ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Плата за успех: откровенная автобиография
Призрачный остров
Green Witch. Полный путеводитель по природной магии трав, цветов, эфирных масел и многому другому
Путь офицера
Мой первый встречный босс
Пациент особой клиники
Тонкая грань между нами
Двериндариум. Мертвое
Речь как меч
Содержание  
A
A

16 января 1925 г. новая избирательная инструкция была опубликована ЦИКом СССР. Одной из главных целей, ставившихся при её подготовке было установление единообразия в процессе лишения избирательных прав на территории всех союзных республик. По сравнению с предыдущими избирательными инструкциями она носила более демократический характер. По-прежнему определяющими в вопросе о лишении гражданина права голоса были положения статей 23 и 69 Конституции РСФСР и соответствующих статей Конституций союзных республик. Вместе с тем, особо оговаривалось, что не лишаются избирательных прав мелкие кустари и ремесленники, имеющие небольшие подсобные предприятия. Из служителей культа лишались права на участие в выборах только те, для кого церковная служба являлась профессией. Увеличился срок, отводимый для обнародования списков лишенцев. Теперь он составляли 20 дней[71].

Но, несмотря на все предупреждения и требования, идущие из Москвы самоуправство местных властей при проведении выборов, в том числе и при определении круга лиц лишаемых избирательных прав сохраняло массовый характер. Об этом свидетельствует циркуляр ЦИК СССР от 6 апреля 1925 г. В нём констатировалось, что «местные органы власти продолжают расширительно толковать статьи Конституций союзных республик, устанавливающие категории лиц, лишенных избирательного права и главу IV инструкции ЦИКа Союза ССР… трактующую о лицах, лишенных избирательного права». Далее указывалось, что местные руководящие органы включают в списки лишенцев не только тех, кто подлежал лишению политических прав по статьям Конституций и инструкции, но также «и кустарей, имеющих подсобные предприятия, служителей при храмах и домах культа, сторожей, певчих, органистов, а также членов церковных советов и т. п.». Президиум ЦИКа СССР рекомендовал ЦИКам союзных республик «указать всем подчинённым им исполнительным комитетам на совершенную недопустимость такого расширительного толкования… и притом по мотивам, ничего общего не имеющим с мотивами, по которым советская власть устраняет некоторые группы граждан от выборов». Местным администрациям предписывалось при составлении списков лиц, лишенных избирательных прав строго придерживаться положений Конституции, инструкции от 16 января 1925 г. и «постановлениями центральных исполнительных комитетов союзных республик, имеющих в виду не расширение установленных инструкцией категорий лиц, лишенных избирательного права, а лишь приспособление указанных в ней начал к местным бытовым условиям (иное наименование должностей, пребывание на которых влечёт за собой лишение избирательного права, другое наименование социальных группировок и т. п.)»[72].

Одной из характерных черт т. н. «вторичных выборов» начала 1925 г. в РСФСР стало то, что на них практически перестали лишать избирательных прав по 23-й статье Конституции, т. е. по принципу лояльности к советской власти. Это в определенной степени отразилось на результатах лишения прав голоса в данную избирательную кампанию. В сельской местности общее количество лишенных избирательных прав на выборах 1924–1925 гг. составило 1,5 % от всего числа избирателей или около 700 000 человек в абсолютных числах. Отмечалось, что при проведении «вторичных выборов» процент лишенцев несколько понизился. Так «по данным 1115 волостей в первые выборы было лишенных избирательных прав — 1,4 %, во вторых выборах — 1,1 %». При этом существенных изменений при распределении лишенцев по категориям не произошло. Исключение составила группа «прочие», которая сократилась с 20,4 % до 10,7 %. Объяснялось это тем, «что во вторых выборах не лишались избирательных прав по статье 23-й Конституции»[73]. Как и в предыдущие выборы среди других групп лишенцев на первом месте в сельских местностях стояли торговцы и предприниматели (23,6 %) и духовенство (20,1 %)[74].

