ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В небольшой, но ёмкой работе, посвященной перспективам исследования личных дел лишенцев, В. А. Маныкин указал на богатые информационные возможности, документов, связанных с лишением избирательных прав[4].

Из трудов историков по проблеме лишения избирательных прав, вышедших в последнее двадцатилетие, заслуживает особого внимания монография сотрудников Московского городского архива В. И. Тихонова, В. С. Тяжельникова, И. Ф. Юшина. Она посвящена созданию базы данных по московским лишенцам 1920–30-х гг. и результатам её обработки с помощью специально созданной компьютерной программы. Применяя количественные методы в изучении крупного массива архивной информации, авторы сумели выявить ряд важных закономерностей, как в самом процессе лишения избирательных прав, так и в деятельности лишенцев, принадлежавших к разным социальным группам, направленной на восстановление их в правах голоса[5].

Необходимо также отметить ряд работ уральских и сибирских исследователей, посвященных лишению прав голоса представителей «нетрудовых классов».

Среди них важное место занимают труды С. А. Красильникова в которых он выдвигает и пытается обосновать тезис о том, что результатом политики власти в отношении «нетрудовых слоев» населения была их маргинализация. Главной целью режима при этом, по мнению автора, являлось укрепление контроля и власти над обществом. Одним из важнейших и весьма эффективным инструментом подобной политики было лишение граждан избирательных прав по социальному признаку[6]. Как считает С. А. Красильников «лишение избирательных прав… и разнообразные „чистки“ играли роль своего рода пролога… для прямых репрессий, поскольку формировали так называемые группы риска, или те многочисленные социально-учетные группы и категории, которые определялись режимом в качестве потенциально опасных… или ненадежных в качестве союзников и опоры власти элементов»[7].

Большую ценность представляют работы Т. И. Славко, посвященные уральским лишенцам[8]. Наиболее ценной среди них является сборник документов «Социальный портрет лишенца. (На материалах Урала.)», выпущенный под её редакцией в 1996 г. в Екатеринбурге[9]. В нём опубликован ряд нормативных актов, касающихся лишения избирательных прав, изданных центральными и местными органами власти, представлены статистические данные, позволяющие проследить динамику процесса лишения избирательных прав, жалобы и ходатайства уральских лишенцев, а также публикации в местной и центральной периодической печати, посвященные лишению избирательных прав.

Серьёзные исследования, так или иначе затрагивающие тему лишения избирательных прав и лишенцев Урала и Сибири, были опубликованы В. М. Кирилловым, А. П. Килиным, Л. В. Кутыревой, Е. В. Байда, Л. Н. Мазур, Ю. А. Русиной, Л. А. Фофановой, М. Саламатовой, О. А. Гербер, З. Ш. Мавлютовой[10].

В 2000-х годах появились исследования Н. М. Морозовой, Л. С. Тимофеевой, Н. А. Федоровой, Т. П. Хлыниной, Я. А. Климука, Е. Ф. Кринко, В. В. Бахтина, в которых рассматриваются различные аспекты лишения избирательных прав в отдельных российских регионах[11].

«Бывшим людям» в советском государстве 1920–30-х годов посвящен ряд работ Т. М. Смирновой[12]. Особое внимание она уделяет судьбам детей «социально чуждых» и тем аспектам жилищной политики советской власти, которые затрагивали «нетрудовые элементы», среди которых существенную группу составляли лишенцы. Важные наблюдения и выводы о положении «бывших» в советской социальной системе содержатся в монографии Т. М. Смирновой «„Бывшие люди Советской России“. Стратегии выживания и пути интеграции. 1917–1936 годы»[13].

Проблемы социального статуса лишенцев рассмотрены в книге известного исследователя политических репрессий сталинской эпохи В. Н. Земскова, посвященной спецпоселенцам[14].

Юридические аспекты и последствия лишения избирательных прав стали темой работ В. Н. Белоновского и П. А. Дуксина[15].

В 2000-х годах было защищено несколько кандидатских диссертаций на тему лишения прав голоса в первые десятилетия советской власти[16].

Кроме исследований, посвященных лишению избирательных прав на территории, относящейся ныне к Российской Федерации, публиковались работы о лишенцах других регионов, входивших до 1991 г. в состав СССР. Так, за последнее десятилетие вышли в свет несколько работ, посвященных лишению прав голоса в Крыму[17].

