ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тихий смешок донесся из толпы.

— Она не больна, — сказал полковник Файрсвифт, и в его голосе звенела ярость. — Она потеряла сознание.

— Что является симптомом ее болезни.

— Какой болезни?

— Драконья Лихорадка.

— Драконья Лихорадка?

— Простыми словами, грипп, полковник.

Он презрительно усмехнулся.

— Это невозможно. Солдаты Легиона не подхватывают обычные болезни. Мы бессмертны.

— Если вы бессмертны, это еще не значит, что вы не можете подхватить насморк, — ответила Нерисса. — Или другие недуги. Как вы, должно быть, помните по своему визиту в прошлом году, когда я позаботилась о вашей маленькой… проблеме.

Лицо полковника Файрсвифта покраснело как пламя ада. Нерисса наблюдала за ним с абсолютной безмятежностью, ее губы изогнулись в вызове, как будто если он надавит, она огласит на всю комнату, что за недуг у него был.

— Уберите ее отсюда, — сказал полковник Файрсвифт, отворачиваясь от Нериссы.

От чего бы она его ни лечила, видимо, он слишком стеснялся посмотреть ей в глаза. Похоже, даже у полковника есть свои слабости. И я намеревалась узнать, в чем они заключались.

Нерисса подняла Люси на руки и вынесла из зала торжеств. Я издала безмолвный торжествующий клич. Мой друг в безопасности — по крайней мере, пока. Но мы должны вернуть Неро.

Дрейк наступил мне на ногу, и я осознала, что все в комнате таращатся на меня. Со своего высокого места на сцене полковник Файрсвифт наблюдал за мной с мрачным торжеством. Должно быть, он назвал мое имя, пока я потерялась в мыслях. Я постаралась выглядеть уверенно, пока шагала к сцене.

— Последнее испытание этой церемонии, — заявил полковник Файрсвифт на всю комнату с холодной, темной улыбкой.

Я подозревала, что порядок был умышленным. Он хотел, чтобы я видела, как люди умирают, чтобы я в конце концов осознала собственную смертность, поняла, что могу умереть на любом уровне. Это еще одна из его ментальных манипуляций.

— Тоже валишься от гриппа? — спросил он меня, вызывающе усмехаясь.

Я парировала широкой улыбкой.

— Нет. Я абсолютно здорова.

Я отказывалась позволять ему добраться до себя. Я справлюсь. Я должна спасти Зейна и не собиралась позволять какому-то глупому Нектару победить меня. Мое тело было предназначено для Нектара. Я могла это сделать. Нет проблем.

— Испей Нектар богов, — сказал полковник Файрсвифт. — Поглоти магию их третьего дара. Позволь ей наполнить тебя, сделать тебя сильнее во имя грядущих дней.

— Во имя грядущих дней, — повторили все.

Я приняла протянутый мне кубок и выпила его до последней капли. Сладость Нектара воспламенила мои чувства, пробуждая меня. Это самое совершенное и самое вкусное, что я пробовала. Я упивалась эйфорией магии, которую мне суждено было получить.

А потом я содрогнулась. Сладость обожгла мой рот, превращаясь в кислоту. Вместо сладкого экстаза Нектар ощущался ядом, каковым он и являлся. Мое горло горело, кровь кипела, я пошатнулась. Моя голова закружилась. Я тонула.

Это конец? Так себя чувствовали другие перед тем, как Нектар их убивал? Я рухнула на землю, конвульсивно содрогаясь. Агония бушевала в моем теле. Мне казалось, будто меня выворачивают наизнанку. Я ощутила, как грудь пронзило внезапным уколом боли, а потом тьма поглотила меня.

Глава 13

Из рая и ада

Мне снилось, что я была ангелом, летящим на серебристых крыльях, мои рыжие волосы развевались на ветру. Я шла по улицам золотого города, глядя на красно-оранжевое небо. Почва под ногами вздрогнула от судорог земли, когда другой ангел приземлился рядом со мной. Он опустился на одно колено.

— Сиерра, — сказал он.

— Почему ты преклоняешься передо мной, Кэлин? — спросила я его. Он делал это с самой первой нашей встречи, и неважно, сколько бы я ни молила его остановиться, он просто продолжал.

— Потому что ты Хранитель, — сказал он. — Ты наша спасительница.

