ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я бы с радостью, да на кого мне правнуков оставить? — показала бабушка на мальчика и девочку. — Кстати, знакомьтесь, вот твои племянники — Ваня и Аня. Ванюша, Нюра — это ваш дядя Леша.

— Здравствуй, дядя Леша, — сказал Ваня.

— Здравствуй, дядя Леша, — сказала Аня.

— А я дядя Дэн! — крикнул Дэн. — Я русский летчик!

— Здорово, дядя Дэн! — закричал Ваня. — Покажи медали!

— И ордена! — пропищала Аня.

— Я их на корабле оставил, — схитрил Дэн. — Вот пусть бабушка слетает со мной и привезет вам.

— Бабушка, слетай на корабль! — закричали Ваня и Аня.

— Слетай, а? — попросил Алеша.

— Пошли чай пить, — распорядилась тетя Валя.

За чаем тетя Валя позволила себя уговорить.

— Ладно, слетаю я с вами.

— Ура! — закричал Дэн.

Алеша заулыбался.

— А вы, дети, чтоб…

Алеша с Дэном отошли, чтоб не слышать прощания бабушки с правнуками.

— Долгие проводы — долгие слезы, — философски говорил Дэн, закуривая.

8. Тетя Валя летит на корабль

Тетя Валя полетела не одна. Она взяла с собой Хрюшу, Степашку, Каркушу, Филю и прочих.

— Садись ко мне! — кричал Дэн. — Эх, прокачу!

— Лучше ко мне, бабушка, — просил Алеша, — ведь я же твой внук.

— Почему это к тебе? Подумаешь, внук!

— Сам испугался к бабушке лететь!

— Тише, дети, тише! Я с Хрюшей и Степашкой полечу с Алешей, потому как он мне внук, и вообще не испугался лететь ко мне ночью. Алеша храбрый. А с Дэном полетят Филя, Каркуша и прочие.

— Эх! — вздохнул Дэн.

— Погодите — надо с домом попрощаться, — сказала бабушка.

В избе дети погасили огни. Темно стало кругом и тихо так, что слышно было, как клохчут спросонья куры. Монголы утащили петуха за темные леса, потому куры и беспокоились. Опасно было без петуха, время военное. Тетя Валя подошла к курятнику, сказала что-то, и замолчали даже куры. Установилась абсолютная тишина, только ветер шевелил траву.

Вышла на небо луна, стало светло, и от мерного качания ковыля жутко как-то стало Алеше. Трава кланялась улетающим, кланялась…

Тетя Валя села в самолет к Алеше, а все прочие, за исключением Хрюши и Степашки — к Дэну.

Моторы взревели, тишина сразу пропала, зато трава перестала кланяться улетающим, а попыталась убежать, да не давали корни. Нагнетаемый пропеллерами горячий воздух пригибал ее к земле. Лужайка перед домом была как причесанная. К утру разлохматилась, правда.

Тетя Валя сидела на соседнем кресле, и Алеша чувствовал исходящее от нее тепло. Тетя Валя была прямо как печка — такая горячая.

— Тетя Валя, — восхитился Алеша, — ты горячая, как печка!

Тетя Валя промолчала.

Зато подали голос Степашка и Хрюша.

— Потрогай меня, — сказал Степашка, — я тоже горячий!

— Хрю-хрю, — сказал Хрюша.

— Они что, говорят? — изумился Алеша.

Тетя Валя молчала.

— Они! — возмутился Хрюша, — можно подумать, нас не существует! Не они говорят, а мы говорим! Правда, Степашка?

— Ну потрогай меня! — кричал Степашка. — Смотри, какой я горячий!

Алеша потрогал Степашку. Никакой он был не горячий, так, обычный, матерчатый, слегка нагрелся от бабушкиного тепла. Хрюша и то был теплее, правда, он сидел ближе к тете Вале.

Которая все молчала.

— Бабушка! — обиделся Алеша. — Ну что ты все молчишь! Скажи что-нибудь.

— Молчи, — сказала бабушка. — Веди свой самолет. Не мешай мне. Скоро тут будут монгольские летчики.

В другом самолете Дэн боролся с Каркушей, которая всё пыталась вылететь на свежий воз-дух. Дэн боялся, что она отстанет.

— А что ты делаешь? — спросил Алеша.

— Тс-с-с! — строго сказала бабушка и прикрыла глаза.

— Ну так что, извиняться будем? — кипятился Хрюша.

— Извини, Хрюша, конечно, вы. Вы говорите, а не они говорят. Просто я не знал… Ну, простите меня. А ты, Степашка, и правда очень теплый.

