ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Кошка проснулась, она сначала не поняла, что происходит. Вся её шерсть светилась, словно её окунули в золото. И в теле разливалась какая-то необыкновенная легкость. Кошка подпрыгнула — полететь у неё не получилось, но она подскочила высоко-высоко, словно надутая воздухом. Вот чудеса! Кошка собралась рассердиться, но сразу же передумала — ей понравилось. Так понравилось, что она улыбнулась — в первый раз с того дня, как поселилась на крыше. Феечка черной лестницы, пролетавшая мимо, не поверила своим глазам. Она тут же полетела к подружкам, рассказать новость. И вскоре на крыше было светлым-светло от феечек. Наша Кошка собралась было нашипеть на них, показать зубы, когти или пушистую попу, но вместо этого тихонечко замурлыкала. Феечки оказались такими красивыми в своих разноцветных кружевных платьицах и шубках из лебяжьего пуха. Они хлопали в ладоши, танцевали вокруг Кошки и называли её тысячей ласковых глупых имен. Потом принесли ей красивую ленту и золотой бубенчик на шею. Кошка скривилась, но стерпела — ей почему-то расхотелось шипеть и вредничать. Когда феечки затеяли танцы, она тихонько улизнула от веселой компании и отправилась бродить сама по себе.

Каким же чудесным показался ей мир! Счастливая Кошка валялась в нетронутом снегу и любовалась цепочками своих же следов, пряталась сама от себя за трубами, пугала воробьев и крысят и даже (только чур никому не слова!) ловила собственный хвост. Ей нравилось решительно все — тающий в воздухе сладкий запах выпечки и шоколада с соседней фабрики, перекличка синиц на березе и даже воронье карканье. Спустившись с крыши к подвальной двери, она отведала вареной мойвы из общей миски и решила, что в жизни не ела ничего вкуснее. Кот Пират, одноухий сердцеед всея двора, решил воспользоваться моментом, дабы очаровать красавицу — и Кошка всего лишь два раза его побила. А полюбовавшись, как небезызвестные Мяфть и Миу на два голоса репетируют большой Мартовский Концерт, впервые задумалась — может кот, который гуляет поблизости, это не так уж и плохо?

Когда Девочка со второго этажа решила погладить Кошку, та не успела ни увернуться, ни показать зубы. И, почувствовав, как маленькие пальчики касаются шерсти, вдруг вспомнила — до чего же приятно, когда человек ласкает кошку. Можно потягиваться и перекатываться, доверчиво подставлять мягкое пузо, тыкаться лбом в ладонь, трогать носом смешное голое личико. Можно чувствовать себя любимой.

Они очень понравились друг другу — Девочка и Кошка. Но когда Девочка открыла дверь в квартиру и стала заманивать новую подружку, обещая, что мама не будет ругаться ну ни чуточки, Кошка всё-таки не пошла. Свобода дороже. На ушко (с маленькими детьми говорить можно) она пообещала малышке как-нибудь вернуться и ещё поиграть, мурркнула на прощание и убежала к себе на крышу.

Она сидела на самом краю и долго-долго смотрела на огромный город, в котором кипела жизнь. Ползали крохотные машины и похожие на жуков троллейбусы, спешили по своим делам люди и бродячие псы, летали самолеты, вертолеты и снежные духи. Невидимая для всех, кроме кошек, бродила Смерть, незваной заходя в двери. Ожидая ночной поры, играли в снежки ангелы рождества и попискивали в забытых котомках души младенцев — двуногих, крылатых и четверногих — затемно их разнесут к будущим матерям. Мир жил своей жизнью, дышал полной грудью, никто не хотел обижать Кошку или дергать за пушистый хвост. На город наступал вечер, суля тишину, обещая новый рассвет…

Молодой воробей пролетая мимо крыши чирикнул:

— Привет!

— Муррр! — ответила ему Кошка. И закашлялась. Стоило ей заговорить, как на язык упала большая снежинка. Напуганная Кошка кашляла, кашляла, кашляла — и вдруг у неё из пасти выскочило что-то желтое и светящееся. Это был Солнечный Зайчик, которого наша Кошка случайно проглотила, когда засыпала. По счастью солнце ещё не зашло. Кошка посмотрела, как мчится по облакам желтое пятнышко, перевела взгляд на свою шерсть, снова ставшую серой, и задумчиво муркнула. Наверное, следовало рассердиться или обидеться, но Кошке понравилось улыбаться. Мир неожиданно оказался милее, чем она думала. Хотя золотой бубенчик был явно лишним…

Кошка до сих пор живет у себя на крыше. Нельзя сказать, что она стала веселой и ласковой кошкой и друзей у неё немного, но они есть. Она изредка ходит на крышные праздники и на второй этаж поиграть с Девочкой и почти ни с кем не ссорится (кроме старой вороны и свиты Крысиного короля). Одна незадача — Кошка больше не спит на улице, а собираясь подремать, крепко-крепко закрывает рот. В остальном она вполне счастлива.