Подводя предварительные итоги изучения лишения избирательных прав и феномена «лишенчества», Л. А. Серокурова справедливо заметила, что в 1990-е годы «особое внимание российским историками» уделялось «„социальному портрету“ лиц устраненных от выборов». Применение «количественных методов к личным делам „лишенцев“ способствовало „созданию образа усредненного „лишенца““»[18]. Работы, посвященные лишению прав голоса, опубликованные за последние десятилетие часто содержат попытку более глубокого комплексного анализа данного феномена истории советского государства и общества. При этом «оценивая явление „лишенчества“ одни авторы считают его „репрессивной“, „самостоятельной и дополнительной карательной мерой“, другие видят в нем „инструмент дискриминации“, способствовавший формированию репрессивной системы, третьи — способ изменения социальной среды в условиях укрепления тоталитарного государства»[19].

Значительный и разнообразный материал по лишению избирательных прав можно обнаружить в сборниках документов по советской истории, выпущенных за последнее время. Среди них стоит отметить такие фундаментальные издания, как «Письма во власть. 1917–1927 гг.», «Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918–1932 гг.», «1930-е годы: общество и власть», «Трагедия советской деревни. 1927–1939 гг.», «Советская деревня глазами ВЧК-0ГПУ-НКВД», «Крестьянские истории: Российская деревня 1920-х годов в письмах и документах»[20]. В них наряду с другими документами содержатся статистические сводки и отчёты о проведении избирательных кампаний, директивы и постановления по организации выборов, а также жалобы лишенцев. В этих сборниках опубликованы также некоторые материалы, которые позволяют судить о тех ограничениях и даже преследованиях, которым подвергались лица, лишенные избирательных прав. Достоинством упомянутых работ является выполненный на высоком уровне научно-справочный аппарат, помогающий ориентироваться в огромном массиве информации, который несут опубликованные документы.

Обращались к теме лишения избирательных прав в СССР и зарубежные учёные. Стоит особо отметить исследователей социальной истории сталинизма, представляющих так называемое «ревизионистское» направление в американской историографии. В своих трудах, опубликованных в 1980–90-х гг. представители этого направления Э. Кимерлинг, Ш. Фицпатрик, Г. Алексопулос, В. Бровкин определяют лишение избирательных прав, как органичное и важное звено в системе политических репрессий сталинской эпохи[21]. Они отмечают, что лишение избирательных прав по признаку социальной принадлежности или политической лояльности превращало человека в гражданина «второго сорта» и делало объектом потенциальных преследований по общественной и политической линии в дальнейшем. Вместе с тем эти работы содержат и некоторые положения и утверждения, с которыми невозможно согласится или принять безоговорочно. Так, например Э. Кимерлинг, анализируя национальный состав лишенцев, высказала мнение, что одной из целей лишения избирательных прав в Советском Союзе была дискриминация национальных меньшинств. Однако даже самое поверхностное изучение списков лишенцев, составленных в разное время в разных регионах Союза, убеждает в том, что это не так. Власть лишала избирательных прав чуждые и потенциально враждебные ей классы и социальные группы населения, при этом национальный признак в расчёт не брался. К ошибочному выводу исследователя привело то, что она изучала процесс лишения избирательных прав преимущественно базы лишения, избирательных прав граждан на материалах Украины. При этом Э. Кимерлинг соглашается с распространенной в западной историографии теорией, согласно которой политика Советского руководства в отношении Украины диктовалась имперскими целями, и одной из основных её направлений был геноцид крестьянства, являвшегося базой местного национализма.

вернуться

4

Маныкин В. А. Личные дела лиц, лишённых избирательных прав: исследовательские перспективы и возможности. // Источниковедение XX столетия. Тезисы докладов и сообщений научной конференции. 2830 января 1993 г. М., 1993. с. 136–137.

вернуться

5

Тихонов В. И.,Тяжельников В. С., Юшин И. Ф. Лишение избирательных прав в Москве в 1920–1930-е гг. Новые архивные материалы и методы обработки. М., 1998.

Смирнова Т. М. «Бывшие люди» Советской России: стратегии выживания и пути интеграции. 1917–1936 годы. М., 2003.

вернуться

6

Красильников С. А. На изломах социальной структуры: маргиналы в послереволюционном российском обществе (1917-й — конец 1930-х гг.). Новосибирск, 1998;

Красильников С. А. Маргиналы в постреволюционном российском обществе в 1920–30-е годы. // Вестник РГНФ 2003. № 4. С. 5–13;

Красильников С. А. Серп и Молох. Крестьянская ссылка в Западной Сибири в 1930-е годы. М., 2008;

Красильников С. А., Саламатова М. С., Ушакова С. Н. Корни и щепки. Крестьянская семья на спецпереселении в Западной Сибири (1930-е — начало 1950-х гг.). Новосибирск, 2008.

