ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взгляд Дамиэля метнулся от меня к мертвому Пилигриму и груде оружия позади него.

— Впечатляюще, — он потянулся к оружию.

Неро добрался до них первым. Дамиэль не попытался его остановить, когда Неро поднял их с пола.

— Тебе придется объяснять знатный беспорядок, — заметил Дамиэль.

— Осирис Уордбрейкер и Вэлиант отправились за реликвиями. Их силы сошлись в схватке. Вэлиант умер, — сказал мне Неро.

— А что насчет Осириса?

Неро наградил своего отца тяжелым взглядом и сказал:

— Мятежный ангел тоже умер. Магия доспехов взяла верх и убила его после того, как он убил пилигрима.

— Возможно, ты все-таки понимаешь, что такое верность семье, — сказал Дамиэль.

— Прекрати болтать, — сказал Неро отцу и бросил мне моток веревки. — Свяжи его этим. Веревка достаточно сильна, чтобы удержать ангела. Чем сильнее он борется, тем сильнее она вытягивает его магию.

Дамиэль с безмолвным весельем наблюдал, как я связываю ему руки.

— Реликвии рая и ада были разрушены, — сказала я Неро. Если Легион заполучит эти орудия, власть разрушит их изнутри, обращая ангела против ангела.

— Согласен, — сказал Неро, запихивая их в мешок.

Комната выбрала именно этот момент, чтобы накрениться. Неро поймал меня прежде, чем я упала. Его губы поджались, когда он увидел огнестрельную рану на моем животе. Остальная часть меня, наверное, выглядела не лучше.

Он положил руку на мой живот, и его магия хлынула в меня.

— Держись, Леда.

Все потемнело. Я ослепла.

— … не исцеляется.

— Это было бессмертное оружие.

— Ты не умрешь, — сказал мне Неро.

Мое тело онемело.

— Ты все еще должна спасти Зейна. Я приказываю тебе не умирать.

Я уцепилась за эту мысль, вытаскивая себя обратно к боли.

— Раскомандовался, — пробормотала я.

Неро поцеловал меня влажными от собственной крови губами. Одна капелька попала на мой язык, встряхивая меня, как доза чистого кофеина. Я подняла веки, посмотрев в глаза Неро.

— Я снова вижу, — сказала я.

— А ходить тоже сможешь?

Я поднялась на ноги, покачиваясь, но не падая.

— Нам нужно вытащить твоего отца и реликвии так, чтобы не увидел полковник Файрсвифт?

— Его отряды снаружи Врат.

— Здесь есть секретный проход.

Я прижала ладонь к стене, на которой не было ни одного символа. Я повела их через проход, которым много раз пользовалась Сиерра, надеясь, что с тех пор он не обвалился.

Проход оставался свободным. Он вывел нас на край города. Позднее, когда мы ехали на мотоцикле Калли по Черным Равнинам, я осознала, что это была одна из немногих вещей, которые пошли по плану за всю эту неделю.

Зажатая между Неро и Дамиэлем на сиденье, я то уплывала, то возвращалась в сознание. Я смутно помнила, как мы входили в мой дом, но не имела ни малейшего представления, как мы миновали солдат на стене.

Я слышала, как Калли орала на Неро за то, что я едва не погибла. Я хотела сказать ей, что это не его вина, но не могла пошевелить языком. Мои веки отяжелели, и я провалилась в сон без сновидений.

Глава 20

Откровение

Белла сидела рядом со мной, меняя мои повязки, когда я очнулась в собственной постели. Моему телу стало немного лучше, но разум и магия пребывали в таком состоянии, будто их пропустили через блендер.

— Он не может оставаться здесь, — голос Калли проплыл в приоткрытую дверь спальни. — Он слишком опасен.

— Я перевезу его, — ответил Неро. — Это временно, пока Леда не сможет вновь передвигаться.

— Мы сами позаботимся о своих.

— Я ее не оставлю. В последние два раза, когда мы расставались, она едва не умерла.

— Этого не случится здесь, — ответила Калли.

— Я остаюсь. Я тоже забочусь о своих людях.

— Она больше не один из твоих солдат.

— Она намного больше, чем солдат.

Белла провела полотенцем по моему лбу.

— Просто отдыхай. Ты в безопасности, — сказала она успокаивающим тоном.

