ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неро повел нас обратно к городу. Остальные последовали за нами, не говоря ни слова.

— Они до странного молчаливы, — прокомментировала я, обращаясь к Неро.

— Ш-ш-ш. Я наслаждаюсь тишиной. Обычно их невозможно заткнуть. Особенно тебя.

— Эй, ты должен хорошо вести себя со мной в моем плачевном состоянии.

Неро выгнул брови.

— Ну я же тебя несу, не так ли?

— Я думала, тебе просто захотелось пообниматься.

Следующие несколько минут мы шли молча.

— Что ты думаешь о моих двух Пилигримах? — спросила я у Неро.

— Твоих Пилигримах.

— Да, моих Пилигримах. Они были под моим внушением добрых две минуты, — я подняла руку, чтобы показать ему два пальца, но тут же уронила ее, содрогнувшись от боли.

— Постарайся не шевелиться, — сказал Неро. — Твои повреждения не угрожают жизни, так что я не стал их исцелять. Для этого сейчас нет времени. Мы должны выбраться отсюда как можно быстрее. Пока не заявилось еще больше монстров.

Теперь, когда эйфория от выживания после такого падения выветривалась, боль возвращалась с безжалостностью. Сломанные ребра болели не так, как шишка на голове, которую я заработала, когда туманный зверь швырнул меня на черный лед.

— Больно, — призналась я.

— Но ты сильная.

— Конечно, еще какая, — я выдавила улыбку, и это оказалось так же больно, как пошевелить рукой.

Неро вздохнул.

— Сказал же тебе не двигаться. Можешь хоть раз послушаться приказа?

— Ну ты же меня знаешь, — я продолжала улыбаться. Было больно, но это стоило того, чтобы увидеть раздражение — и более того, восхищение — в его глазах. Неро, должно быть, злился из-за того, что я не слушаюсь, но уважал мою силу бороться с болью.

— Я знаю, что ты думаешь. И что ты чувствуешь.

Я осознала, что не блокировала от него свой разум — и у меня в любом случае не было на это сил.

— Любой другой орал бы в агонии от той боли, которую ты ощущаешь, — сказал Неро, и в его голосе сквозило уважение.

— Если ты читаешь мои мысли, то знаешь, что в глубине души я ору.

— Да, и я весьма впечатлен твоим креативным использованием такого красочного языка. Никогда не слышал, чтобы кто-нибудь так ругался.

Я широко улыбнулась сквозь боль.

— Рада служить.

— Мы оба знаем, что это не так.

— Ну ладно, может и не так, — я вздрогнула. Боль становилась сильнее.

— Мы почти на месте, — он скользил вперед, двигаясь так гладко, что почти не тряс меня.

Я опустила голову на плечо Неро. Двое Пилигримов брели за нами прихрамывающей походкой. Время от времени один из них бросал на меня быстрый взгляд.

— Вы в порядке? — спросила я у них поверх плеча Неро.

— Наши повреждения менее значимы, чем наше преступление неповиновения приказам полковника Уиндстрайкера, — сказал один из них, опуская подбородок.

— Мы ожидаем его наказания, — сказал другой.

Неро обернулся на них, медленно качая головой в знак неодобрения. Но он не озвучил угроз, даже не повторил обещание привязать их к крышам грузовиков. Он сказал лишь:

— Я руковожу этой миссией, а не Вэлиант. И не вы.

И этого было достаточно. Они кивнули, пристыженно опустив головы.

— Вау, это было милостиво, — прошептала я ему.

Неро ничего не сказал. Я снова обернулась на Пилигримов. Они снова быстро потупились от моего взгляда.

— Что с ними такое? — спросила я у Неро. — Почему они боятся на меня посмотреть?

— Потому что я кинулся за тобой в руины. Сражение не закончилось, монстры не были нейтрализованы, Пилигримы не находились в безопасности — а я кинулся за тобой.

Я так радовалась тому, что выжила, что не осознала значение его действий. Его миссия заключалась в защите Пилигримов, но он вместо этого бросился в ту расселину, чтобы спасти меня. Пилигримы могли умереть. Он ясно дал понять всем присутствующим, что спасти меня было важнее, чем спасти их. Вот почему Пилигримы смотрели на меня иначе. Любой, кто важен для ангела, важен для них.

Мы добрались до грузовиков. Неро уложил меня на заднее сиденье.

