ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Среди городского населения Советского Союза на начало 1931 г. насчитывалось 711 461 человек лишенных избирательных прав (данные по 937 городам). Структурные изменения в распределении лишенцев по категориям в городах были ещё серьёзнее, чем на селе. Первое место среди городских лишенцев занимали по-прежнему торговцы и посредники — 39,9 %. Далее следовали иждивенцы — 28,4 %, осуждённые — 8,8 %, обладатели «нетрудовых доходов» — 8,3 %, пользователи наёмного труда — 5,3 %[141].

Общие тенденции в области лишения избирательных прав, и в частности явное уменьшение их количества характерное в целом для СССР, проявлялись и на республиканском уровне. В избирательную кампанию 1930–31 гг. в сельских местностях РСФСР было лишено избирательных прав 1 369 200 человек, что составило 3,5 % от общего числа избирателей (данные по 44 696 сельсоветам). В городах и рабочих посёлках России лишенными права голоса оказались 473 300 человек, что составило 4,6 % от общего числа избирателей (данные по 627 населённым пунктам)[142].

Вскоре после выборов 1930–31 гг. центральная власть предприняла ряд шагов направленных на дальнейшее снижение напряженности в области лишения избирательных прав. Так 3 июля 1931 г. Президиум ЦИК СССР принял постановление «О порядке восстановления в гражданских правах выселенных кулаков», определявшие порядок возращения прав голоса гражданами, высланными на спецпоселение в Сибирь и на Урал[143].

В последующие три с половиной года избирательных кампаний в масштабах всего Союза или даже отдельных республик не проводилось. В данный период руководство страны постепенно начало переходить к политике большей либерализации избирательной системы. Связано это было и с расширением возможностей для лишенцев, восстановиться в избирательных правах. Идя на это, руководители партии и Советского государства исходили из того, что в стране уже построены основы коммунистического общества и соответственно происходит процесс активного отмирания «эксплуататорских классов и социальных групп». Кроме того, советское общество нуждалось в реальном сплочении в условиях крупных социально-экономических преобразований и нарастания опасности новой мировой войны.

В конце 1934 — начале 1935 гг. в Советском Союзе прошла избирательная кампания. Это были последние выборы, проведенные в соответствии с нормами Союзной и республиканских Конституций 1923–1925 гг. В сентябре 1934 г. ЦИК СССР выступил с обращением, посвященным вопросам подготовки к перевыборам. В нём особо указывалось на то, что грядущие выборы «будут проходить под лозунгом борьбы за успешное выполнение во второй пятилетке программы построения бесклассового общества, ликвидации капиталистических элементов и классов вообще»[144].

1 октября 1934 г. ВЦИК принял новую избирательную инструкцию. В раздел, посвященный организации лишения избирательных прав были внесены существенные изменения, отразившие перемены, произошедшие в отношении власти к лишенцам за прошедшие годы. Так впервые в перечне социальных категорий, лишаемых избирательных прав упоминались «кулаки». Особый пункт инструкции определял порядок восстановления в правах голоса высланных кулаков и их детей. Процедура возвращения избирательных прав для них была существенно упрощена[145].

В ходе подготовки и проведения перевыборной кампании 1934–1935 гг. центральные власти постоянно призывали местные Советы и избирательные комиссии к сугубой осторожности и точности при составлении списков лишенцев. Значительное внимание уделялось молодёжи. Так, например, секретарь ВЦИК А. С. Киселев, определяя главные задачи грядущих выборов, писал: «Надо помнить, что в текущую избирательную кампанию впервые осуществят избирательные права советского гражданина около десятка миллионов молодёжи, родившихся в начале империалистической войны и на стыке двух миров (1916–1917), которые выросли в условиях пролетарской диктатуры. В числе их есть немало лиц, родители которых по своему общественному и экономическому положению подлежали лишению избирательных прав и лишались таковых, но дети их, если они не пользовались материальными благами родителей, а занимались и занимаются общественно-полезным трудом, доказали свою преданность Советской власти, безусловно не могут быть лишены избирательных прав. Избирательные комиссии должны проявить по отношению к этой молодёжи исключительную классовую чуткость и не выбрасывать её за борт социалистического строительства, если это не вызывается необходимостью защиты интересов пролетарского государства»[146].

