ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И парень ее был тоже хорош. На нем узкие черные мексиканские штаны, шелковая рубашка, жакет-болеро, на рубашке шнурок и прочий мексиканский гарнир. Высокий, худой, с огромной копной иссиня-черных волос и маленькими усиками. И танцует этот парень отлично. Если бы он приехал в Голливуд, он непременно имел бы там успех и, может быть, женился на какой-нибудь очередной кинозвезде месяца на два.

Но в то же время парень этот, видимо, опасный. У него вид гремучей змеи с той только разницей, что он вряд ли будет долго шипеть перед тем, как ужалить.

Музыка смолкла, и парочка удалилась. Я сидел за своим столиком и, потягивая текилу, наблюдал за ними. Вы понимаете, что по эту сторону границы я чувствую себя не так уж вольготно, а так как я не хотел связываться с местной полицией, я должен был вести себя максимально осторожно.

Я смотрел на Полетту и старался придумать повод подойти к ней, но так ничего и не придумал. Ведь никогда не знаешь, как будет реагировать женщина на твой тот или иной поступок. Трудно их понять. По большей части, что бы ты ни сделал, они всегда недовольны.

Помню, был такой случай с одним весьма чопорным дворецким в одном из фешенебельных домов в Англии. Как-то раз этот дворецкий ввалился в ванную комнату, когда хозяйка дома принимала душ. Но дворецкий не растерялся, так как был сообразительным парнем. Он быстро проговорил «извините, сэр» и удалился, очень довольный, как он ловко вывернулся из весьма деликатного положения.

Но на следующий день он почувствовал себя не так хорошо, когда хозяйка приказала ему сходить к врачу и проверить зрение.

И вот я все сижу и сижу, и мне уже надоело терять здесь время.

Вдруг вижу, что Полетта посмотрела в мою сторону и как будто улыбнулась.

Вероятно, она просто приветствовала американца в Мексике, но я ухватился за этот предлог. Быстро встал, подошел к ее столику и сказал:

— Как вы поживаете, не встречались ли мы с вами раньше?

Она ответила, что не помнит, чтобы мы встречались, но, может быть, она и забыла об этом.

— Во всяком случае, леди, я всю жизнь мечтал встретиться с вами, — сказал я. — Меня зовут Кошен, Лемми Кошен, и мне хотелось бы кое о чем поговорить с вами.

— Присаживайтесь, мистер Кошен, — любезно ответила она. — Выпейте с нами. А это сеньор Луис Даредо.

Я сел. Мексиканец окинул меня взглядом, который мог означать все что угодно. Кажется, он был не очень доволен моим вторжением в их общество.

Я послал официанта за бутылкой текилы, которую оставил на своем столике. Полетта с интересом разглядывала меня, и на ее пунцовых губах играла легкая улыбка.

— А что именно вы хотели бы узнать от меня, мистер Кошен? — спросила она. — Я буду рада помочь вам.

Я взглянул на нее и увидел в ее глазах откровенную насмешку. Я достал сигарету.

— Дело вот в чем, миссис Бенито, — сказал я ей. — Я веду расследование по делу одного парня, Грэнворта Эймса, который покончил с собой в январе этого года в Нью-Йорке. И я подумал, что, может быть, вы сможете мне немного помочь. Но, пожалуй, здесь нам не очень удобно разговаривать. Может быть, я могу проводить вас домой, и там мы обо всем откровенно поговорим?

Она перестала улыбаться.

— Думаю, это будет не совсем удобно, — сказала она. — Вы знаете, мистер Кошен, здесь Мексика, а не Соединенные Штаты, и, возможно, я вообще не захочу разговаривать с вами о Грэнворте Эймсе, и вы просто попусту тратите здесь время.

Совершенно очевидно, что она решила вести себя вызывающе.

— Я понял вас, леди, — сказал я ей. — Вы хотите сказать, что здесь мне будет невозможно кого бы то ни было задержать как свидетеля по судебному делу без соответствующей бумажки из конторы в Мексикали. Что ж, пожалуй, в этом вы правы, но, будь я на вашем месте, я сделал бы то, о чем я вас прошу, не создавая лишний шум. Кстати, что бы вы хотели выпить?

Я заказал вина на всех троих. Мексиканец не спускал с меня глаз, как будто я был видением из ночного кошмара.

Полетта снова заулыбалась.