— Вот, — удовлетворенно хрюкнул поросенок.

— Я теплее тебя, — сказал Степашка.

— Я теплее! — завизжал Хрюша.

— Дядя Леша про меня сказал, что я теплый, а про тебя не сказал, — парировал Степашка.

— Оба теплые, — поспешно успокоил Хрюшу Алеша.

— А кто теплее?

— Оба теплее. Скажите лучше, что тетя Валя делает?

— А, не знаю, — сказал Степашка. — Тучи, наверно, разгоняет. Или, может, мурашей отваживает. У нас мураши — прямо бедствие. Приходят, все съедают. У куриц лапы жалят, они потом ходить не могут, только летают, пока ожоги не пройдут. У свиней, — Степашка покосился на Хрюшу, — Про свиней вообще говорить не буду. В общем, мурашей надо отваживать, а то урожая не будет.

— А монголы-то? — осведомился Алеша.

— Что монголы?

— Ну, разве они к вам не приходят, посевы не вытаптывают, куриц не уводят?

— Нет, монголов тетя Валя тоже отваживает. Однажды пришел к нам один, принес какую-то бумажку. Тетя Валя подписала, больше не приходили.

— Ну ладно, не мешайте нам с бабушкой, — важно сказал Алеша. Он давно понял, что зайцу доверять нельзя. И свинье тоже. Ничего от них не добиться.

Ваня вышел из избушки с ружьем на крыльцо и подстрелил лису, подкрадывающуюся к заснувшим курам.

В Алешином самолете Хрюша со Степашкой успокоились и стали шептаться о чем-то и хихикать. Зашуршал динамик.

— Что случилось? — сказал Алеша. — Прием.

— Ворона улетела. — Послышался хмурый голос Дэна. — Прием.

— Какая такая ворона?

— Ну… Каркуша эта. Прием.

Алеша посмотрел в иллюминатор. Рядом с кабиной летела Каркуша и клювом выстукивала на стекле таинственное сообщение, Хрюша со Степашкой удивленно молча смотрели друг на друга, пытаясь разгадать смысл послания.

Каркуша отстала.

— Она сейчас вернется, — не раскрывая глаз, проговорила тетя Валя.

— Сейчас она прилетит, успокойся. Прием. Отбой.

Полетели дальше.

— Смотри, дядя Леша! — закричал Степашка, — смотри, как красиво!

Хрюша восхищенно завизжал.

Рядом с кораблем прочертились красные линии трассирующих пуль.

Алеша оглянулся. Черной тучей надвигалась на луну армада монгольских истребителей и бомбардировщиков.

— Нас монголы догоняют! — захрипело в динамике.

— Маневрируй! — закричал Алеша.

Монголы приближались, намереваясь посадить русские самолеты на поле. Редкая удача для монгола — взять пленного. За всю войну они схватили человек десять. Фамилии этих отщепенцев висели на доске с надписью «Позор предателям!» на палубе каждого бронеаэродрома.

Алеша лихорадочно смотрел на небо. Ни одной тучки! Если б было темно, можно б было попытаться как-нибудь спрятаться от монголов.

Трещали о чем-то Хрюша и Степашка, размахивали руками и показывали за иллюминаторы.

Спала тетя Валя. Какой-то мат, грай и лай доносились из самолета Дэна.

Монгольские самолеты приближались.

И вдруг… чудо, чудо!

Опять повезло членам экипажа «Каччхапы». Откуда-то появилась туча, закрыла луну, стало темнее. Монголы сразу почувствовали себя не так уверенно: сложно было разглядеть маленькие самолетики на изменчивом фоне травы.

Прибежала еще одна туча, потом еще одна, еще и еще.

— Глуши мотор! — Закричал Алеша в ларингофон, и выключил двигатель.

Самолет бесшумно планировал, в наступившей тишине слышен был рев монгольской эскадрильи. Хрюша со Степашкой испуганно затихли.

И еще какие-то странные звуки доносились сверху. Что-то пыхтело и ворчало среди туч. Что-то непонятное, что-то темное, большое и круглое, похожее на медведя.

Монголы улетели вперед и сейчас шарили по земле прожекторами в надежде поймать русских летчиков.

В напрасной надежде, надо сказать.

— Маневрируй влево! — скомандовал Алеша Дэну.

— Улетели, — сказала тетя Валя, открыв глаза. — Можно двигаться на корабль, прямым курсом. Двадцать семь градусов влево возьми.

Монголы вернулись и всё искали летчиков, искали. Алеша с Дэном очень вовремя сманеврировали влево.

— Быс-стро! — прошипела бабушка.

5
{"b":"589803","o":1}