…Чтобы стало светлей, ночью можно мечтать о солнце…

Шестая сказка

Крысиная королевна появилась на крыше случайно. Крысы вообще не уважают свет и простор, а крысиные короли почти всю свою жизнь проводят в подземельях, редко-редко вылезая наружу. Их дело — пыльная темнота, вязкая сырость, шорох, скрипы и шепот Нижнего города, они рождаются и умирают, порой ни разу не выйдя на середину комнаты.

Королевна появилась на свет хилой, плохо ела и почти не росла. Неудивительно — большинство трехголовых крысят рождалось слабыми и не переживало первого дня. Королевна оказалась особенной, она не спешила умирать, но и не выздоравливала. Испытав все домашние средства, няньки опустили лапы. Отчаявшись, они отправились к самому Королю — пусть он решает, как поступить с наследницей. Чуткими пальцами Король долго ощупывал дряблое тельце, обнюхал его тремя холодными носами, вылизал редкую шерстку и сказал одно слово: солнце. Королевне был нужен свет — много света и свежего воздуха.

Что поделаешь? Первый советник Короля, презрев опасности, отправился на переговоры с феечками. Уступив крылатым скупердяйкам банку лунного сияния, кокон стираной паутины и жабий камень он получил во владение уголок мансарды. Там и сделали светлый дворец для маленькой королевны. Выстелили гнездышко нежным пухом, вставили в окна разноцветные бутылочные стекла, накрыли пол лоскутом настоящей тигровой шкуры и натащили кучу странных вещичек, чтобы наследница в играх оттачивала нюх, вкус и чуткость лапок. Две умелые крысы-няньки лелеяли королевну днем и ночью, четыре острозубых бойца караулили домик снаружи. Каждый день (кроме дождливых и снежных) её выносили на солнышко и разрешали кататься по крыше. Как только малышка начала бегать, к ней явились учителя — долгожители-старики, опытные целительницы, хитроумные разведчики. У крыс нет ни книг, ни сказок, только огромная общая память каждой семьи — и чтобы объять всё, нужны три мудрых головы разом. Королевну учили быть внимательной, различать, что она нюхает, трогает, видит, слышит — и она оказалась старательной ученицей. Иногда малышку приглашали к старому Королю, и они молчали вдвоём в темном зале.

Королевна стала быстро расти. Не так быстро, как простые крысята — те к трем месяцам уже жили сами. Но на вторую весну своей жизни она впервые проявила характер, заявив, что желает гулять одна. Никто её не отпустил, но Король обрадовался, и наставники был довольны. Королевна покрылась блестящей шерсткой с благородной проседью на хребте, отрастила три длинных хвоста и легкие коготки на проворных лапках. Золотые короны, браслеты и кольца удивительно шли к ней. Шустрые язычки королевны моментально определяли вкус каждой пищи и всякого яда, острые носики ловили самые слабые запахи, три пары острых глаз подмечали любое движение. Разум научился проникать в суть вещей, находить имена так же легко, как крыса находит пшеничное зернышко в куче песка. Королевна стала взрослой, и это иногда огорчало её.

Она любила стоять у окна, наблюдая, как движутся звезды, ползут облака, носится ветер. Каждой шерстинкой она ощущала перемену погоды и смену сезонов — как осень стирает следы летней жары, а великая сушь вытягивает воду из усталых корней. Королевне нравилось искать в вещи прикосновения человеческих рук, фейного волшебства или звериной силы.

Духи облетали наследницу стороной — мало кто из бесплотных соглашался находиться поблизости от Королей. Кошки и птицы тревожно шарахались, едва завидев хвостатое чудище. Сородичи тоже чурались, зная, какую власть трехголовые имеют над жизнью и смертью любого из племени. Даже няньки никогда не любили её, королевна всасывала их страх с молоком. Зато солнечный свет и вправду давал силу. В один из январских дней, на прогулке, королевна поняла, какую ошибку сделал старый Король, чтобы сохранить ей жизнь — золотые лучи день за днем очищали кровь от крысиного яда и очистили, наконец. Оцарапав лапку об острую льдинку, она увидела, что на снегу остаются красные капли вместо чёрной, дымящейся жижи.

5
{"b":"589797","o":1}