ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кончик меча вырвался из его груди, пронзая его сзади насквозь. Он замертво рухнул на землю. Мой взгляд взметнулся вверх, ожидая увидеть Неро. Но это был не Неро. Они с Дамиэлем все еще сражались наверху.

Секунды тянулись. Мой разум пытался оставаться в сознании. Кровь лилась из моего тела. Я моргнула.

— Как вы сюда попали? — спросила я, снова моргая.

Мой разум сделался медленным и не мог осмыслить увиденное. Он был одет в оружия ада и рая. Серебристая броня облегала его широкое мускулистое тело так же идеально, как она подходила Сиерре. Он держал в одной руке щит, в другой — меч.

— Я не позволю никому и ничему встать между мной и моими реликвиями, — сказал Вэлиант.

На мече полыхнуло пламя, его глаза загорелись ненавистью.

— Спасибо тебе, Леда, — сказал он. — Я бы не справился без тебя.

Затем он взмахнул мечом, устремляя убивающее ангелов пламя на двух сражавшихся ангелов.

Глава 19

Беспомощность

Целился он дерьмово. Пламя не попало в ангелов, но привлекло их внимание. Неро и Дамиэль прекратили драться. Неро вырвался из транса, в котором пребывал, и замер опасно неподвижно, увидев, что Вэлиант надел оружия ада и рая.

Вэлиант не тратил время на насмешки. Он перешел сразу к смертоносным ударам. Он взмахнул мечом, вновь посылая в ангелов синее пламя. Дамиэль воспользовался своей магией, чтобы заблокировать удар. На удивление, его заклинание рассеяло синее пламя. Разве магия меча не должна быть сильнее магии ангела?

Вэлиант, видимо задавался тем же вопросом.

— Ты почему не работаешь нормально? — потребовал он, тряся меч. — Возможно, ему нужно разогреться.

Неро и Дамиэль не дали ему шанса проверить эту теорию. Они ударили по нему магией, пытаясь выбить меч из его руки. Телекинетические заклинания бесполезно скользнули по серебряной броне. Она, казалось, работала отлично. Она должна была нейтрализовать вражескую магию.

Воодушевившись работой доспехов, Вэлиант швырнул в ангелов больше синих огненных шаров, но супер-щит Дамиэля держался.

— Кажется, ты делаешь что-то не так, — прокомментировала я.

— Заткнись, — он снова потряс мечом.

Он сосредоточился на мече. Он не смотрел на ангелов. Дамиэль показал Неро зайти справа, и Неро кивнул.

Я была не в состоянии драться, особенно против реликвий рая и ада. Я знала, что должна отвлечь Вэлианта, чтобы ангелы могли перемещаться незамеченными. Это я могла. Говорить-то я умела. По крайней мере, разговоры помогали мне оставаться в сознании, помогали мне бороться с теплой волной летаргии, поглощавшей мое тело по одному мускулу за раз.

— Это ты нанял этих вооруженных мужчин, которые наняли Осириса, чтобы найти реликвии. И Легион ничего не заподозрил?

Это было приглашение рассказать, насколько он умен. Злодеи такое любили. Конкретно этот злодей уделил немало времени планированию и плетению интриг. Он обдурил целый Легион и умирал от желания подуть в рожок своей славы.

И он клюнул.

— Вы в Легионе делаете хороших солдат. Мощных, могущественных монстров. Но вы не думаете. Вы не умны. Остальные ослеплены долгом, честью и амбициями. Но не ты, Леда. Ты просто наивна. Обдурить тебя было несложно. Направить тебя туда, куда мне нужно, оказалось так просто.

Я сверлила его взглядом.

— Я сказал тебе все, что тебе нужно было знать, шаг за шагом, чтобы ты сделала то, чего я от тебя хотел. Ты же не думала, что я случайно поделился с тобой этой строчкой поэзии — ключом к загадке? Это ты должна была открыть дверь. Я слышал о тебе, Леда Пирс. О том, что ты сделала. О твоей магии.

— Светлой и темной.

— Да, светлой и темной — идеальный сосуд для воспоминаний о реликвиях ада и рая, — сказал Вэлиант. — Легион высокомерен и привык к тому, что им все понятно, что они все могут контролировать. Черное и белое. Они ничего не видят за пределами своей тщательно разработанной иерархии, своего устаревшего видения мира. Они не умеют читать между строк. Они не видят, какая ты особенная. Но я знал. И как только я прочел то стихотворение, я понял, что мне нужно, чтобы ты открыла путь. Провела меня к реликвиям.

