ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Без обид, но твой отец — психопат, — сказала я Джейсу. — Он распял собственного сына на стене, чтобы преподать ему «урок». Знаю, ты скажешь, что он просто следует старым принципам, но сдается мне, что-то там говорилось про то, что старые принципы должны оставаться в прошлом.

Джейс посмотрел на меня и вздохнул.

— Он просто хочет протолкнуть меня на вершину Легиона, чего бы это ни стоило, несмотря на любые риски. И он никогда не простит меня, если ты первая станешь ангелом. Он видит в этом удар по его чести, если кто-то поднимется по карьерной лестнице раньше его сына.

— По чести или гордости? — спросила я.

— И то, и другое, — Джейс отпил глоток из своего стакана, и судя по запаху, там был какой-то крепкий алкоголь. — У меня та же проблема, знаешь ли. Тот же изъян. Я бы ударил тебя в спину, если бы это гарантировало повышение.

— Ну, значит, хорошо, что я сплю с ножом под подушкой, — язвительно усмехнулась я.

— Я не шучу, Леда. Я не ударю тебя в спину буквально, но тебе не стоит мне доверять.

— Неро говорил мне то же самое, — сказала я. — Но я думаю, что раз ты признаешься в этом самому себе, значит, ты этого не сделаешь. Ты выше этого.

— Нет, — он печально покачал головой. — Не выше. Знаешь, о чем я подумал в первую очередь, когда услышал, что ты едва не подорвалась на том дирижабле? Я завидовал. Завидовал, что мы работали над той миссией вместе, но именно ты очутилась на том дирижабле, чтобы спасти ситуацию. Ты всегда оказываешься героем.

— Закончил?

— Да.

— Ладно, во-первых, тебе стоит перестать винить себя. Все эти злобные мысли и эмоции, из-за которых ты разрываешь себя на части… знаешь что? Это нормально. Это называется «быть человеком». И они есть у всех нас.

— Не у тебя, — сказал Джейс. — Мой отец считает тебя воплощением греха, но ты им не являешься. Ты святая.

Я рассмеялась.

— Ты уверен, что хочешь допить это? Ты несешь бред. Я совершенно точно не святая.

— Ты никогда не завидуешь.

— О, я постоянно завидую. Завидую сиськам Айви. Силе Дрейка. Твоему умению сражаться с любым оружием. Да даже той тупой фейри с розовыми волосами…

— Какой фейри с розовыми волосами?

Я покачала головой.

— Неважно. Смысл в том, что я постоянно завидую. И во мне есть масса других гадких вещей. Я человек, помнишь.

— Мой отец говорит, что человечность — это слабость.

— Вот именно поэтому твой отец — психопат, который пытает своих же солдат и манипулирует собственным сыном.

— Все не так просто.

— Возможно, но я скажу, что это просто, потому что я так хочу, и я всего лишь небезупречный человек, который таит обиды и завидует всем, у кого хоть что-то есть.

— Даже лейтенанту Лоуренс? — уголок губ Джейса дернулся.

— О боги, да. Она может воспламенять свой меч и дерется как монстр. Хотя рано или поздно я надеру ей задницу, потому что она меня попросту выбешивает. Упс, я сказала это вслух? — я подмигнула Джейсу. — Кажется, я вовсе не святая.

Он рассмеялся.

— Спасибо.

— За то, что была до неприличия дерзкой?

— За это. И многое другое.

— Ты можешь прийти поговорить со мной в любое время, и я поставлю тебя на место, обещаю, — я положила руку на его плечо. — Слушай, все складывается в твою пользу. Сегодня тебя тоже повышают, как и меня. Я не выигрываю в гонке.

— Это точно.

Я повернулась лицом к непрошеным посетителям, Мине и кучке остальных мальков Легиона. Они были друзьями Джейса, и они похоже не понимали, что я тоже была его другом.

— Идем, Джейс, — сказала Мина, утаскивая его от меня. — Тебе нужно позаботиться, чтобы твоя аура была чиста перед церемонией. Ты же не хочешь заразить ее.

Мальки увели Джейса чистить его ауру кексиками и стопками водки. Я шла к Айви, Дрейку и Люси, когда полковник Файрсвифт вышел на сцену, чтобы начать церемонию.

