ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я медленно приподнялась. Прежде чем я успела далеко уйти, Неро наклонился и подхватил меня на руки. Входная дверь распахнулась как раз тогда, когда он опустил меня на один из диванов в гостиной.

— Останьтесь снаружи, — скомандовала Никс своим охранникам и закрыла дверь. Она последовала за Калли в гостиную.

— Первый Ангел, — сказал Неро, кланяясь.

Взгляд Никс метнулся от Неро ко мне, закутанной в одеяла на диване.

— Я бы поклонилась, но боюсь, что мои раны откроются, и я свалюсь без сознания к вашим ногам, — сказала я со слабой улыбкой.

— Все в порядке, дорогая, — ответила Никс. — Встань, Неро. У нас нет времени на глупые церемонии, — она села на диван напротив меня, наблюдая, как Неро садится рядом со мной. — Вы забыли, как лечить людей, полковник?

— Нет. Она была ранена бессмертным орудием. Рана исцеляется не так быстро, как должна.

— Бессмертное оружие, говорите. Что ж, полковник, ради обсуждения этого мы здесь и собрались, — она сложила руки на коленях. — Я получила ваш отчет. И отчет полковника Файрсвифта, — ее губы поджались в тонкую линию. — Они сильно различаются.

— При всем моем уважении к нему, полковник Файрсвифт любит выпендриваться, — Неро помедлил и склонил голову. — Первый Ангел.

Никс взяла печенье с блюдца на столе, рассмеявшись. Смех звучал искренне. Эта часть Никс мне нравилась.

— Что ж, давайте послушаем.

И мы рассказали ей историю, которую тщательно выдумал Неро. Она слушала молча.

Когда мы закончили, Никс смахнула с рук крошки от печенья и сказала прямо:

— Я этому не верю. Останки Осириса Уордбрейкера и Вэлианта подтверждают, что по крайней мере часть вашей истории — правда. Напомните-ка мне еще раз, почему от Уордбрейкера остался один лишь прах.

— Оружие, — сказал Неро.

— Ну конечно, — Никс помолчала. — А само оружие?

— Разрушено в ходе сражения.

— И вы ожидаете, что я поверю, будто оружие, выкованное в раю и аду, можно вот так просто разрушить?

Неро ничего не сказал. И я тоже. Мы оба согласились, что так будет лучше. Умничанье только навлечет на нас новые проблемы.

Никс вздохнула.

— Ну, полагаю, это к лучшему. Я лишь надеюсь, что это оружие не всплывет вновь, — она наградила нас тяжелым взглядом. — Ладно, теперь мы переходим к веселой части.

Это прозвучало зловеще.

— Я полагаю, вы оба помните наш последний разговор, так что это не станет сюрпризом, — сказала Никс. — Вы двое чините проблемы. Беспрестанно, — она взглянула на меня. — Ты плохо на него влияешь.

— Вообще-то, мне кажется, это он на меня плохо влияет.

Рука Неро сомкнулась на моем запястье.

Взгляд Никс опустился, замечая этот жест.

— Собираешься закрыть ее грудью, защищая от моего гнева? — спросила она, явно развеселившись.

— К счастью, кажется, это не понадобится.

— Действительно, — она перевела взгляд с меня на Неро, медленно и недоверчиво качая головой. — Что мне с вами делать?

Я не была уверена, был ли этот вопрос риторическим или настоящим. Я выбрала более безопасный вариант и держала рот закрытым.

— Неро, тебе надо было позволить полковнику Файрсвифту разобраться с ней, — сказала Никс.

— Он определенно пытался разобраться с ней.

— Что ты имеешь в виду?

— Она едва не умерла под его руководством. От Нектара.

— Многие люди умерли или едва не умерли той ночью, — заметила Никс.

— Потому что они были не готовы к Нектару. Не потому что их Нектар приправили Ядом.

В глазах Никс мелькнуло удивление.

— Ты уверен?

— Я пробовал ее кровь. Кто-то пытался отравить Леду, — Неро выгнул бровь.

— Это был не полковник Файрсвифт, — сказала Никс, улавливая намек. — Это нелепо. Ты позволяешь своим чувствам затмить твои суждения. Полковник Файрсвифт — верный солдат Легиона.

— Вы не хуже меня знаете, что его амбиции определяют его. Они направляют его действия. Он сделает что угодно, чтобы защитить свое наследие и наследие его семьи.