Количество лишенных избирательных прав в городах в кампанию 1924–1924 гг. значительно уменьшилось по сравнению с 1923 г. Их количество составило 5,3 % от общего числа избирателей. Это также объяснялось прекращением лишения избирательных прав по 23-й статье Конституции. Было отмечено, что после отмены лишения права голоса по признаку нелояльности «процентное соотношение устраненных изменилось, увеличился… процент предпринимателей, живущих на нетрудовые доходы, духовенства, бывших служащих и агентов полиции, корпуса жандармов и т. п.»[75]. По прежнему, количество лишенцев в городах находилось в обратной пропорции по отношению к их величине. Если в городах с населением, превышающим 50 тысяч человек, число лишенцев составляло 5 %, то в городах с населением от 10 до 50 тысяч человек оно было в пределах 5,25 %, а в небольших городах с населением меньше 10 тысяч человек, лишено избирательных прав было 6,1 % взрослых граждан[76]. При распределении лишенцев по категориям на первом месте всё также стояли торговцы и посредники (56,6 %) и лица, живущие на нетрудовой доход (17,3 %)[77].

Летом 1925 г. была принята новая Конституция РСФСР. Одной из главных причин её принятия было то, что Конституция СССР 1924 г. содержала только главные принципы, на которых создавался Союз и общие положения, касавшиеся разграничения предметов ведения союзного государства и республик. Конкретные же направления внутренней политики и в том числе государственного строительства должны были определить республиканские основные законы. Статья 14 Конституции 1925 г. фактически повторяла формулировку 23-й статьи Конституции 1918 г. Она предоставляло государству право лишать как отдельных лиц, так и целые социальные группы «прав, которыми они пользуются в ущерб интересам социалистической революции». Статья 69 устанавливала категории лиц, которые лишались избирательных прав. Практически они остались теми же, что и в предыдущей Конституции. Однако некоторые дополнения были внесены в пункты касавшиеся лишения избирательных прав духовенства и бывших полицейских. Так, в отношении священнослужителей подчеркивалось, что устраняются от выборов только те из них, «для которых это занятие является профессией». Что же касается граждан, служивших в органах правопорядка до революции или при контрреволюционных режимах, то поражению в избирательных правах подлежали согласно новой Конституции не только полицейские и жандармы, но и «лица руководившие деятельностью полиции, жандармерии и карательных органов»[78].

Расплывчатые и неконкретные формулировки новой Конституции предоставляли простор для «расширительного толкования» статей о лишении избирательного права. Вместе с тем продолжалась кампания по «оживлению деятельности Советов». Эти обстоятельства стали причиной того, что с июля 1925 г. началась работа над новой избирательной инструкцией. Как и при работе над предыдущими инструкциями при её составлении учитывался опыт предыдущих выборных кампаний и отзывы с мест. Среди главных целей нового руководства по организации выборов значилось «расширение самого круга избирателей за счёт отдельных групп населения, в прошлом лишенных этого права»[79]. При обсуждении проекта избирательной инструкции, выработанного народным комиссариатом внутренних дел в правительстве, а затем в организационном отделе ВЦИК из него были, всё же исключены некоторые категории граждан, которым предполагалось предоставить право голоса. В частности орготделом ВЦИК была убрана из текста будущей инструкции «оговорка, предоставляющая избирательные права техническим сотрудникам бывшей полиции, служившим по вольному найму». Объяснялось это тем, что «эти лица также были проникнуты атмосферой полиции и должны быть лишены избирательных прав»[80].

вернуться

71

Собрание Законов и Распоряжений Рабоче-крестьянского Правительства СССР (С.3. и Р.). 1925. № 6. Ст. 55.

вернуться

72

ГАСО. Ф. 13. Д. 642. Л. 21–21об.

вернуться

73

Избирательная кампания в Советы РСФСР в 1924–1925 году (предварительные итоги). Выпуск II- й. М., 1925. С. 11–12.

вернуться

74

Там же. С. 141.

вернуться

75

Там же. С. 29, 31.

вернуться

76

Там же. С. 29.

вернуться

77

Там же. С. 145.

вернуться

78

Энциклопедический словарь «Гранат». Т. 41–1. М., 1926. Стб. 115.

вернуться

79

Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 1235. Оп. 103. Д. 768. Л. 1.

вернуться

80

Там же. Л. 39.

11
{"b":"589805","o":1}