— Постарайся не шевелиться на обратной дороге, — сказал он, вкладывая в мои ладони маленькую бутылочку.

— Целительное зелье?

— Да, одна из моих разработок, — сказал Неро. — Выпей его. У меня недостаточно магии, чтобы бережно исцелить тебя, и мне понадобится вся моя магия на обратном пути. Слишком многие из вас пострадали. Вы не сможете в одиночку устранить всех монстров. А зелье поможет от боли.

— Я думала, все, что не убивает тебя, лишь делает тебя сильнее, — поддразнила я.

— Я не хочу, чтобы ты мучилась от боли, Леда, — Неро поцеловал меня в лоб. — Береги себя.

Затем он ринулся в воздух с решительным блеском в глазах. Он готовился расчистить наш путь от монстров.

Капитан Сомерсет забралась в машину. Когда она обернулась на меня, я увидела на ее лице совершенно иное выражение, не как у Пилигримов. Этот взгляд предупреждал меня, что я помешала Неро делать свою работу — и у этого будут свои последствия.

***

На обратной дороге я заснула. Что бы ни было в том зелье, которое дал мне Неро, оно не только приглушило мою боль, но и вырубило меня. В следующий осознанный момент я находилась в Нью-Йорке, моргая в потолок на одной из кроватей в медицинском крыле.

Я осмотрелась вокруг. Здесь я была не одна. Вообще-то медицинское крыло было как никогда забито под завязку. Вдобавок к моим раненым товарищам по команде, сегодня в постельках грелось еще пара дюжин солдат.

— Как ты себя чувствуешь?

Я повернулась на звук голоса Неро. Он сидел у кровати, и когда я посмотрела на него, он взял меня за руку.

— Нормально, — я потерла голову.

Его глаза прошлись по моему телу, ведя подсчет порезам и синякам.

— Ты не врешь мне, не так ли?

— Я думала, тебе нравится, когда солдаты проявляют стойкость.

— Да, но я хочу, чтобы тебя вылечили. А для этого мне нужно, чтобы ты честно рассказала о своих повреждениях.

— Мои руки ощущаются так, будто я перенесла неудачное столкновение со злым наждачным монстром, голова словно вот-вот взорвется, и с моего места мне кажется, что на моей постели сидит две твоих копии. И я не уверена, как я к этому отношусь. С одной стороны, я рада, что ты заботишься обо мне настолько, чтобы остаться, но с другой стороны, я не уверена, что у меня есть силы говорить с одним экземпляром тебя, не говоря уже о двух.

Неро сидел молча.

— Ты хотел, чтобы я была честна.

— Воистину, — он положил руку на мои ребра. Меня омыло теплом, уносившим боль.

— Что было в том зелье, которое ты мне дал?

— Как я и говорил, кое-что, что помогло тебе уснуть. Целебный эффект минимален. Я хотел вылечить тебя вот так.

— Почему?

Прежде чем он успел ответить, у моей кровати остановилась доктор Холлоуз.

— Полковник, — сказала она. — Мы должны взглянуть на ее травмы.

— Я позабочусь об этом.

— Если бы вы…

— Я сказал, что позабочусь об этом, — холодно сказал Неро. — А теперь идите и проверьте Вэлианта. Кажется, он на грани очередной панической атаки.

Доктор Холлоуз перевела взгляд с холодного огня в глазах Неро на теплое свечение его исцеляющей руки, а затем на другую руку, мягко сжимающую мою ладонь. Хоть он и сидел абсолютно неподвижно, я чувствовала в его теле напряжение. Все в нем транслировало опасность, говоря всем держаться подальше, потому что сейчас он мог запросто сорваться. Доктор развернулась и поспешила к Вэлианту, который орал что-то о ворах в капюшонах и растениях, пожирающих людей.

— С ним все будет в порядке? — спросила я у Неро.

— Со временем.

— А ты будешь в порядке?

— Я в полном порядке.

— Нет, неправда. Я никогда не видела тебя настолько взвинченным.

— День был долгим, — Неро слегка улыбнулся. — Я в норме.

— Неро…

— Я сказал, я в норме, — сказал он, и его голос напоминал низкое рычание. Он сделал глубокий вдох и убрал руку с моих ребер. — Как ты себя чувствуешь?

24
{"b":"589791","o":1}