ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Исчерпав аргументы, принцы почесали в затылках и заключили пари. Общим голосованием выбрали самую-несамую феечку на крыше (ей оказалась курносая, толстенькая феечка вентиляции) и предложили принцу-теоретику доказать свои слова на опыте. Вот тебе, милый, дама, вот тебе год сроку — и посмотрим, удастся ли сделать красавицу из унылой простушки. Принц зарделся, как маков цвет, и пари принял.

Сперва он пробовал ухаживать так, как принято на крыше. Пел серенады под окнами, присылал букеты цветов, исполнял прекрасные рондели, лэ и баллады посвящая их некоей Ф.В., дрался на дуэлях в её честь, но феечку это почему-то не трогало. Она пряталась под кровать, затыкала ушки берушами (будем честны, с голосом принцу не повезло), не прикасалась к букетам и не выглядывала в окошко. Она была очень скромной и к вниманию не привыкла.

Некрасивых феечек, как вы уже давно выучили, не существует, но милашки, красавицы, прелести, прекраснейшие и бесподобные встречаются в равной пропорции. Симпатичных веснушек, серых веселых глаз и трудолюбивых пухлых ручек феечки вентиляции на крыше просто не замечали — рядом всегда рисовался кто-то поинтереснее. Наша феечка отлично умела делать из ничего салаты и шляпки, вышивать звездочкой по облакам узорчатые полеты и в мгновение ока превращать затхлый воздух в свежий — и только. К тому же волосы у неё были рыжими, как морковка, да и росточком она не вышла. Принцы приглашали её, только если всех дам уже разобрали, а на фигурный танец нужна была пара. Другие феечки сочувственно шептались за спиной, давали поносить самые лучшие платьица и знакомили с новенькими принцами — им было искренне жаль подружку. Но ничего не выходило — наша феечка оставалась одна. И внимание принца она поняла как насмешку, неудачную шутку, думая, что Ф.В. это феечка водопровода или феечка вороньего шалаша, а на ней просто оттачивают мастерство.

Время шло, принцы уже втихую подсмеивались над неудачливым спорщиком (посмеиваться громко решались немногие — как вы помните, он был отчаянным дуэлянтом). Зима сменилась весною, на мягких лапах к крыше подкрался апрель, а с ним и пора Большого Турнира и Весеннего Бала — праздников, к которым полгода готовятся, а ещё полгода потом обсуждают. Принцы скакали на деревянных лошадках, рубились почти всамделишными мечами, кидались мячом в кольцо и кувыркались на трапеции. Самый сильный, отважный и ловкий принц выбирался королем бала и приглашал на первый весенний вальс свою королеву — самую красивую феечку в самом нарядном платьице. Сколько иголок ломалось, сколько шелка рвалось впустую, сколько бабочек, птичек и рыбок позировало для портних и соглашалось украсить прически — словами не передать. Говорят, некоторые феечки к весеннему балу даже вылезали из кожи вон, чтобы моложе выглядеть, но это, наверное, уже сказки.

Наша феечка не старалась особенно — её платьице было зеленым, словно болотный мох, в котором прячутся золотистые светлячки, а в прическу она приманила бирюзовую стрекозу. Танцевать она все равно любила и с удовольствием предвкушала, как помчится в кадрили, застучит каблучками в польке. Да и турнир был не самым противным зрелищем.

Все собрались, как только вышла луна, ни одна феечка не опоздала занять местечко. Самый маленький принц протрубил в горн — вперед, во славу любви. Много было сломано копий, палок от швабр и грандиознейших планов. Победил на турнире наш принц — он всегда был хорошим спортсменом, а обида на вредных насмешников подбавила ему сил. Под приветственные крики и звонкие тру-ту-ту герольдов он трижды объехал ристалище на верном деревянном коне. Феечки замерли в предвкушении Самой Главной Минуты, но победитель упрямо заявил, что назовет королеву только перед началом бала. От волнения некоторые феечки растеряли бабочек и щеглов с причесок и успели тихонько поплакать в укромных уголках. Принцы шептались — кое-кто думал, что победитель, позабыв про пари, пригласит одну из блистательных первых красавиц. А тем временем в бальной зале волшебной страны уже зажгли свечи, и музыканты расселись на хорах.

Распорядитель бала вывел нашего принца на середину и прошептал что-то ему на ухо. Принц откашлялся и звонко-звонко сказал:

— Приглашаю на первый весенний вальс самую красивую, умную, добрую и замечательную феечку в этом зале — королеву вентиляции. Корону мне!

