ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я сел на краешек стула, сиротливо приютившегося в центре «арены гладиаторов», и, сжимая в руке несуществующий меч, принялся ждать, с какой стороны в меня полетит сеть, а то и трезубец.

— Кхм, — откашлялся известный космодесантник Нетребайло, — разрешите мне?

Председатель утвердительно кивнул головой.

— Значица так, — известный космодесантник снова кашлянул, прочищая горло, — представьте себе, молодой человек, что на ваш корабль напали космические вампиры. Ваши действия?

Я едва не упал со стула. Ответ на этот вопрос не нужно было долго искать. С космическими вампирами никто и никогда не встречался, кроме, разумеется, известного космодесантника Нетребайло. А как известно, космодесантники любят всякого рода байки. Но вида я, конечно, не подал, а слово в слово, как написано в книге «Курьезы вселенной» (кстати, единственной книге, прочитанной мной за последние пять лет), повторил:

— Я отстреливаю резервный бак с топливом и спокойненько удаляюсь прочь. Как говорится, вампиры сыты и овцы целы.

По довольному лицу известного космодесантника я понял, что на первый вопрос ответ был дан исчерпывающий. Теперь ко мне обратился астрофизик.

— Ваш корабль засасывает Черная дыра. Как вы выпутаетесь из этой передряги?

Ответ был все в тех же «Курьезах», и я выпалил без запинки:

— Сбросил бы в нее несколько банок белой краски. В результате получилась бы не Черная, а Белая дыра. Она же, как известно, выделяет, а не поглощает материальные тела и энергию.

Третий вопрос задал ксенолог, нос которого напоминал свежесорванный помидор. Он спросил, что я буду делать, если встречу представителей неизвестной цивилизации?

Ответ мне подсказал его неестественно пунцовый нос.

— Я беру из НЗ бутылку «Столичной», несколько тюбиков хлореллы и иду устанавливать контакт.

У ксенолога мечтательно заблестели глаза.

— Что ж, — сказал председатель, — на все вопросы, Лютиков, вы ответили правильно, хотя и с некоторыми погрешностями. А посему, четыре балла вы заслужили.

Я радостно вскочил с места, когда он протянул руку за моей зачеткой.

Еще бы! Сдать выпускной экзамен и получить звание пилота, когда я даже смутно не мог представить, что такое реактивная тяга или первая космическая скорость!

Председатель поднял штамп над моей зачеткой, но в последний миг вдруг остановился.

— А знаете что, Лютиков, — задумчиво проронил он, — мне бы хотелось, чтобы вы получили более высокую оценку. Поэтому я задам самый простой вопрос: что такое реактивная тяга?

Константин Силин

Долголетие Семена Коськина

На Коськина напало вдохновение. Напало так внезапно, что отбиваться не было смысла. Семен удобно устроился за письменным столом, и работа закипела. Муза бренчала своей старенькой лирой, Пегас нетерпеливо хлопал крыльями, а с шариковой ручки так и сыпались на бумагу удачные литературные обороты.

— Сема, пора, — вдруг раздалось за его спиной.

Семен недовольно дернул плечом и, оглянувшись, еще раз убедился, что неприятности всегда начинаются вдруг. Перед ним стояла костлявая старуха с огромной зловеще поблескивающей косой.

— Пора, — ухмыльнувшись, повторила старуха.

Коськин зло со вкусом выругался, как любят и умеют только русские. На его столе лежал уже на три четверти написанный роман — мечта всей его жизни, а тут такое…

— Не пойду! — твердо заявил он. — Пока не допишу, не пойду! — И, словно это что-то меняло, добавил: — У меня же вдохновение…

Старуха, оскалившись, вероятно так она улыбалась, спросила:

— Много еще?

— Четверть, — по-деловому ответил Коськин.

— Хорошо, — немного подумав, согласилась старуха, — но как напишешь, чтобы без фокусов! — И она устрашающе качнула зазубренной от долгого употребления косой.

Прошло сто лет. Коськин свой роман так и не дописал. У него что-то закончилось: то ли вдохновение, то ли паста в ручке. Но он не унывает, к тому же многие ему завидуют, хотя почему-то не все.

Сергей Стрельченко

Стоп-носитель

— Ты никогда не думал, что для того, чтобы двигаться, надо оставаться на месте?