— Довольно, Неро. Вы двое всегда недолюбливали друг друга, но даже он не заходил так далеко.

— Я буду приглядывать за ним. И особенно за ней, — сказал Неро, переплетая свои пальцы с моими.

— Вскоре это станет весьма проблематично, — сказала Никс. — Слушайте, неофициально — вы двое проделали отличную работу. Вы уберегли реликвии от рук врагов, остановили мятежного ангела и остановили заблудшего пилигрима, располагавшего силой разрушить все, над чем мы работали. Если бы вы двое не действовали так быстро, сейчас мы могли бы находиться в гуще войны. Вы поступили правильно. Вы сильные, верные и находчивые. Даже слишком находчивые, если то, что я слышала от паранормальных солдат в городе, окажется правдой, — уголок ее губ дернулся. — Легиону повезло иметь вас в своих рядах.

Она помедлила, награждая нас тяжелым взглядом.

— Но официально я не могу сказать ничего в этом духе. Вы отправились туда самовольно, зная, что если бы вы пришли ко мне, я бы сказала вам позволить полковнику Файрсвифту разобраться с ситуацией. Вы двое вместе создаете проблемы. Вы взрывная комбинация. Я не могу держать вас в одном офисе. Я не могу оставить ее под твоим командованием, Неро. Так что я делаю единственное, что в моих силах.

— Меня переводят, — хмуро произнесла я.

— Нет, ты остаешься на прежнем месте, — сказала Никс к моему удивлению и повернулась к Неро. — А вот тебя переводят. И у меня есть подходящая должность, — она наградила его долгим тяжелым взглядом. — Вы получаете повышение. Мои поздравления, Генерал, — она подмигнула ему. — А теперь, — сказала Никс, вставая. — Я ожидаю увидеть тебя в своем офисе в Лос-Анджелесе этим же вечером, Неро, чтобы мы сумели обсудить детали твоего следующего назначения.

Затем она встала и вышла из дома. Как только она ушла, дверь моей спальни скрипнула, и Дамиэль вышел в гостиную.

— Я не мог не подслушать, — сказал он.

— Я не прочь его убить, — пробормотал Неро. — Или сдать его Никс.

— Ты не можешь взяткой убедить Первого Ангела позволить тебе остаться в Нью-Йорке, — сказал Дамиэль.

— Я определенно могу попытаться, — Неро посмотрел на меня. — Я должен был это предвидеть — мое повышение как способ решения проблемы.

— Не будь таким циничным.

— Такой настрой необходим в Легионе.

— Никс повышает тебя потому, что ты ей нужен, — сказала я.

— Знаю. Но она одновременно избавляется от проблемы.

Дамиэль схватил одну из печенек, которые так понравились Никс.

— Он прав. Убрав тебя из-под его командования, она позволяет этим очаровательным отношениям расцвести, — он посмотрел на Неро. — Это при условии, что ты сможешь хорошо себя вести и не станешь пытаться спасти ее при каждой возможности. И если ты переживешь церемонию. Десятый уровень — жестокая штука.

— И ты как всегда даешь лучшие ободряющие речи.

— Я могу помочь тебе подготовиться, — предложил Дамиэль.

— Мне не нужна твоя помощь.

Я сделала мысленную пометку выслушать советы Дамиэля. Я не собиралась терять Неро просто потому, что он слишком упрям, чтобы принять помощь.

— Никс права, знаешь ли, — взгляд Дамиэля перемещался между мной и Неро.

— Насчет чего? — нетерпеливо спросил Неро.

— Это не Файрсвифт отравил Леду. Он не мог. Ангелы не могут достать Яд. Но боги могут.

Выражение лица Неро изменилось. Он больше не выглядел злым. Он выглядел напуганным. Я никогда не видела его таким.

— Что такое? — спросила я Неро.

— Он осознал, что я прав. И что это значит, — сказал Дамиэль.

Я повернулась к Неро за разъяснениями, но он ничего не сказал. Так что я повернулась обратно к Дамиэлю.

— И что это значит?

— В лучшем случае — один из богов желает твоей смерти.

— И это «в лучшем случае»?

— Да. Когда дело касается богов, если ты привлекаешь их внимание, то смерть — это лучшее, на что ты можешь надеяться. Другая причина, по которой бог мог попытаться тебя отравить — это чтобы испытать тебя.

47
{"b":"589791","o":1}