***

Полковник Файрсвифт начал с Джейса, толкнув грандиозную речь о героических деяниях своего сына и его сильном телосложении. Его слова сочились большей похвалой, чем я когда-либо слышала от него — и они были куда добрее, чем любое, что он говорил своему сыну в моем присутствии.

Джейс выжил, и тогда полковник Файрсвифт вызвал следующего солдата, переходившего на пятый уровень. Она умерла ужасной смертью, отравившись Нектаром богов. Полковник Файрсвифт махнул рукой, и мертвого солдата унесли.

С этого момента события развивались все хуже и хуже. Солдат одного за другим вызывали на сцену без особого порядка. Большинство выжили, но смерти наложили на всю церемонию мрачную тень. Эти люди умерли из-за полковника Файрсвифта. Он слишком сильно давил, потому что эти потери считались для него приемлемыми. Но для меня они не были приемлемыми. Вовсе нет.

Когда какой-то солдат корчился на полу у ног полковника Файрсвифта, и из его рта шла пена из кислоты и крови, кто-то в толпе потерял сознание.

— Уберите ее с глаз долой, — рявкнул полковник Файрсвифт мужчине, который поймал упавшую. — Не такого поведения я ожидаю от солдата Легиона.

Глядя на мужчину, выносившего из зала свою бессознательную приятельницу, я вдруг озарилась идеей. Я медленно пробралась через толпу к доктору Хардинг.

— Нерисса, — тихо сказала я, останавливаясь возле нее.

— Леда, — ее голос прозвучал мрачно. Обычно она была такой энергичной, такой разговорчивой. Она не могла сдержать свое счастье. Но сегодня она не могла сдержать другую эмоцию — ужас.

— Это резня, — сказала я.

— Первый Ангел совершила ошибку, поставив этого мясника командовать здесь, — ответила она едким шепотом. Именно такой прямоты я ожидала от нее.

— У тебя случайно нет с собой успокоительного? — спросила я у нее.

Нерисса подняла свой коктейль.

— Это называется алкоголь, Пандора. Пей до дна, — она осушила свой бокал одним глотком.

— Вообще-то я думала о чем-то более быстродействующем и намного более сильном. Что-то, что могло бы вырубить солдата Легиона на минуту с лишним.

— Пытаешься избежать повышения?

— Это не для меня, — сказала я, показывая на Люси. — Это для моей подруги.

— Она выглядит хрупкой как снежинка. У этой милой девочки самая обширная библиотека эротических романов о божествах, так что обидно было бы ее потерять, — Нерисса взяла меня за руку, и я ощутила в своей ладони вес шприца. — Это должно сработать. Тридцать секунд максимум, и она вырубится.

— Спасибо, — прошептала я, пробираясь обратно через толпу, чтобы встать рядом с Люси.

Когда назвали ее имя, Люси испуганно подпрыгнула.

— Все будет хорошо, — сказала я, привлекая ее в объятия.

Она застыла, когда игла незаметно пронзила ее кожу.

— Спасибо, — прошептала она в ответ.

Люси прошла к сцене неровными и шаткими шагами. Ее руки тряслись, когда она готовилась принять кубок от полковника Файрсвифта. Я прикусила щеку изнутри, молясь, чтобы лекарство сработало вовремя.

— Испей Нектар богов, — полковник Файрсвифт начал произносить слова, которые сегодня говорил уже так много раз.

Глаза Люси закатились, и она рухнула на пол.

— Как ты смеешь падать передо мной в обморок, — рявкнул полковник. — Я приказываю тебе встать.

— Не думаю, что она вас слышит, — сказал кто-то в толпе.

Полковник Файрсвифт поискал в толпе солдата, который возразил ему. Не найдя его, его голос прокатился звоном.

— Доктор Хардинг.

Нерисса пробралась через толпу, выйдя вперед.

— Полковник, чем могу служить?

— Разбудите ее.

Нерисса присела рядом с Люси, смахивая волосы с ее лба.

— Это было бы неразумно.

— Неразумно было бы не подчиняться мне, — ответил он голосом, от которого у меня по спине пробежала холодная дрожь. — Разбудите ее, чтобы она могла встретиться со своим испытанием.

— Правила запрещают подвергать больных солдат этому испытанию.

— Правила запрещают, — прошипел он.

— Я могу процитировать параграф, если вы забыли, полковник, — спокойно сказала ему Нерисса.

32
{"b":"589791","o":1}