ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исправь своё детство. Универсальные правила
Злой среди чужих: Шевелится – стреляй! Зеленое – руби! Уходя, гасите всех! Злой среди чужих
Творожные облака. Нежные пироги и сырники, чудесные начинки, волшебные блюда с творогом и не только
Прощай, Гари Купер
Жесткий менеджмент. Заставьте людей работать на результат
Homo Deus. Краткая история будущего
Работа со страхами. Самые надежные техники
Черная кошка для генерала. Книга вторая
Ночные кошмары!
Содержание  
A
A

Николь-1987     Charles Nicol. Nabokov and Science Fiction: «Lance» ln: Science Fiction Studies, 14, 1 (1987), 9–20.

Пайфер     Ellen Pifer. Nabokov and the Novel. Cambridge: Harvard University Press, 1980.

Проффер-1974     Carl Proffer, ed. A Book of Things about Vladimir Nabokov. Ann Arbor: Ardis, 1974.

Риверс-Николь     Nabokov's Fifth Ark: Nabokov and Others on His Life's Work. Eds. J. E. Rivers and Charles Nicol. Austin: Texas University Press, 1982.

РЛТ-1991     Russian Literature Tri Quarterly, 24, Ann Arbor: Ardis, 1991.

Розенталь     Лазарь Розенталь. Непримечательные достоверности // Наше наследие. 1991. № 1. 103–108.

Сведенборг     Documents Concerning the Life and Character of Emanuel Swedenborg. Collected by Dr. J. F. I. Tafel / Ed. By the Rev. I. H. Smith-son. Manchester: Joseph Hayward, 1841.

Сконечная     О. Сконечная. Набоков в Тенишевском училище // Наше наследие. 1991. № 1. С. 109–112.

Спильманн     М. Н. Spielmann, J. Dover Wilson, et al. Studies in the First Folio. London: Humphrey Mil-ford & Oxford University Press, 1924.

Poy     William W. Rowe. Nabokov's Spectral Dimension. Ann Arbor: Ardis, 1981.

Токер     Leona Toker. Nabokov: The Mystery of Literary Structures. Ithaca: Cornell University Press, 1989.

Фаулер     Douglas Fowler. Reading Nabokov. Ithaca: Cornell University Press, 1974.

Фильд-1967     Andrew Field. Nabokov: His Life in Art. Boston: Little, Brown, 1967.

Фильд-1986     Andrew Field. VN: The Life and Art of Vladimir Nabokov. New York: Crown, 1986.

Флоренский     Столпъ и утвержденіе Истины. Опытъ православной Ѳеодицеи въ двѣнадцати письмахъ. Свящ. Павла Флоренскаго. Москва: Путь, 1914.

Хайман     John G. Hayman. «A Conversation with Vladimir Nabokov — with Digressions». The Twentieth Century. № 166 (December 1959), 444–450.

Хьюз     Robert P. Hughes. «Notes on the Translation of Invitation to a Beheading». В сб.: Аппель-Ньюман, 284–292.

Шапиро     Gabriel Shapiro. The Sublime Artist's Studio: Nabokov and Painting. Evanston: Northwestern Univeristy Press, 2009.

Шраер     Maxim D. Shrayer. Nabokov and Bunin: The Poetics of Rivalry. In: The World of Nabokov's Stories. Austin: University of Texas Press, 1999.

Эшер     M. С. Escher. «Approaches to Infinity». In: The World of M. С. Escher. Ed. J. L. Locher. New York: Abradale Press, 1988.

Об авторе

Геннадий Барабтарло давно считается одним из ведущих ученых — специалистов в области набоковедения. Он владеет искусством разглядеть многозначительную подробность и в то же время увидеть всю картину целиком, в ее протяженности и глубине, — и дать ее описание на редкость богатым слогом.

Брайан Бойд,

Окландский университет, Новая Зеландия

Профессор Барабтарло — один из лучших читателей Набокова, единственный, кто сумел наглядно показать, что его сочинения следуют сложному чертежу, на котором русская литература соприкасается с британской, немецкой и французской… Работы профессора Барабтарло отличает счастливое сочетание вдумчивого исследовательского труда, острой, неординарной мысли и динамического здравого смысла.

