ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ага, ага, скажи это нашей доске учета, — я показала ему салфетку. — Я впереди, златовласка.

— Ты выбирала пьяных, которые и так сделали бы все, что ты им сказала. Учитывая то, как ты одета, долго уговаривать тебе не приходится.

На мне было темно-красное мини-платье и черные туфли, так что возможно в его словах был смысл.

Я усмехнулась.

— Где-то под этими обвинениями похоронен комплимент?

— Боги, нет. У меня хватает ума не клеиться к девушке полковника Уиндстрайкера.

— Я не его девушка.

Джейс бросил на меня снисходительный взгляд.

— Продолжай повторять себе это, Леда.

— Мы еще даже не были на свидании.

— Еще, — подчеркнул Джейс.

— Ладно, да. Он пригласил меня, но в последнее время он чаще находится вне офиса, чем в нем, так что на самом деле мы не были на свидании.

— Это не помешало тебе обжиматься с ним в библиотеке.

Откуда ему вообще об этом известно? Неро нашел меня в библиотеке, тянущейся к книге из списка к прочтению, который он дал мне для подготовки к следующему уровню в Легионе. Книжные шкафы в библиотеке Легиона были слишком высокими, явно строившимися в расчете на ангелов. Это создавало проблемы для тех из нас, чьи ноги все еще оставались на земле.

Неро достал для меня книгу с верхней полки. Одно к другому, и прежде чем я успела это осознать, я уже прижимала его к книжным полкам, а книги сыпались на нас градом.

С моих губ сорвался вздох. Целовать Неро было опасным времяпровождением — зависимостью, вратами к темным и смертоносным искушениям. И я слишком глубоко в этом погрязла.

— Когда ты его в последний раз видела? — спросил у меня Джейс.

— В тот день в библиотеке, в прошлом месяце.

И то небольшое рандеву определенно оставило свой след. Он целовал меня так, будто я единственная женщина во всем мире, а потом просто ушел. Этот ангел играл со мной в игру, правил которой я даже не знала, и я начинала осознавать, что проиграла эту игру еще до ее начала.

— Ты втюрилась в него по уши, Леда, — сказал Джейс, хихикая.

— Ох, заткнись, — я бросила в него попкорном. — Кто бы говорил. Ходят слухи, что вы с Миной в последнее время сильно сблизились.

Улыбка увяла на его губах.

— Мы с Миной просто друзья.

— Продолжай повторять себе это.

Джейс стиснул зубы.

— Нам нужно вернуться к тренировкам.

— Тогда сделай одолжение, удиви меня.

— Внушение сводится к контролю личности, изнутри и снаружи, тела и разума, каждой капли самоконтроля, каждой мысли. Там, — он указал на две группы мужчин, стоящих лицом друг к другу. Они выглядели так, будто находились на волосок от драки. — Что ты видишь?

— Оборотни против ведьм, эпичные разборки.

Он не рассмеялся.

— Одно дело внушить кому-то что-то, что они и так могли сделать. Настоящий вызов — внушить им сделать то, чего они делать не хотят.

Оборотни и ведьмы внезапно остановились, восемь мужчин абсолютно неподвижно замерли во времени. Мгновение спустя они хлопнули в ладоши, синхронный хлопок эхом прокатился по клубу, приглушая музыку. За ним последовал топот. Поворот. Вращение. Они двигались в скоординированном танце, как будто очутились в мюзикле. Крутясь, вращаясь, кружась, поднимаясь. Снова и снова они двигались не как враги, а как партнеры. Вертелись, выписывали кренделя, подпрыгивали, отбивали чечетку.

— Это было круто, — сказала я Джейсу, когда оборотни и ведьмы закончили свой музыкальный номер. Их лица покраснели, они прятали глаза и разошлись в разные стороны, слишком смущенные, чтобы драться. — Столько контроля. Каждый шаг идеален. Тебе стоит организовывать выступления.

— Песня Сирены — это не трюк для вечеринок. Это важный навык. Он помогает Легиону поднимать моральный дух. Рассеивает проблемы. И владение этой способностью дает солдату устойчивость к ментальному контролю.

— Ты проглотил справочное пособие по Легиону? — поинтересовалась я.

Джейс бросил на меня недоумевающий взгляд.

— Ты опять это делаешь.

— Делаю что?

— Дразнишься.

— И это плохо?

— Я… правда не могу решить, нравится ли мне это.