Андрей знал, что голова Альберта всегда полна неординарных идей, но эта казалась нонсенсом.

— Да, именно так, — продолжал Альберт, самодовольно раскуривая дешевую папиросу. Он сделал эффектную паузу. — Ведь движется сама окружающая нас вселенная. Представь себе обыкновенную, зависшую над движущейся лентой, муху. Она будет висеть в одной точке относительно потолка, но двигаться относительно предметов на ленте. Мой аппарат создает поле, которое изолирует предмет от окружающей системы. По мере его усиления растет торможение или, если угодно, скорость попавших в него объектов. С практической точки зрения это одно и то же. Ты будешь первым, кто увидит стоп-носитель в действии. Я сдвинусь по крайней мере на несколько сантиметров.

Альберт скрылся за дверью и появился в чем-то вроде жесткого водолазного скафандра. Скафандр был тяжел, как рыцарские доспехи, и вряд ли уступал им в прочности.

— Это и есть сам аппарат. Граница поля возникает на поверхности скафандра и изолирует его от всех внешних воздействий — будь то вибрация, излучение и прочие. В нем замирает само время. Объект в оболочке стоп-поля может пройти сквозь нейтронную звезду и даже не заметит этого.

Альберт опустил на лицо прозрачное забрало шлема и быстро вдавил красную кнопку на поясе.

Трах!!!

Звук страшной силы оглушил Андрея. Очнувшись, он понял, что лежит на грязном, заваленном осколками штукатурки и битом кирпичом полу. Встав и отряхнув костюм, Андрей постепенно пришел в себя. Он оглядел комнату, которая имела теперь вид логова террориста-одиночки после неудачной попытки изготовить бомбу. Стена, у которой только что стоял Альберт, превратилась в огромный трафарет, изображавший странное головастое человекоподобное существо, замершее в не менее странной развязной позе. В нем было что-то от знаменитых сахарских рисунков, вдохновлявших уже несколько поколений фантастов.

Несколько жителей города и области заметили неопознанный летающий объект.

Майор Ковальчук поднял по тревоге в воздух звено истребителей. Новейшие ракеты класса «воздух-воздух» не сумели поразит цель.

Американский астронавт Ларри Кларк передал в центр управления полетом, что видел, как за иллюминатором его корабля пролетел дух погибшего водолаза.

Василий Владимирский

Откровение

…Судорожно вцепившись в подлокотники кресла, Серж с нарастающим ужасом обводил взглядом трибуны, уходящие до самого горизонта. Еще минуту назад он, высоко подняв воротник пальто, шагал на работу в толпе сонных рабочих, чиновников, лоточников… Стояло серое осеннее утро, мелко моросил дождь, звенели трамваи. Он остановился перед светофором, и…

И все.

Серж посмотрел на небо. Легкий ветер гнал через глазуревую синеву барашки облаков, солнце отражалось от белого песка арены.

— Этого просто не может быть… — пробормотал он вслух.

Сосед справа — плотный мужчина в выцветших шортах, ковбойке и зеркальных очках — поправил белоснежную панаму и с интересом посмотрел на него:

— Что, в первый раз здесь? Ну, ничего. Тут главное — ничего не бояться… Сейчас начнется.

— Что начнется?

— Смотрите…

Арена уже не была пустой. Заполнявшие ее существа появлялись попарно прямо из пустого пыльного воздуха, и сразу же вступали в бой. Солнечные блики скользили по их черным панцирям и бронзовым надкрыльям, слепя зрителям глаза. На месте каждого сраженного тут же появлялись двое других, и немедленно включались в побоище. А на горизонте, окруженные пламенем, безмолвно выросли и неподвижно замерли в смертельном поединке две гигантские, огненные фигуры.

— Персонифицированное мировое Добро и Зло почему-то всегда выбирают именно это место, чтобы помериться силами, — негромко проговорил сосед, — но все равно никак не могут уничтожить друг друга. Завидую тем, кто наблюдает этот спектакль в первый раз. Здесь собирается самый пестрый народ — основатели религий и философских течений, поэты, сумасшедшие, ну, можете себе представить. Но, как говорит один забавный парень из местных, все это суета сует: победителем-то при любом раскладе оказывается то, что мы именуем персонифицированным мировым Добром.

16
{"b":"589800","o":1}