ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

15 августа 1928 г. президиум Смоленского губернского исполкома рассмотрел заявление жителя деревни Ессенная Вельского уезда Ф. А. Киселёва о восстановлении в правах голоса, которых он был лишён за использование в хозяйстве наёмного труда. После изучения всех обстоятельств дела было принято постановление о восстановлении Киселёва в избирательных правах, поскольку в его «хозяйстве применяется труд одного постоянного рабочего вследствие того, что из семьи в 5 человек имеется 4 человека нетрудоспособных. Следовательно, применяемый наёмный труд используется не с целью извлечения прибыли, а для поддержания хозяйства»[445].

В избирательную кампанию 1928–29 гг. большое внимание уделялось пересмотру списков лишенцев. Одной из главных целей этого было исключение из них тех граждан, которые были в них внесены незаконно — либо по ошибке, либо в результате злоупотреблений местных властей. В начале 1929 г. бюро Смоленского губкома партии обратилось с призывом ко всем уездным комитетам «принять меры к тщательному пересмотру списков лишенцев с широким привлечением к обсуждению последних рабочих и бедняцко-середняцких масс крестьянства и к своевременному рассмотрению жалоб лишенцев в установленные сроки»[446]. После обнародования этих документов по всей губернии была активизирована работа по рассмотрению жалоб на неправильное лишение избирательных прав и по пересмотру списков лишенцев. Только в Смоленском уезде местной избирательной комиссией был восстановлен в правах 41 % от всего количества граждан, внесённых ранее в перечни лишенцев[447]. В целом же по Смоленской губернии к марту 1929 г. было восстановлено в избирательных правах около 30 % от общего числа лишенцев[448].

Согласно отчёту Смоленской губернской избирательной комиссии в неё за период с 1 сентября 1928 г. по 1 мая 1929 г. «поступило 1 600 жалоб на неправильное лишение избирательных прав». Больше всего заявлений о восстановлении в избирательных правах поступило от бывших полицейских. Количество поданных ими ходатайств составило 11,4 % от общего числа жалоб. Меньше всего поступило жалоб от членов семей лиц, лишённых избирательных прав. Их заявления составили только 3,6 % от общего количества жалоб. Вместе с тем больше всего положительных решений было принято именно по заявлениям членов семей лишенцев. Всего было удовлетворено 9,5 % поданных ими ходатайств. На втором месте по количеству положительных ответов стояли «частные торговцы и посредники». Решения о восстановлении в правах голоса были приняты по 3,6 % от общего количества заявлений, поданным представителями этой группы. Из 1 600 жалоб, полученных губернской избирательной комиссией до мая 1929 г. было рассмотрено 634 или 39,6 %. 200 ходатайств (12,5 %) находились к этому времени «в стадии проработки». Остальные 766 жалоб (47,9 %) возвращены УИКам для оформления. Из рассмотренных заявлений большинство — 415 или 65,5 % поступило из сельской местности. По 106 (25,5 %) из них были приняты положительные решения. Наибольшее количество удовлетворённых жалоб сельских лишенцев — 35,1 %, пришлось на Вяземский уезд. По мнению Губернской избирательной комиссии достаточно большое количество граждан восстановленных в правах голоса свидетельствовало «о значительных перегибах, допущенных в отдельных местах в части неправильного лишения избирательных прав»[449].

В ходе перевыборов 1928–29 гг. «по предложению губернской избирательной комиссии списки лишенцев в отдельных городах» были пересмотрены. В результате количество граждан восстановленных в избирательных правах значительно увеличилось. Так, в Рудне «из 383 лишенцев» было «восстановлено 14 или 3 %». В Починке «из 326 лишенцев восстановлено 110 или 33,7 %». Из 219 жалоб городских лишенцев, рассмотренных губернской избирательной комиссией, положительное разрешение получили 74 или 33,8 %[450].

Документы свидетельствуют, что лишенцы Смоленской губернии и Западной области активно подавали заявления о получении прав голоса непосредственно в высшие органы власти. Так, завесь 1929 г. во Всероссийскую центральную избирательную комиссию поступило из Западной области 2 090 ходатайств о восстановлении в избирательных правах, что составило 5,9 % от общего числа поступивших заявлений. 771 из них было принято к рассмотрению. По 361 ходатайству (46,8 %) комиссия приняла положительное решение.