— Мне нравится прямота ваших действий, мистер Кошен, — сказала она. — Но я все-таки не вижу причины, почему я должна вести беседу относительно чьей-то смерти с человеком, которого я совсем не знаю.

— О'кей, леди, — сказал я. — В таком случае я вернусь в Штаты и получу там официальный запрос о выдаче вас как свидетеля по судебному делу. После этого приеду сюда и заберу вас. Потребуется не больше двух дней, чтобы федеральные власти оформили этот запрос через соответствующие мексиканские учреждения. А если эти учреждения немного замешкаются, может быть, я сам предприму кое-какие меры, чтобы ускорить ваш отъезд отсюда. Я — федеральный агент, и у меня в кармане имеется соответствующая бляха, которая хотя и не дает особой власти по эту сторону границы, но тем не менее может оказать некоторое воздействие на местную полицию, если я обращусь к ней и заявлю, что вы находитесь здесь, имея украденный паспорт. Даже если это и не так, я все равно наделаю вам кучу хлопот и неприятностей. Вы поняли меня?

Она собиралась что-то сказать, но тут вмешался Даредо, взяв ее за руку.

— Сеньор, — сказал он, — здесь Мексика. Мне не нравится, как вы разговариваете с сеньорой. И вообще вы мне не нравитесь. Убирайтесь отсюда, да поживей, иначе я прикажу вышвырнуть вас вон. Поняли?

— Ерунда, парень, — сказал я ему в ответ. — Между прочим, ты мне тоже не нравишься. А для того, чтобы вышвырнуть меня из этого заведения, тебе придется собрать всех своих друзей, да и то вряд ли со мной справитесь. Понял? А пока что получи от меня вот это.

Я изо всех сил ударил его по морде, так что он свалился со стула. Но он встал и обошел вокруг стола, направляясь ко мне. Я смазал его еще раз. Какие-то ребята вскочили из-за соседнего столика и подняли чисто по-мексикански невыразимый шум. Кажется, пришло время активно действовать.

Я сунул руку в карман и вытащил оттуда револьвер. Вокруг меня столпились безобразные, разъяренные рожи. Пора это дело кончать, решил я.

— Послушайте, леди, — обратился я к Полетте. — Если кто-то здесь хочет затеять что-нибудь, то вместо беседы с ним я угощу его свинцом. А вам я предлагаю следующее: вы сейчас же поедете со мной к себе на квартиру для делового разговора. Если вы этого не сделаете, то я перетащу вас через границу и брошу в первую попавшуюся каталажку в Аризоне. Так вот, выбирайте, где вы предпочитаете разговаривать со мной: у себя в гостиной или в каталажке в Аризоне. Лично мне это безразлично, я готов беседовать с вами в любом из этих двух мест.

Она встала.

— Все в порядке, Луис, — сказала она Даредо. — Не стоит волноваться. Пожалуй, я поеду с мистером Кошеном и выясню, в чем дело.

— Вот это другой разговор, — поддержал я ее. — И, между прочим, я не буду возражать, если Луис успокоится. И как только он захочет, чтобы кто-нибудь хорошим пинком сбил с него эти обтягивающие его зад брючонки, я в любое время готов предложить свои услуги. Может быть, здесь он и считается видным парнем, но для меня он — жалкий слюнтяй. Вот так-то. Ну, пошли, леди.

Я оставил на столе деньги за вино, и мы пошли к выходу из заведения. Я все еще держал в руке револьвер и, оглянувшись через плечо, посмотрел на Луиса. Он был похож на тигра, страдавшего двухсторонним флюсом. Парень определенно здорово был недоволен.

Мы сели в мою машину и поехали. Уголком глаза я заметил, что Полетта смотрит на меня. Она надушилась какими-то роскошными духами, и я с удовольствием вдыхал этот аромат. Я пытался сравнить его с ароматом духов Генриетты, но так и не смог решить, какой из них мне нравится больше.

— Ваши духи просто великолепны, Полетта, — сказал я. — Как бы они на меня не подействовали! Я всегда испытывал слабость к тонким ароматам.

Я услышал, как она захихикала в темноте. Чертовская штучка эта Полетта!

— Однако и манеры же у вас, — сказала она. — Вы врываетесь в «Каса де Оро», бьете Луиса, увозите меня, хотя я собиралась повеселиться как следует, а по дороге говорите, что вам нравятся мои духи. Вероятно, раньше, с другими женщинами вам удавались такие штучки? Но не забывайте, что здесь Мексика.

26
{"b":"5898","o":1}