Зоран Кузманович,

Колледж Дэвидсон, Сев. Каролина, США

Геннадию Барабтарло удалось разрешить главные загадки в бесконечно сложном искусстве Набокова: он обнаружил и описал некое, говоря метафорически, подспудное «смысловое поле» — например, тройственный состав движения тайных набоковских тем.

Омри Ронен,

Мичиганский университет, США

Эта книга дает определения не только композиционной и эстетической практике Набокова, но и его всестороннему мировоззрению: мистически окрашенному видению мира, нашего смертного существования и запредельного бытия, — с возвратом по спирали к художеству.

Пекка Тамми,

Таммерфорсский университет, Финляндия

Сочинение Набокова - i_017.jpg

Комментарии

1

Эпиграф: «…Созерцал заключенные души, в направлении к горнему Свету / бредущие…» — Энеида, Песнь Шестая, 680–681. Перевод мой.

2

В «Пнине», в конце шестой главы, которой собственно заканчивается поступательное повествование, читатель в последний раз видит героя, который, узнав, что отрешен от места в университете, в великом разстройстве и смятении пишет письмо Гагену, своему «другу» и заведующему кафедрой. Оно начинается характерной опиской: «Позвольте мне рекапути… [зачеркнуто] рекапитулировать…», добавляющей еще и щепоть немецкой темы в этот каламбур.

3

Ср. важную фразу в раннем разсказе «Рождество», в котором ослепленный своим горем герой не замечает тайного смысла происходящего: «…Смерть, тихо сказал Слепцов, как бы кончая длинное предложение».

4

Мне уже случалось писать, что В. Е. Набокова — и лучше ее никто таких вещей не знал — считала, что этой строчкой из раннего стихотворения Набокова следует называть по-русски его Transparent Things, а не теми неловкими способами, которыми его простодушно передают даже старательные переводчики. Трудность здесь многоярусная, оттого что в этой книге не только предметы прозрачны для повествователей, но и сами эти духи — тоже things в полушутливом английском хождении этого слова — прозрачны для взора героя (и читателей). Здесь перелив смысла в обоих направлениах, что почти никогда не поддается обычному переводу.

Фраза взята из стихотоворения 1930 года «Будущему читателю». Вот последняя строфа из него, где можно видеть те же аттрибуты потустороннего дуновения, что и в одном месте «Дара» (см. примеч. >>>): окно, ветерок, быстрый хлад призрачного присутствия. Последние слова пародируют последнее слово Сильвио из «Выстрела»:

Я здесь с тобой. Укрыться ты не волен.
К тебе на грудь я прянул через мрак.
Вот холодок ты чувствуешь. Сквозняк
Из прошлого… Прощай же. Я доволен.
(СТ, 230).

5

Прежде было в моде стачивать эту несложную мысль до полного исчезновения всякого смысла, предлагая считать Цинцинната, «неудавшегося писателя», автором всего романа. Первым эту нелепость предложил Андрей Фильд в своей первой книге о Набокове 1967 года, после чего она стала пользоваться успехом у американских аспирантов одного поколения, но потом заглохла, уступив место гораздо более скандальным предположениям. Мысль эта (мол, поведение героев Набокова объясняется их положением посредственного, неудавшегося художника с претензией) столь же соблазнительна, сколько и неглубока, и ее надо сторониться именно оттого, что Набоков иногда на нее как бы наводит критика (особенно из числа неудавшихся художников с претензией). В «Лолите» есть курьезный этому пример, когда Гумберт уверяет несчастную, возмущенную Шарлотту, обнаружившую его откровенные записи, что это «всего лишь наброски для романа», и хотя внутри романа это звучит очень неловким оправданием, на взгляд извне это ведь чистая правда (даже если не знать, что с этих именно набросков Набоков начал сочинять свой роман).

82
{"b":"589795","o":1}