Я не чувствовала себя спасительницей. Я чувствовала себя… потерянной. Как будто я унаследовала чужую судьбу, как будто меня зашвырнули на войну, которой я не понимала, войну, которая бушевала с самого рождения магии.

— Сиерра, мы должны поторопиться, — Кэлин взял меня за руку, ведя к вратам Сокровищницы. — Они идут. Ты должна надеть броню и взять орудия рая и ада. Ты должна спасти нас всех.

***

Я проснулась на больничной койке, чувствуя себя так, будто меня освежевали и оставили обгорать на пылающем солнце. Я была одна в темной комнате. Снаружи над городом ярко светила полная луна, смешиваясь с огнями города из миллионов разных источников.

Я сумела сесть, но за каждый дюйм мне пришлось бороться. Мой лоб погладила рука. Я повернула голову и увидела Неро, сидевшего на стуле возле моей кровати.

— Привет, — сказала я дрожащим голосом.

— Привет.

Несколько минут мы молча смотрели друг на друга: я — потому что больно было говорить, Неро — потому что, ну, он же Неро.

— Я получил твое сообщение, — наконец, сказал он.

Я сумела выдавить усмешку — ну, или полу-усмешку.

— Которое?

— Все двадцать две штуки. Должно быть, ты действительно по мне скучала.

— Ну, ты только посмотри, что случается, когда тебя нет.

Неро стиснул челюсти.

— Я так понимаю, ты слышал об изменениях, которые полковник Файрсвифт внедрил здесь.

— Да.

— А Никс?

— Да.

— И? Что она делает, чтобы его остановить?

— Ничего, — это слово повисло между нами как камень. — Он следовал ее приказам обеспечить больше солдат высших уровней. Прошлой ночью сорок два солдата получили повышение.

— И двенадцать человек умерли, — прорычала я. — Это не новобранцы, Неро. А состоявшиеся солдаты Легиона.

— Никс не уточняла, как именно он должен обеспечить ей больше солдат высших уровней. Он выбрал людей, которые, по его мнению, имели большие шансы выжить, и добавил их в список на повышение. А потом он выбрал тех, кого посчитал слабыми звеньями.

Люси.

— Никс довольна результатами, — сказал Неро.

— Довольна? — ахнула я, чувствуя, как пересохшее горло обжигает отвращением. — Она довольна двенадцатью бессмысленными смертями?

— Полковник Файрсвифт пошел на риск, и он окупился. Никс считает это приемлемыми потерями.

— Как она может?

Я невольно чувствовала себя преданной. Полковник Файрсвифт был жестоким, бессердечным ангелом, но Никс должна быть из хороших. По крайней мере, я так думала.

— Никогда не забывай, что Никс — не такая как мы, — сказал Неро в ответ на мои невысказанные мысли. — Она рождена ангелом и с рождения одной ногой находится в мире богов. А для богов это допустимые потери.

— Значит, можно ожидать, что «допустимые потери» полковника Файрсвифта станут частым гостем в этом офисе?

— Я надеюсь к тому времени вернуться.

— Так ты еще не вернулся?

— К сожалению, нет. Я всего лишь пришел проведать тебя. Я слышал, что произошло, когда ты вчера утром выпила Нектар.

— Так значит, прошло почти два дня.

— Да.

— Это объясняет то, почему я умираю с голода.

Неро протянул мне плитку шоколада.

— Съешь это. Будешь чувствовать себя получше.

Я откусила небольшой кусочек. Шоколад растаял у меня во рту, и я почувствовала, как меня наполняет новая энергия. Возможно, после нескольких укусов я снова почувствую себя живой.

— Что произошло вчера утром, Неро? Когда я раньше пила Нектар, все было абсолютно иначе.

— Каждый раз, с каждым уровнем все иначе.

— Но не настолько. Раньше я пьянела от Нектара, а теперь потеряла сознание. И на вкус Нектар был… другим.

— А именно?

— Поначалу все было так же, сладко и вкусно. Но потом он испортился, превратившись в кислоту. Я чувствовала, будто все мое тело горит агонией. Как будто меня варили заживо.

— Когда ты впервые попробовала Нектар, тебя стошнило, — напомнил мне Неро.

33
{"b":"589791","o":1}