ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Местные власти, в вопросе экономических ограничений лишенцев, старались также, как и с социальными ограничениями придерживаться основных директив партии и правительства по данному вопросу. Тем не менее, и в этой сфере отмечались случаи «перегибов», особенно часто в 1929–1931 гг. Главным образом они выражались в необоснованном увольнении с работы лиц, лишённых прав голоса и наложении на них дополнительных налогов, не предусмотренных законодательством.

Лишенцы зачастую переживали экономические ограничения более тяжело, чем социальные, поскольку речь здесь шла уже о самых насущных вещах — потере источников пропитания и обеспеченного существования.

Вместе с тем жалобы на трудности подобного характера были относительно редкими. Лишенцы в основной своей массе просили дать им возможность вернуться к активной общественно-политической жизни, не жалуясь при этом на тяжелые условия существования.

Глава III

Лишенцы и общество

Восстановление в правах голоса: условия и методы

Изначально лишение избирательных прав рассматривалась в советском праве как мера временная, порождённая определенными историческими обстоятельствами. Однако ни Конституции 1918 и 1925 гг., ни первые избирательные инструкции не содержали статей определявших возможности и порядок восстановления граждан в избирательных правах. Механизм этого процесса не был разработан до середины 1920-х гг. Связано это было с тем, что в целом отсутствовало единое избирательное законодательство.

Только инструкцией 1922 г. впервые на общегосударственном уровне было установлено, каким образом лица, лишённые избирательных прав, перед очередными выборами могут добиваться восстановления в них. Граждане, считавшие, что их включили в список лишенцев несправедливо, могли обжаловать эти действия. Для этого им необходимо было подать свою жалобу в трёхдневный срок с момента опубликования списка в вышестоящую комиссию вплоть до губернской. Жалоба подавалась через тот орган (т. е. через низовую избирательную комиссию), действия которого стали её причиной. Последний должен был переслать жалобу в вышестоящую инстанцию со своим заключением в течение 24-х часов. Постановления губернской избирательной комиссии, утверждавшей окончательные списки лишенцев, обжаловались в губисполкоме[376]. Таким образом, люди, лишаемые избирательных прав, и желавшие их вновь приобрести, ставились в условия, в которых сделать это было крайне затруднительно. Во-первых, для восстановления давался небольшой срок, во-вторых, окончательное решение все равно зависело от мнения той комиссии, которая и превратила гражданина в лишенца.

С 1923 г. одним из определяющих мотивов при разрешении вопроса о восстановлении человека в избирательных правах стала его лояльность к советской власти. Следующая по времени общероссийская избирательная инструкция от 11 августа 1924 г. устанавливала для желавших восстановится в избирательных правах тот же порядок подачи жалоб и те же сроки, что содержались в инструкции 1922 г[377]. В первой общесоюзной инструкции от 16 января 1925 г. сроки для подачи жалоб на неправильные действия избирательных комиссий были увеличены до 7 дней[378].

Относительный демократизм выборов 1924–1925 гг. вызывал надежды на дальнейшее смягчение политического режима и, как следствие, на скорое возвращение избирательных прав всем, лишенным их в прежние годы. Ответом на эти настроения со стороны руководства страны стал появившийся летом 1925 г. циркуляр НКВД. В нём содержалось требование к местным избирательным комиссиям и исполкомам восстанавливать в избирательных правах только тех граждан, кто сам подал об этом заявление[379].

По инструкции от 13 октября 1925 г. для обжалования постановления о лишении их права голоса гражданам по-прежнему предоставлялся недельный срок с момента его опубликования. Жалобы на действия сельских избирательных комиссий в течение двух суток рассматривали волостные и районные комиссии. В случае если они не могли решить вопрос о восстановлении в избирательных правах того или иного гражданина, его жалоба пересылалась на рассмотрение в уездную или окружную комиссии. Жалобы на их постановления рассматривались соответственно в губернских, областных и краевых комиссиях. Решения последних обжаловались в президиумах губернских, областных и краевых исполкомов, постановления которых было обжаловать только во ВЦИКе. В городах действия районных избирательных комиссий можно было обжаловать в общегородской комиссии. В период между выборами прошения о восстановлении в избирательных правах рассматривались соответствующими советами и исполкомами.

Согласно инструкции 13 октября 1925 г. окружные и уездные избирательные комиссии могли восстанавливать в избирательных правах граждан, занимавшихся прежде торговлей и промыслами, использовавших наёмный труд, имевших нетрудовой доход и получавших прибыль «от исполнения обязанностей служителей культа». Решения о допущении к участию в выборах этих лиц утверждали губернские, областные и краевые избирательные комиссии. Основанием для восстановления в правах голоса были «удостоверения, выдаваемые администрацией учреждения или предприятия о занимаемой должности и получаемой зарплате, а также удостоверение совета или административных органов о том, что указанные лица в настоящее время живут на средства, добываемые личным трудом, и не эксплуатируют чужого труда»[380].