— Так когда ты был ребенком, твоя семья не дразнила друг друга.

— Мой отец не дразнится. Он дисциплинирует тебя для твоего же блага.

Я фыркнула.

— Звучит как типичный ангел. Готова поспорить, эта речь о Песне Сирены — цитата его слов.

— Да.

Я добавила еще одну отметку под его именем на салфетке.

— Что ж, думаю, я доказала, что мы можем работать над этим важным навыком и одновременно веселиться.

Я поймала за руку проходящую мимо вампиршу. Она остановилась, в глазах появилось то самое отдаленное голодное сияние, когда взгляд скользнул по моим волосам к шее. Губы изогнулись, обнажая клыки.

— Божечки, какие у тебя длинные зубы, — сказала я, завладевая ее разумом.

Вампирша оттолкнулась от пола, с шелковистой грацией перескакивая через бар.

— Эй, тебе сюда нельзя, — сказал Стэш, когда она спрыгнула рядом с ним.

Вампирша похлопала блестящими ресницами в фальшивом смущении. А потом схватила Стэша и крепко поцеловала его в губы. Ее выкрашенные темно-красным лаком ногти вцепились в его волосы, царапали бороду. Стэш целовал ее в ответ, и он тоже не нежничал. Видимо, он все же решил, что ей можно там находиться.

— Еще не закончила? — спросил у меня Джейс.

Я хихикнула.

— Теперь они делают это добровольно.

В его глазах мелькнуло удивление. Он перевел взгляд с целующейся парочки на меня.

— Неплохо, да? Внушение укоренилось даже после того, как я перестала ее активно контролировать.

— Едва ли это удивляет, — сказал Джейс, приходя в себя. — В конце концов, это же вампирша.

Я вздохнула.

— Что нужно сделать, чтобы удивить тебя?

Джейс осмотрел танцпол.

— Там, — сказал он, показывая на ведьмака, который сидел на диване на возвышенной платформе, глядя на всех и вся сверху вниз, как будто он был королем. — Зачаруй его. Убеди его спеть «В лунном свете», и тогда я буду впечатлен.

— Это песня оборотней, — сказала я ему.

«В лунном свете» — это гимн оборотней, их тематическая песня. Ее они пели перед тем, как стать пушистенькими и выть на луну. Внушить ведьме спеть эту песню — все равно что внушить вампиру перейти на бескровную диету. В наши дни оборотни и ведьмы в Нью-Йорке ладили друг с другом так же хорошо, как маринованные огурчики и шоколад.

— Ну, если ты боишься провала… — Джейс умолк на полуслове.

— Ничего я не боюсь, по крайней мере, уж точно не ведьмака в пурпурном парике и золотом костюме.

Я налила себе очередную стопку и выпила ее залпом. У ведьмовского короля были телохранители, два здоровых ведьмака, которые выглядели так, будто свалились со страниц журнала для бодибилдера. Я опрокинула в себя еще одну стопку.

— Если не боишься, тогда зачем тебе столько выпивки? — спросил Джейс.

— Просто подпитываю свою магию.

В какой-то мере это правда. Ведьмовские напитки несли в себе капельку магии. Конечно, ничего похожего на Нектар, но капли Нектара можно получить только в барах Легиона. В конце концов, это яд, так что смертность от него шокировала. А убивать посетителей — не очень хорошо для бизнеса.

— Он лидер, — сказала я, бросая взгляд на ведьмовского короля, надежно скрытого за стеной телохранителей. — Лидерам внушать сложнее. Качества, которые заставляют других следовать за ними, также делают их устойчивыми к ментальным атакам.

— Вот почему это называется вызовом, — ответил Джейс. — Разве ты не хочешь подстегнуть себя?

Я хотела. Как и у всех, у меня были свои причины присоединиться к Легиону. Некоторые просто хотели принадлежности к чему-то, другие жаждали власти или отчаянно хотели магии, дарованной богами. Вот она я. Отчаянная. Когда шесть месяцев назад мой брат Зейн бесследно пропал, я отправилась в Легион с намерением пробиться вверх по карьерной лестнице и получить магию, необходимую для его спасения. Подвох? Магия, которая позволит мне связаться с ним, называемая Чары Медиума, являлась способностью девятого уровня Легиона. Мне предстоял длинный путь, и это при условии, что я вообще выживу. Я нуждалась в этой тренировке. Мне нужно было подстегивать себя.

2
{"b":"589791","o":1}