— Твои нанятые бандиты говорили о заклинании, которое разблокировало мои воспоминания?

— Еще одно знание, которое я почерпнул из своих исследований, — он улыбнулся так, будто восхищался собственной гениальностью. — Они сотворили заклинание, когда мы впервые пришли на руины. Это разблокировало твои воспоминания, которые Нектар уже поднял к поверхности твоего разума, — он улыбнулся мечу. — Наконец-то, после всех этих лет, он мой.

Вэлиант взмахнул мечом, рассекая воздух. Магия окутала клинок, усиливая его удар. Он сумел ранить обоих ангелов, и они отлетели к стене, стискивая зубы от боли. Два ангела, верхушка Легиона, такие сильные, и оба едва сдерживались, чтобы не закричать от агонии.

— Возможно, он все же работает. Этот меч способен убить бессмертного, — насмехался над ними Вэлиант. — Это делает меня могущественным, могущественнее ангела. Я — бог. И я разрушу богов и демонов их собственным оружием.

— Что случилось много лет назад? — спросила я, отвлекая его внимание на себя. Мне больше всего хотелось побежать к Неро, убедиться, что он в порядке, но я должна была заставлять пилигрима говорить. Мне надо было дать ангелам шанс исцелиться.

— Я вижу боль в твоих глазах, Вэлиант, — сказала я. — И ненависть. Почему ты так сильно их ненавидишь? Ты служишь богам.

— Те, кто служит богам, страдают сильнее всех. Моя жена и сестра умерли в услужении богам — две бессмысленные смерти в войне титанов, жертвы монстров, которых боги и демоны спустили на Землю. Все мы вышли туда, отвлекая монстров от города. Вернулся лишь я.

— Ты чувствуешь вину, потому что ты один выжил, — осознала я.

— Нет, — Вэлиант все отрицал. — Я не чувствую вины. Я в ярости.

Но я видела это в его глазах. Он не мог вынести того, что выжил, а его близкие погибли. Я почти пожалела его — если бы не тот факт, что он собирался выйти и убить кучу людей.

— Я был беспомощен, не имея возможности их спасти, — сказал Вэлиант. — Но теперь я не беспомощен. Ни теперь, ни когда-либо еще. Я прорвусь сквозь армии рая и ада. Я сброшу богов и демонов с их тронов. Я уничтожу монстров и верну Землю человечеству.

Я сомневалась, что кто-нибудь переживет такую войну. Война, основывающаяся на мести — это замкнутый круг. Она будет длиться и длиться, пока не умрут все без исключения.

Неро и Дамиэль приблизились к Вэлианту с обеих сторон, не давая ему возможность воспользоваться мечом против их обоих. Почувствовав смертоносный укус клинка, теперь они стали осторожнее. Они уворачивались от его ударов, но магия меча сделала Вэлианта сильным и быстрым как ангел. Лишь вопрос времени, когда он вновь прольет кровь.

На меня нахлынуло воспоминание. Ангел напал на нее с ее же мечом.

Вэлиант полоснул по груди Неро, разрезав кожу. Я вскрикнула.

Она подняла голову, увидев собственную смерть в глазах ангела. Меч опустился — а потом просто остановился, застыв. Он боролся с ним. Он боролся на стороне своего истинного хозяина. Он развернулся и ударил нападавшего в грудь.

Я побежала вперед, взывая к мечу в руке Вэлианта, к украденному оружию, которое никогда не предназначалось для него. Меч вылетел из его руки.

— Что происходит? — возмутился Вэлиант.

Я продолжала двигаться, вспышка адреналина приглушила боль.

— Они не твои.

Щит вонзился в землю. Вэлиант потянул за него, но он не поддался.

— Они видят ненависть в твоем сердце, — сказала я.

Броня изменилась, сгибаясь. Сжимаясь.

— И они не желают в этом участвовать.

Руки Вэлианта вскинулись к застежкам доспехов, пытаясь их расстегнуть. Серебристый металл засветился.

— Что ты со мной делаешь?! — взвыл он, колотя себя в грудь и отчаянно пытаясь выбраться из доспехов.

Меч взлетел в воздух и вонзился в его шею. Доспехи раскрылись, и тело Вэлианта рухнуло на пол.

45
{"b":"589791","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поцелуй под омелой
Чужая кровь
Игра престолов
Рогора. Дорогой восстания
Цепь
В тени сгоревшего кипариса
Безродная. Магическая школа Саарля
Зорге. Загадка «Рамзая». Жизнь и смерть шпиона
Шанс переписать прошлое