Кое-что он напутал, про «нарядную» вовсе забыл, но все так удивились, что не заметили. Покраснев от смущения, наша феечка вышла на середину комнаты, распорядитель поднес корону из яблоневых цветов, принц увенчал свою даму, поцеловал ей ручку, поклонился — и грянул вальс. Зеленый бархат колыхался над скользким паркетом, хрустальные туфельки и начищенные ботфорты согласно топали «раз-два-три». Рыжие волосы феечки стали вдруг золотистыми, серые глазки блеснули драгоценными камешками, грациозные крылышки затрепетали. Чудо случилось у всех на глазах, нарядные феечки прятали личики в кружевные платочки и всхлипывали, принцы подкручивали усы и завистливо думали «где были мои глаза». Кто бы спорил, корона тоже была волшебной и могла превратить хорошенькую малютку в прелестную, а прелестную в обворожительную, но так далеко её магия не простиралась. А наша феечка не думала ни о чем кроме музыки.

Когда вальс отзвучал, целая очередь принцев выстроилась, чтобы отметиться в бальной книжечке королевы. Она не пропустила ни одного танца, только обмахивалась веером и краснела. Но после бала провожал её все-таки наш принц. С того дня они больше не разлучались. Презрев традиции, наша феечка отказалась томить принца сто лет, дело явно шло к свадьбе. А всех остальных кавалеров она игнорировала так бесповоротно, что один плохо воспитанный принц обиделся. Он дождался, когда жених уедет за обручальными кольцами, подкрался к домику феечки и кинул маленьким камушком ей в окошко. А когда феечка выглянула, спросил её гадким шепотом:

— А знаете ли вы, восхитительная феечка, как жестоко надсмеялся над вами ваш так называемый принц?

— Нет, — сказала феечка и затрепетала крылышками.

— Он заключил на вас пари! Все принцы на крыше голосовали, выбирая самую-несамую феечку, а когда выбрали небезызвестную Ф.В., он на спор согласился за ней ухаживать. Вы, конечно, напридумали себе всякого! А могли бы выбрать самого правдивого кавалера на этой крыше, — невоспитанный принц скромно потупился.

На одну маленькую секунду волосы феечки потускнели, и румянец сбежал со щек, но она улыбнулась:

— Я все знаю. Принц признался, когда провожал домой после нашего первого бала. А ещё он сказал, что давным-давно полюбил меня, ещё до ваших дурацких споров, но стеснялся подойти близко. Если бы не пари, я никогда бы не стала счастливой! Так что — благодарю!

Феечка взмахнула волшебной палочкой, и в руках у ябеды оказался букет котят. Очень громких и очень когтистых, честное слово. Потом она закрыла окошко и продолжила вышивать что-то миленькое, напевая себе под нос. Её самый лучший на свете принц вот-вот должен был вернуться.

…Не всякая ложь — неправда…

Семнадцатая сказка

Для тех, кто умеет летать, очень вредно с высоты падать на землю. Переломанные крылья срастутся, а вот страх и обиду забыть нелегко. Феечка светлой мансарды, веселое и очаровательное создание, никогда в жизни не думала, что с ней может произойти такое несчастье. Она вообще ни о чем плохом не думала — беззаботно порхала над крышами, танцевала на балах до утра, кокетничала с принцами, болтала с подружками-феечками, обожала пушистых кошек и мороженое с цукатами. Все любили милую феечку, даже самые завистливые соседки не завидовали ей, даже самые вредные крысы не грызли её розовый зонтик или прелестную сумочку, если феечка впопыхах забывала убрать вещи из садика. Воробьи и синички прилетали к ней поутру поклевать крошек лакомого печенья, крышные кошки с котятами приходили по вечерам за сметанкой. И ничто не предвещало беды.

Наша феечка солнечным днем собралась на соседнюю крышу — навестить подружку и полюбоваться на её подвенечное платьице, сшитое — подумать только — из лепестков майской черемухи. Она знала, что днем летать лучше не стоит, но решила, что никто с земли не разглядит её, такую маленькую, особенно если быстро-быстро махать крылышками. И в самом деле, никто её не разглядел — даже один скверный мальчишка, который выстрелил камешком из рогатки, чтобы сбить с проводов скворца. В птицу он не попал, а вот в феечку, к сожалению, да. Оглушенная феечка полетела вниз, кружась, как листок, и упала в грязную противную лужу. Она так перепачкалась, что узнать в ней волшебное существо было просто немыслимо — и к лучшему, вдруг мальчишка посадил бы её в клетку или продал в магазин. Но помочь ей днем тоже никто не мог.

17
{"b":"589797","o":1}