вернуться

7

Красильников С. А. Дискриминации в постреволюционном российском / советском обществе как исследовательская проблема: некоторые заметки. // История сталинизма: репрессированная российская провинция. Материалы международной научной конференции. Смоленск, 9–11 октября 2009 г. / под ред. Е.В. Кодина, М., 2011. С. 39.

вернуться

8

Славко Т. И. Кулацкая ссылка на Урале. 1930–1936 гг. М., 1995. Славко Т.И. Раскулачивание. // ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои. Под. ред. Добровольского И.В. Франкфурт/Майн — М., 1999. С. 129–178.

вернуться

9

Социальный портрет лишенца (на материалах Урала). Сб. документов. Екатеринбург, 1996.

вернуться

10

Кириллов В. М. История репрессий на Урале 1920-е-начало 1950-х гг. (на материалах Нижне-Тагильского района): Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора исторических наук. Екатеринбург, 1996;

Килин А. П. Частная торговля на Урале в 20-е годы (информационное обеспечение). // Метод в историческом исследовании. Тезисы докладов и сообщений всесоюзной школы — семинара. Минск 21–25 октября 1991 г. Минск, 1991. С. 154–155;

Кутырева Л. В. История раскулачивания на Урале. (К проблеме создания базы данных). // Метод в историческом исследовании… Минск, 1991. С. 155–156;

Байда Е. В. Социальный портрет лишенного избирательных прав за занятие торговлей. // История репрессий на Урале: идеология, политика, практика (1917–1980-е гг.). Екатеринбург. 1997. С. 86–95;

Мазур Л. Н. Лишение избирательных прав крестьян в 20-е — первой половине 30-х годов (по материалам личных дел). // История репрессий на Урале… С. 105–119;

Русина Ю. А. Характеристика лишенных избирательных прав за связь с религиозным культом на Урале. // История репрессий на Урале… С. 119–129;

Фофанова Л. А. Бывшие госслужащие Урала как жертвы репрессивной политики советской власти. // История репрессий на Урале… С. 130–135;

Саламатова М. С. Лишенные избирательных прав в г. Новосибирске в 1927–1936 гг. // Корни травы: Сборник статей молодых историков. М., 1996. С. 9–22;

Салматова М. С. Социальная структура советского общества: сословно-классовый подход. // Социокультурные исследования. Новосибирск, 1997. С. 179–184;

Саламатова М. С. Лишённые избирательных прав в Советской России. 1918–1936 гг.: Итоги изучения. // Маргиналы в советском обществе 1920–1930-х гг. Новосибирск, 2001. С. 3–37;

Саламатова М. С. «Лишенцы» // Маргиналы в социуме. Маргиналы как социум. Сибирь (1920–1930-е годы). Новосибирск, 2004. С. 19–98;

Гербер О. А. Крестьяне — «лишенцы» немецких колоний Сибири (1921–1937). // Урал и Сибирь в сталинской политике. Новосибирск, 2002. С. 138–158;

Мавлютова З. Ш. Лишение избирательных прав православного духовенства (на материалах Тюменского и Тобольского округов Уральской области 1920-х годов). // Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 23. С. 52–57.

вернуться

11

Морозова Н. М. Личные дела «лишенцев» 1918–1936 гг.: опыт создания базы (на примере некоторых районов Мордовского края). // Информационный бюллетень ассоциации «История и компьютер». № 30. М., 2002. С. 173–175;

Тимофеева Л. С. Федорова Н. А. Советская избирательная система при переходе к НЭП. // История государственности республики Татарстан и современность. Казань, 2000. С. 43–53;

Федорова Н. А. Лишенцы 1920-х годов: советское сословие отверженных. // Журнал исследований социальной политики. 2007. Т. 5. № 4. С. 483–496;

Хлынина Т. П. Чистки и лишение избирательных прав советских граждан в 1930-е годы: штрихи к портрету времени. // Российская история: проблемы, мнения, оценки (федеральных, региональных, социально-экономических и политических процессов). Ученые записки. Вып. 3. Пятигорск, 2004. С. 94–103;

