмеялась над его фальшивой попыткой флиртовать. За пределами Легиона и семьи Стэш, наверное, был самым близким к другу, что у меня было. Оборотень, которого вышвырнули из одной из городских стай, теперь перебивался случайными подработками на сверхъестественных существ в городе. Мы встретились в фейри-баре несколько месяцев назад. Он зарабатывал деньги армрестлингом с постоянными клиентами бара. Он не рассчитывал на мой статус Легиона и то, что я сильнее большинства сверхъестественных существ — сильнее даже такого большого крутого оборотня как он.

— Извини, приятель, этот визит исключительно по делу, — сказала я, поворачивая голову к сцене, где живая группа играла в крутящемся световом шоу искусственных цветов.

Как по заказу, из ванной комнаты выскочил вампир и кинулся голым на сцену, зигзагами носясь между инструментами и членами группы, красные и зеленые огни прожекторов освещали его бледную голую задницу. Смех и улюлюканье донеслись от толпы у бара, люди салютовали своей выпивкой в знак благодарности вампиру за кратковременное развлечение.

Они благодарили не того человека. Вампир не сам придумал гениальную идею дать этим людям повод для веселья. Это все я. Я вложила эту идею ему в голову — буквально, с помощью магии. У этого было много названий: внушение, колдовство, харизма, песня сирены. Это довольно хитрое заклинание, и последние четыре месяца я без остановки практиковалась в нем. Это обязательная тренировка для следующего уровня в Легионе.

— Неплохо, да? — сказала я, поворачиваясь к Джейсу.

— Ты убедила пьяного мужика-вампира расстаться с одеждой. Браво, — сухо ответил он.

Джейс был моим напарником по тренировкам эти четыре месяца. Он был мальком Легиона — уменьшительно-ласкательный термин для солдат Легиона с родителем-ангелом. Они обладали всей магией, дисциплиной и высокомерием, которых можно было ожидать от людей с таким почтенным наследием, но Джейс был не так уж плох, если пропустить с ним пару стаканчиков. Настоящей выпивки с добавлением капель Нектара. Эти ведьмовские шоты и коктейли, казалось, вообще на него не влияли.

— Это неважно. Я преуспела, так что ты должен пить, — сказала я ему.

Джейс выпил стопку своего шипучего синего напитка и поставил стакан перед Стэшем.

— О да, я вижу, как упорно ты работаешь, Леда, — сказал мне оборотень.

Я широко улыбнулась.

— И работа, и удовольствие. Убиваю двух птиц одним камнем[1], друг мой.

— И много камней ты собралась здесь бросить, сладенькая?

— Пока птицы не начнут швыряться в ответ.

В конце концов, это произойдет. У меня закончатся силы, или я выберу неверную цель — кого-то достаточно сильного, чтобы сопротивляться моей все еще слабой магии. Внушение людей было сложной работой, так что мне пришла идея перенести все в бар и устроить из этого игру с выпивкой. Всякий раз, когда Джейс или я успешно внушали кому-нибудь что-нибудь, другой выпивал порцию алкоголя. Однако я не рассчитывала, что у моего оппонента будет иммунитет к алкоголю.

Я посмотрела на Джейса.

— Твоя очередь.

Его глаза пробежались по клубу, наконец, остановившись на женщине-фейри с мальчишеской стрижкой из розовых как жвачка волос. Поставив бокал со своей выпивкой, она скользнула рукой к ножам в кожаных ножнах на бедре. В баре для сверхъестественных существ было нормой приходить вооруженным до зубов. Пальцы фейри затанцевали над ножами, быстро и уверенно бросая их в противоположную стену. Хоть толпа была густой, как патока зимой, она не зацепила ни одну живую душу. Зато написала своими ножами на стене имя «Джейс».

— Неплохо, — сказала я ему, смеясь. Я выпила стопку, которую Стэш уже подготовил для меня.

— Это самая странная игра с выпивкой, которую я видел в своей жизни, — сказал мне оборотень. — А я видел немало странного дерьма.

Вампир на другом конце бара таращился на меня, его зачарованные глаза не отрывались от моих светлых волос. Он смотрел так, будто больше всего на свете ему хотелось запачкать мой платиновый конский хвост моей же кровью. Вампиры питали слабость к моим волосам. Я никогда этого не понимала, но что-то во мне заставляло их желать укусить меня, распаляя жажду даже в сытом вампире.

Вампир поднялся, серебристо-голубые глаза светились первобытной нуждой. Он вот-вот потеряет контроль. Если он нацелится на мою шею, мне придется в него выстрелить, а мне очень не хотелось бы этого делать. Не его вина, что мои странные волосы были спусковым крючком для вампирской жажды крови.

Мне просто нужно было найти этой энергии лучшее применение. Я сосредоточилась на его разуме, на этой искорке сознания, погребенной под огненной бурей инстинкта — и ухватилась за нее изо всех сил. Его сознание отступило еще дальше, ища убежища в глубинах его разума. Я не отпускала. Я влила в него свою силу воли. У меня не было много магии, но этого было достаточно, чтобы проникнуть внутрь. И как только я проникла, его разум стал принадлежать мне. Внушение — это игра ментальной гимнастики, война силы воли. И очень немногие люди могли сравниться со мной в неукротимом упрямстве.

Вампир остановился передо мной, серебристо-синее сияние его глаз померкло. Он пялился на меня отсутствующим взглядом. Я широко улыбнулась ему. Со вспышкой сверхъестественной скорости он внезапно очутился на баре, закрутившись на стойке в серии трюков, от которых первоклассный гимнаст позеленел бы от зависти.

— Ты действительно вестница хаоса, — сказал мне Стэш и побежал за вертевшимся вампиром, пытаясь скинуть его с бара.

Я пририсовала еще одну отметку под моим именем на салфетке, которую мы с Джейсом использовали для ведения счета.

— Это было… эффектно, — сказал Джейс.

— Кто бы говорил. Ты заставил фейри написать твое имя ножами на стене.

— Это было испытание безупречного контроля над разумом.

вернуться

1

Убить двух птиц одним камнем — англоязычный аналог нашего выражения «убить двух зайцев одним ударом/выстрелом».

1
{"b":"589791","o":1}