ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это был ясный день, солнце пронизывало прозрачный воздух, окружало сияющим ореолом каждый столбик сосульки, каждый маленький след. Королевна вдруг поняла, что не сможет вернуться в глухие подвалы и не желает власти. Она представила, как в её мысли вторгаются тысячи беспокойных сородичей, как она ощущает землю под их ногами, смотрит их глазками, подыхает вместе с ними, всякий раз как глупому крысенку взбредет в голову отведать отравы или попасться в зубы коту. Ни за что! Королевну затрясло как от холода, волоча хвосты, она вернулась во дворец, сказала нянькам, что заболела, и забилась в свое гнездо. Знакомый затхлый аромат пуха успокаивал, как материнская ласка. Наверное, стоило поговорить с дряхлеющим Королем, но той же ночью королевна проснулась от тяжкой боли в груди и поняла, что молчаливый старик навсегда ускакал в Бесконечные Норы.

Перед рассветом преданные слуги с поклоном подали новой властительнице короны. К ужасу случайных прохожих бесчисленные крысы семьи выстроились цепочкой на черной лестнице, чтобы на руках перенести королевну из девичьего дворца до нового обиталища. Она покорно висела в услужливых лапах, вдыхала запах мохнатых шкурок, чихала, морщилась — надо было собраться с силами и победить.

Советники старого монарха сперва и слушать её не захотели. Не бывало такого, чтобы крысиные Короли уходили от своего народа.

— Тебя убьёт первый же бродячий вояка, — твердили ей седоусые пасюки. — Тебя сожрет кошка или сова, разберет на кусочки колдун — знаешь, как высоко ценятся хвосты, зубы и сердце крысиного короля? Подумай, о долге перед своим народом!!!

— Я королева? — спросила у них наследница.

— Да, — склонилось двенадцать голов.

— Тогда я приказываю — передать короны и власть первому рожденному трехголовому детенышу. До того — пусть правит совет. А я — ухожу.

Советники размышляли недолго — без Короля семье придётся непросто, но новый наследник скоро найдется, а разъяренная отказом Королева начнет мстить и первыми падут их неразумные головы. Они с поклонами приняли золотые короны, опасливо обкусили ей кончики хвостов — как всем изгнанникам из семьи — и отпустили с миром.

Королевна ускакала вверх по лестнице — в свой опустелый дворец. В первый раз в жизни она осталась совсем одна, могла идти, куда вздумается и делать, что заблагорассудится. Осталось понять — что. Дождавшись ночи, королевна выбралась на первую экспедицию. Она помнила, как тяжело подниматься по лестнице, поэтому ограничилась крышей и чердаком. И сколько же там нашлось интересного! Чуткий нос королевны и раньше подсказывал ей породы и норов соседей, но теперь она в точности знала, сколько крыс, кошек, феечек, голубей, воробьев, ворон, мелкой нечисти и странных созданий живет поблизости, чем они занимаются и что ели на ужин. Из вещей ей попались медный бубенчик, старинная монета с кисловатым привкусом патины и толстый желудь с замершим внутри ростком. Льдинку со слезой ангела внутри донести до дворца не удалось — неосторожная королевна взяла её в лапы и льдинка растаяла. Зато удалось познакомиться с домовым-сапожником, который чинил феечкам башмачки, тачал туфельки и подбивал подметки. У старичка не ладился клей, домовой бранился как сапожник, а королевна сразу почуяла, в чем дело — вместо птичьего молока для обувного клея кто-то продал подслеповатому чудаку коровье. В благодарность за совет домовой пообещал чудные башмачки — жаль, крысы бегают босиком. Но начало соседству было положено.

Вернувшись, королевна внимательно обнюхала свой дворец. Она понимала, что вскоре жилище станет ей тесно — крысиные короли растут всю жизнь. К тому же ей нужно было место для экспериментов. Пришлось выкинуть кучу ненужного барахла, ковер, пледы, попонки для прохладной погоды и зонтики от жары — все это тотчас растащили местные крысы. А затем — да, это был не самый приятный труд — выгрызть в прогнившей деревянной балке стены хранилище.