Однако, как и во все предыдущие выборы, с самого начала избирательной кампании 1934–35 гг. в Центр хлынул поток жалоб на ошибки и нарушения местными властями закона при лишении избирательных прав. Проверки и инспекции, посылаемые из Москвы в республики, края и области зафиксировали случаи, когда «30 % занесённых в списки лишенцев не подлежали лишению избирательных прав», «произвели выборы в сельсоветы, не учтя лишенцев», «один из уполномоченных райизбиркома скрыл 17 лишенцев, за что был исключен из партии и привлечён к уголовной ответственности», «по ошибке внесены в списки лишенцев 100 человек и не учтено 11 лишенцев»[147].

16 ноября 1934 г. Центральная избирательная комиссия при ЦИК СССР приняла постановление, посвященное борьбе с нарушением избирательного законодательства. Местным избирательным комиссиям предписывалось «ещё раз провести повсеместно проверку как списков избирателей и лиц лишенных избирательного права, так и порядка рассмотрения жалоб и заявлений по вопросам избирательного права в установленные инструкцией сроки, а виновных в извращениях избирательной инструкции привлекать к ответственности»[148]. Областным, краевым и республиканским избирательным комиссиям предписывалось провести серьёзную проверку того, как составляются списки избирателей и лишенцев. Одним из главных требований центральной власти было максимально возможное ускорение рассмотрения местными избирательными комиссиями жалоб и заявлений по лишению избирательных прав.

В кампанию 1934–35 гг., как и предполагалось количество лишенцев существенно сократилось. Их количество в среднем по стране составило около 2,5 % от общего числа совершеннолетних граждан или чуть более 2 млн. человек (данные на конец января 1935 г.). При этом в сельских местностях численность лиц лишенных избирательных прав составила 2,6 % от всего взрослого населения, а в городах и рабочих посёлках — 2,4 %. В РСФСР число сельских лишенцев было таким же, как и в среднем по Союзу — 2,6 % от общего количества граждан старше 18 лет, а число городских лишенцев оказалось меньшим — 2 %[149]. Серьёзное уменьшение численности данной категории населения объяснялось «прежде всего победой социализма в нашей стране, сведением к нулю частнохозяйственного сектора в промышленности и товарообороте, полной и решительной победой колхозного строя в деревне». В тоже время особо подчёркивалось, что «снижение процента лиц, лишенных избирательных прав, объясняется восстановлением в правах тех из них, которые добросовестным трудом на протяжении нескольких лет и доказательством своей лояльности по отношению к Советской власти заслужили предоставление им избирательных прав согласно закону»[150].

Подведение итогов выборов 1934–35 гг. совпало с началом активной стадии разработки новой союзной Конституции. В конце января 1935 г. по инициативе И. В. Сталина и его ближайшего окружения вопрос о необходимости разработки нового Основного закона был поднят на VII съезде Советов СССР. 6 февраля, выступая на заседании съезда, В. М. Молотов обратился к результатам последней избирательной кампании. Отметив весьма заметное сокращение числа граждан лишенных избирательных прав, он сказал: «В Советском Союзе открыта дорога к полноправной жизни для всех честных тружеников и круг лишенцев всё более сокращается. Мы идём к полной отмене всех ограничений в выборах в Советы, введенных в своё время „в качестве временных мер“»[151]. Съезд единогласно, как и состоявшийся накануне пленум ЦК ВКП (б) постановил внести соответствующие изменения в Конституцию СССР, а также признал необходимым «ближайшие очередные выборы органов Советской власти в Союзе ССР провести на основе новой избирательной системы»[152]. Была создана конституционная комиссия, которая приступила к разработке проекта нового Основного закона.

вернуться

141

Там же. С. 37.

вернуться

142

Киселёв А. С. Задачи перевыборов Советов. М., 1934. С. 17.

вернуться

143

С.З. и Р. 1931. № 44. Ст. 298.

вернуться

144

Киселёв А. С. Задачи перевыборов Советов. М., 1934. С. 75.

вернуться

145

С.У и Р. 1934. № 50. Ст. 395.

вернуться

146

Киселёв. А.С. Указ. соч. С. 61.

вернуться

147

Выборы в Советы в Союзе ССР. 1934–1935 гг. М., 1935. С. 25.

вернуться

148

Правда. 1934 г. 17 ноября.

вернуться

149

Выборы в Советы в Союзе ССР. 1934–1935 гг. М., 1935. С. 19.

вернуться

150

Там же. С. 20.

вернуться

151

Правда 1935 г. 6 февраля.

вернуться

152

Правда 1935 г. 7 февраля.

18
{"b":"589805","o":1}