Я закрыла глаза. Когда я очнулась в следующий раз, возле моей кровати сидел Неро. Он выглядел так, будто не спал несколько дней.

— Как ты себя чувствуешь?

— Нормально.

— Она сильная, — крикнул Дамиэль с другого кресла.

— Прошу прощения, что он здесь, — сказал мне Неро. — Я должен приглядывать за ним на случай, если он попытается что-то вытворить.

— Что я вытворю с этими узами, которые блокируют мою магию и ограничивают движения? — спросил Дамиэль. — Да я зудящее место целый час почесать не могу.

— Ты думаешь, это смешно? — прорычал Неро. — Она в таком состоянии из-за тебя. Она едва не умерла.

— Я в нее не стрелял, — Дамиэль посмотрел на меня. — Я рад, что ты выжила. Ты заставляешь моего сына действительно что-то чувствовать. Он так долго от всего закрывался.

— Не разговаривай с ней так, будто она твой старый друг. Ты пытал ее, садистский мудак.

— А ты не разговаривай со мной таким тоном. Я все еще твой отец.

— Нет, ты не мой отец. Ты ничто. Ты мертв. Ты был мертв две сотни лет. Жаль, что ты не остался среди мертвых.

— Я делал то, что должен был. И тогда, и сейчас. И не все так просто, как тебе кажется, — сказал Дамиэль. — Прекрати разводить мелодраму, Неро. То, что я сделал — это не пытки. Я знаю, ты знаешь, как выглядят настоящие пытки, потому что я брал тебя посмотреть, когда тебе было пять лет.

Фу. Вот вам и день на работе с папочкой в стиле Легиона Ангелов. Насколько же это извращенно. Неудивительно, что у мальков Легиона бывают проблемы.

— То, что я сделал, разблокировало ее воспоминания, — продолжал Дамиэль. — Это означало сломать ее физически. Ты делал это с ней и с бесчисленным количеством новобранцев на протяжении многих лет. Ты ломал их, чтобы они могли найти что-то в себе. Особенную силу. Это то же самое.

— Это абсолютно другое, — возразил Неро. — Потому что ты наслаждался этим.

— Прекрати пытаться подогнать меня под тот злобный образ, который живет в твоей голове, — сказал Дамиэль. — Это всего лишь работа, которую нужно было сделать. Ничего более, — он посмотрел на меня, как будто я могла подтвердить, что он не наслаждался, причиняя мне боль.

— Ты выглядел довольно убедительно, когда надирал мою задницу, — сообщила я ему.

— Я должен был выглядеть убедительно, — теперь он смотрел на Неро. — Я должен был убедить людей Вэлианта.

— Ты мог бы попросту их убить, — сказал Неро.

— Я их приберегал. Я не был уверен, что для открытия пути к реликвиям или разблокировки самого оружия не понадобятся человеческие жертвы. Они используются в древней магии. И кажется, ты не захотел бы, чтобы я использовал для этих целей твою девочку.

— Так я должен поблагодарить тебя за это?

— Да, это было бы уместно. И пока ты в нужном настроении, как насчет того, чтобы меня развязать? — он показал Неро свои связанные руки. — Это совершенно неподобающе.

Неро наградил его взглядом, который говорил, что скорее ад замерзнет, чем он его развяжет.

— Это правда, что ты сказал о человеческих жертвах? Они могут активировать магию? — спросила я Дамиэля.

— С некоторыми видами магии это срабатывает, обычно с объектами силы. Магия всегда имеет свою цену, но она не очень-то разбирается, кто эту цену платит, — он помедлил. — Но реликвии созданы из совершенно иного рода магии. Этот безумный пилигрим запятнал свой клинок ангельской кровью, и это не активировало магию. Но ты только посмотрела на них, и они подчинились твоим командам.

Я совсем не хотела думать об этом. Эти оружия были слишком опасны, чтобы ими кто-то владел. Мы должны были спрятать их — или разрушить. Часть меня протестовала против мысли об их разрушении. Возможно, это была та же часть, которая заставила оружия обратиться против Вэлианта и убить его.

Дверь скрипнула, и в комнату заглянула Калли.

— Первый Ангел шагает по нашему газону.

Неро поднялся.

— Сиди здесь и не высовывайся, — сказал Неро своему отцу.

46
{"b":"589791","o":1}