Со следующей ночи королевна развила бурную деятельность. В благодарность за рухлядь крысы натащили ей банок, баночек, черепков и прочей мелкой посуды. Самой ценной была фарфоровая ступка — она не собирала запахи. Пузырьки с плотными крышечками пришлось заказать в фейной лавочке — за них королевна отдала последние драгоценности. Ей очень многого не хватало — зимой свойства предметов скрыты. Приходилось довольствоваться перьями снежных гусей и вынутыми следами, ловить свежий иней и замерзающее дыхание. К весне на прилавке появились первые снадобья и эликсиры для феечек и не только. Декокт для варения шоколада — выпил ложку и ни за что не забудешь снять лакомство с плиты в срок. Средство «дождевая вода №2» — одной капли хватало, чтобы превратить простую жидкость, текущую из ржавых труб в свежайший дождь апрельского полнолуния. Фиал «Улыбка» — согрев его в ладонях получалось безошибочно вычислить всех зануд в радиусе трех километров. И ещё, и ещё.

Дотошным посетителям королевна говорила, улыбаясь в три мордочки — никакого волшебства, никакого мошенства. Всего лишь понимание сути вещей, сочетание тайных имен и явных признаков. Посетители моргали глазами и удивлялись. Со временем королевна начала составлять и лекарства — обнюхав больного, она по наитию подбирала вкусы и запахи, могущие помочь. Её эликсиры справлялись там, где опускали руки целители.

Нельзя сказать, что королевну полюбили на крыше. Её не обносили приглашениями на праздники, с ней здоровались, интересовались погодой, самочувствием и состоянием дел. Но королевна чувствовала едкий запах страха, исходящий от собеседников. И пожимала плечами — их дело. Если ей хотелось поговорить (что случалось редко) она шла в Лавку Ненужных Вещей или стучалась к домовому-сапожнику, выпить чаю из настоящего самовара. Чванным феечкам, королевна, потупив глазки, показывала медальон с портретом прекрасного принца. Бедолага совершал подвиг в честь дамы сердца и явился убивать крысиного короля. Но сперва не смог поднять руку на женщину, потом разговорился с «чудовищем». И оказался прирожденным нюхачом, понимавшим, как видит мир королевна. Он потом даже нашел настоящую взрослую Фею, которая бралась превратить трехголового уродца в девушку, и явился делать предложение. Но королевна отказалась — если б принц в самом деле любил её, мог бы сам превратиться в крысу. Увы, увы.

…Королевна до сих пор живет на крыше в своем чудном дворце, она выросла и поседела почти целиком. Её декокты и эликсиры славятся на весь город. Она все ещё любит погреться на солнышке, принять дождевую ванну и искупаться в снегу. Она научилась ездить на лифте и катается вниз во дворы — пособирать опавшие яблоки и рябину, гладкие и шершавые камешки, забытые перышки, шерстинки и всякие странности. Почуяв перемену ветров, она скачет по крыше и ловит в стеклянные баночки воздух из дальних стран. Собираясь в осенний полет или летнее путешествие, феечки стучатся к ней спросить о погоде и получают краткий, но верный ответ. Кошки обходят её стороной, крысы слушаются беспрекословно, колдунов на крышу отродясь не влезало. И никто не мешает жить так, как хочется.

В полнолуние королевна залезает на самую высокую трубу, садится на самый край, и, задрав к небу три мордочки, тихонько пищит непонятые песни. Феечки говорят, что крысиному писку подыгрывает тихая флейта, но это, наверное, уже сказки.

…Знаешь, чем пахнет солнечный свет?...

Седьмая сказка для Вввиточки

Феечка-цыганка удивляла всех жителей крыши. Во-первых, цыгане народ бродячий и на крыше им жить незачем, а во-вторых цыганок-феечек вообще не бывает. Есть феечки водосточных труб, мансард, лестниц, оконных рам и ещё много разных. Все они не прочь поплясать и одеться нарядно, но ни одной порядочной феечке не взбредет в голову рядиться в пестрые юбки с заплатами и приставать к прохожим. Поговаривали, что хитроглазую цыганку с крылышками нарисовала одна девочка из десятой квартиры, а поскольку характер художницы передался картине, то наша феечка попросту сбежала с листа и даже ленты на память девочке не оставила.

6
{"b":"589797","o":1}