Хлынина Т. П. «Вычищенные» и «лишенные избирательных прав»: социально неблагонадёжные категории советского общества 1930-х гг. // Вестник Армавирского института социального образования (филиала) РГСУ Научный и научно-методический ежегодник. 2006 г. № 4. Армавир, 2006. С. 168–173;

Климук Я. А. Лишение крестьян избирательных прав как метод политики раскулачивания (на материалах ЦХАФ АК). // Известия Алтайского государственного университета. 2007. № 41. С. 131–135;

Кринко Е. Ф. Лишение избирательных прав как форма репрессий: юридическое закрепление и практика применения. // Проблемы истории массовых политических репрессий в СССР. К 70-летию Всесоюзной переписи населения 1939 года. Материалы VI международной научной конференции. Краснодар, 2010. С. 190–200;

Бахтин В. В. Лишение избирательных прав (на материалах Воронежской области). // История сталинизма: репрессированная российская провинция. Материалы международной научной конференции. Смоленск, 9–11 октября 2009 г. / под ред. Е. В. Кодина, М., 2011. С. 538–545.

вернуться

12

Смирнова Т. М. «Бывшие». Штрихи к социальной политике советской власти. // Отечественная история. 2000. № 2. С. 37–48;

Смирнова Т. М. Социальный портрет «бывших» в Советской России 1917–1920 годов. (По материалам регистрации «лиц бывшего буржуазного и чиновного состояния» осенью 1919 г. в Москве и Петрограде). // Социальная история. Ежегодник. 2000. М., 2000. С. 87–126;

Смирнова Т. М. «Бывшие» в условиях НЭПа: «широкие перспективы» или новые проблемы. // Cahiers du monde russe. 2003. № 44/1 (Janvier — Mars). C. 111–133;

Смирнова Т. М. «В происхождении своем никто не повинен…»? Проблемы интеграции детей «социально чуждых» элементов в послереволюционное российское общество (1917–1936 гг.). // Отечественная история. 2003. № 4. С. 28–42;

Смирнова Т. М. «Бывшие люди» в социальной структуре и повседневной жизни советского общества (1917–1936 гг.). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук. М., 2010.

вернуться

13

Смирнова Т. М. «Бывшие люди» Советской России: стратегии выживания и пути интеграции. 1917–1936 годы. М., 2003.

вернуться

14

Земсков В. Н. Спецпоселенцы в СССР. 1930–1960 гг. М., 2005.

вернуться

15

Белоновский В. Н. Лишение избирательных прав как мера юридической ответственности. // История государства и права. 2005. № 9. С. 13–16; Дуксин П. А. Лишение избирательных прав граждан по советскому законодательству 20–30-х годов XX века. // Конституционное и муниципальное право. 2009. № 5. С. 20–23.

вернуться

16

М. С. Лишение избирательных прав как форма социально-политической дискриминации в середине 1920-х-1936 гг. (на материалах Западной Сибири). Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Новосибирск, 2002; Морозова Н.М. Лишение избирательных прав на территории Мордовии в 1918–1936 гг. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Саранск, 2005. Карпычева Е.В. Лишение избирательных прав за занятие частной торгов-лей по Тверскому региону: источниковедческое исследование (1918–1936 гг.). Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. М., 2009.

вернуться

17

Вакатова Л. П. Лишение избирательных прав. // Немцы в Крыму: очерки истории и культуры. Симферополь, 2000. С. 87–94;

Фесенко А. А. Лишение избирательных прав крымских татар в 20–30-е гг. XX столетия в г. Севастополе. // Севастополь: взгляд в прошлое. Сборник научных статей сотрудников государственного архива г. Севастополя. / сост. В. В. Крестьянников. Севастополь, 2006. С. 257–262;

Серокурова Л. А. «Лишенцы» Крымской АССР в контексте социально-экономических и политических процессов (1921–1936 гг.). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 2010.

вернуться

18

Серокурова Л. А. «Лишенцы» Крымской АССР в контексте социально-экономических и политических процессов (1921–1936 гг.). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 2010. С. 6.

вернуться

19

Там же. С. 7–8.

вернуться

20

Russian Review. 1982. January; Alexopulos Golfo. Rights and Passage: Marking Outcasts and Making Citizens in Soviet Russia, 1926–1936: Ph. D. diss. Chicago, 1996; Alexopulos Golfo. Stalin's Outcasts: Aliens, Citizens, and the Soviet

вернуться

21

State, 1926–1936. Cornell University Press, 2003; Brovkin V. Russia after Lenin: 1925–1929. London, New York, 1998.

2
{"b":"589805","o":1}