Во второй половине 1925 г. при Президиуме ВЦИК была создана межведомственная комиссия «по предварительному рассмотрению ходатайств о восстановлении в правах гражданства». В её состав входили представители ВЦИК, ОГПУ народных комиссариатов внутренних дел, иностранных дел, юстиции. Одной из главных задач комиссии было рассмотрение ходатайств о восстановлении в избирательных правах бывших служащих полиции и священнослужителей. Граждане, принадлежащие к данным категориям, могли получать право голоса только по особому постановлению ВЦИК. Межведомственная комиссия рассматривала их заявления, а также весь дополнительный материал, включавший в себя отзывы и постановления местных административных органов, и направляла их со своим заключением в отдел частной амнистии ВЦИК. Далее эти документы, с соответствующими визами отдела, поступали в Президиум ВЦИК, который издавал постановление по каждому отдельному гражданину, добивавшемуся восстановления в избирательных правах. Решающее значение при определении вопроса о возвращении гражданину избирательных прав имели такие факторы как давность и срок службы в полиции или работы в культовых учреждениях, лояльность к советской власти, отзывы местных властей и общественных организаций, рекомендации ОГПУ Заседала комиссия она не менее одного раза в месяц. Обычно на каждом заседании рассматривалось от нескольких десятков до нескольких сотен заявлений граждан о восстановлении в избирательных правах.

Количество жалоб, направляемых в комиссию, существенно увеличивалось во время избирательных кампаний. Поначалу ходатайства о предоставлении избирательных прав поступали не слишком интенсивно. Так за весь период выборов 1925–26 гг. в Президиум ВЦИК поступило всего 469 жалоб и заявлений о восстановлении в избирательных правах[381].

В дальнейшем, количество ходатайств, направляемых во ВЦИК, заметно возросло. Это было связано как с ужесточением выборного законодательства и расширением круга лиц, лишаемых избирательных прав, так и с ростом ограничений, накладываемых на лишенцев. В первые месяцы своей работы комиссия на своих заседаниях чаще выносила положительные решения. Так, на заседании 19 марта 1926 г. рассматривались ходатайства 138 человек о восстановлении в правах голоса. Президиуму ВЦИК было рекомендовано предоставить избирательные права 84 гражданам и отклонить ходатайства 54 граждан[382]. На заседании 17–18 августа 1926 г. рассматривались ходатайства 439 человек. Было рекомендовано предоставить избирательные права 244 гражданам и отклонить ходатайства 195 граждан[383]. С октября 1926 г. тенденция изменилась. Теперь количество отклонённых прошений постоянно превышало количество удовлетворённых. Связано это было с общим изменением политики в отношении выборов и лишения избирательных прав. На заседании 15 октября 1926 г. рассматривалось 299 ходатайств. Было рекомендовано предоставить избирательные права 129 гражданам, а ходатайства 170 граждан — отклонить[384]. На заседании 29 октября 1926 г. было рассмотрено 250 ходатайств. Было рекомендовано предоставить избирательные права 122 гражданам, а ходатайства 128 — отклонить[385]. На заседании 15 ноября было рассмотрено 148 ходатайств. Комиссия рекомендовала предоставить избирательные права 69 гражданам, и отклонить ходатайства 79 граждан[386]. На заседании 9 декабря рассматривалось 293 ходатайства. Было рекомендовано предоставить избирательные права 135 гражданам, а ходатайства 158 граждан — отклонить[387]. На заседании 17 декабря 1926 г. было рассмотрено 296 ходатайств. Комиссия рекомендовала предоставить избирательные права 139 гражданам и отклонить ходатайства 157 граждан[388].

вернуться

376

Собрание Узаконений и Распоряжений Рабочего и крестьянского правительства РСФСР (С.У и Р.) 1922. № 56. Ст. 706.

вернуться

377

С.У. и Р. 1924. № 71. Ст. 695.

вернуться

378

Собрание Законов и Распоряжений Рабоче-крестьянского Правительства СССР (С.З. и Р.). 1925. № 6. Ст. 55.

вернуться

379

Власть Советов. 1925. № 9.

вернуться

380

С.У. иI Р. 1925. № 79. Ст. 603.

вернуться

381

Лишенцы: 1918–1936. Публикация А. И. Добкина. //Звенья. Исторический альманах. Вып.2. М.-Спб., 1992. С. 607.

вернуться

382

Государственный архив Российской федерации (ГАРФ). Ф. 5404. Оп. 10. Д. 14. Л. 97.

вернуться

383

Там же. Оп. 10. Д. 15. Л. 3.

вернуться

384

Там же. Л. 27.

вернуться

385

Там же. Л. 51.

вернуться

386

Там же. Л. 73.

вернуться

387

Там же. Л. 86.

вернуться

388

Там же. Л. 111.

39
{"b":"589805","o":1}