Начало коллективизации было связано с массовым лишением избирательных прав. После постановлений марта 1930 г. о борьбе с незаконным лишением граждан прав голоса началась активная работа по пересмотру списков лишенцев. О том, насколько интенсивно шла работа по рассмотрению заявлений о восстановлении в избирательных правах в первой половине 1930 г., свидетельствует следующий факт. С 15 января по 1 мая 1930 г. Западным облисполкомом было изучено 1 088 дел лишенцев. При этом 733 человека были восстановлено в избирательных правах[451]. Наибольшее количество граждан получивших избирательные права было в Смоленском — 158 и Вяземском — 108 округах[452].

Очень показательным является распределение лишенцев, подававших ходатайства о восстановлении в правах голоса в эпоху «великого перелома» по категориям. Р. В. Шамшин, исследовав 157 жалоб лишенцев Западной области поданных ими в различные избирательные комиссии и органы власти в 1929–1931 гг., пришел к следующим выводам: «Среди жалобщиков… 18 были женщины, 139 — мужчины, то есть 11,5 и 88,5 %. Из них 31 — торговец (19,7 %), 45 — крестьян (28,7 %), 22 — полицейских стражников (14 %), 9 — тюремных надзирателей (5,7 %), 3 — городовых (1,9 %), 3 — урядников (1,9 %), 7 — помещиков (4,5 %), 8 — служителей культа и членов их семей (5,1 %), 6 — мельников (3,8 %), 23 — прочих (14,6 %)»[453]. Таким образом, чаще всего просили о восстановлении в правах голоса «крепкие» сельские хозяева, лишенные таковых за использование наемной силы и расширение хозяйства до «нетрудового», частные торговцы и бывшие служащие полиции.

В последующие годы количество жалоб лиц лишённых избирательных прав колебалось на уровне около 4 тысяч ежегодно. При этом процент восстанавливаемых граждан существенно увеличился. Так за весь 1932 г. в Западную избирательную комиссию поступило 4 163 жалобы. 2 666 просителя получили отрицательный ответ, а 571 (17,6 %) — положительный. В 1933 г. поступило 3 795 жалоб. По 1 276 был дан отказ, а 762 просителя (37 %) восстановлены в избирательных правах. В 1934 г. (по состоянию на 5 ноября) поступило 3 944 жалобы. По 1 992 был дан отказ, а 1 472 просителя (42,5 %) были восстановлены в правах голоса[454].

Очень часто лишенцы обоснованно указывал в своих заявлениях на то, что они являются жертвами произвола со стороны местных советских и партийных функционеров. Так житель местечка Хиславичи Василий Ластовский, в августе 1923 г. лишенный избирательных прав в своей жалобе в Смоленский губисполком писал, что главной причиной внесения его в список лишенцев была личная неприязнь к нему члена районной избирательной комиссии Роси Кагановой. В своем ходатайстве он отмечал: «Если за личные счёты лишают людей избирательного права, то тогда я соглашаюсь, а если нет, то прошу меня восстановить в правах»[455].

Житель деревни Белики Монастырщенского района К. И. Коробков, лишённый избирательных прав в 1931 г., в своей жалобе во ВЦИК указывал, что был лишен прав голоса «по наговору отдельных лиц, впоследствии раскулаченных и высланных»[456].

вернуться

445

Там же. Ф. 13. Оп. 1. Д. 927. Л. 928. Л. 3.

вернуться

446

Там же. Ф. 13. Оп. 1. Д. 922. Л. 100.

вернуться

447

Киселёв А. С. Задачи перевыборов Советов (1930/31 г.). М.-Л., 1930. С. 59.

вернуться

448

ГАСО. Ф. 2360. Оп. 1. Д. 220. Л. 18об.

вернуться

449

ГАРФ. Ф. 1235. Оп. 107. Д. 244. Л. 19.

вернуться

450

Там же. Л. 20.

вернуться

451

ГАСО. Ф. 2360. Оп. 1.Д. 265. Л. 18.

вернуться

452

Максудов С. Некоторые документы Смоленского архива о раскулачивании и высылке кулаков. // Минувшее. Исторический альманах. Выпуск 4. М., 1990. С. 230.

вернуться

453

Шамшин Р. В. Жалобы крестьянства как исторический источник по изучению политики раскулачивания, 1929–1931 годы (на примере Западной области). // История сталинизма: репрессированная российская провинция. Материалы международной научной конференции. Смоленск, 9–11 октября 2009 г. / под ред. Е. В. Кодина. М., 2011. С. 97.

вернуться

454

ГАСО. Ф. 2360. Оп. 2. Д. 442. Л. 126.

вернуться

455

Там же. Ф. 13. Оп. 1. Д. 326. Л. 31об.

вернуться

456

Там же. Ф. 2360. Оп. 1. Д. 860. Л. 2.

45
{"b":"589805","o":1}