ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ещё сложнее была ситуация в городах, поскольку инструкции о выборах в городские Советы не было до самого конца гражданской войны. Здесь также при организации избирательных кампаний руководствовались местными законами и инструкциями. Чаще всего в городах при организации выборов в 1918–1921 гг. наряду с категориями граждан лишенных права голоса по 65-ой статье Конституции лишали избирательных прав «ещё некоторые категории из группы советских служащих»[42]. Главным образом в эту категорию попадали бывшие крупные промышленники, фабриканты, помещики, чиновники, занимавшие в царское время крупные административные должности. В тех местностях, где советская власть устанавливалась после длительной вооруженной борьбы (Сибирь, Дальний Восток, Архангельская губерния, Южный Урал) лишали избирательных прав тех, кто работал в учреждениях или служил в вооруженных формированиях прежних режимов. Однако если брать ситуацию в целом по стране лишение избирательных прав осуществлялось в полном объёме только там, где недавно проходили боевые действия и в непосредственной близости от фронтов[43].

Действия органов власти как центральных, так и местных по ограничению избирательных прав различных категорий населения во время гражданской войны нередко даже не соответствовали нормам Конституции 1918 г. Г. Е. Зиновьев, выступая в марте 1919 г. на VIII съезде РКП(б), заявил: «По нашей Конституции избирательных прав лишены только очень немногие элементы. Между тем на деле мы лишили избирательных прав несравненно большее количество населения. Это объясняется необходимостью». Однако далее он указывал: «Мы должны идти к постепенному расширению избирательных прав. Наша партия должна помнить и иметь ввиду, что инициатива в этом деле всегда должна принадлежать РКП. Мы не должны ждать пока меньшевики или с.-р. толкнут нас на это, но мы должны систематически действовать в этом направлении»[44].

Прямым следствием отсутствия налаженной и чётко функционирующей системы власти в годы гражданской войны является то, что мы не имеем обобщающих статистических сведений по выборам в советы за этот период. В статистическом сборнике, посвященном выборам 1925–1926 гг. указывалось: «Поставить полный и точный учёт постоянно идущих выборов при общей ненадёжности государственного аппарата того времени являлось делом невозможным. Особенно препятствовало учёту недостаточно внимательное отношение к учёту органов проводивших выборы на местах»[45]. Поэтому невозможно установить точное количество лишенцев как в целом по России, так и по отдельным её регионам в 1918–1922 гг. Опираясь на сведения о более поздних избирательных кампаниях, можно только предполагать, что их число не составляло более 2 % от общего количества избирателей.

Только с началом периода мирного строительства центральная власть стала уделять более серьёзное внимание организации советов на местах. Состоявшийся в декабре 1920 г. VIII Всероссийский съезд Советов призвал уделять большее внимание проблемам советского строительства и регулярно проводить выборы. В связи с этим всё острее становился вопрос об издании новых избирательных инструкций. Необходимо было и более точно определить круг лиц лишаемых избирательных прав. Прошедшие во многих регионах РСФСР, в 1921 г. губернские съезды советов единодушно требовали ужесточения всех норм, связанных с лишением прав голоса[46]. Однако, Центр в начале НЭПа старался проводить гибкую политику в отношении разных социальных слоёв. 7 июля 1921 г. Президиум ВЦИК издал постановление, определявшие порядок «восстановления в правах гражданства лиц, лишенных таковых в силу Конституции РСФСР». Оно предоставляло право губернским исполкомам восстанавливать в избирательных правах некоторые категории лишенцев, главным образом бывших служащих полиции и представителей городской интеллигенции. Но уже в августе 1921 г. в дополнение к этому постановлению ВЦИКом был издан особый декрет, в котором местные власти предупреждались о том, «что при рассмотрении вопросов о восстановлении в правах лиц, служивших в прежней полиции и жандармерии, необходимо соблюдать максимальную осторожность и осмотрительность, помня, что каждая ошибка в этом отношении будет дискредитировать советскую власть в глазах широких трудящихся масс»[47].

В начале 1922 г. ВЦИК принял «Положение о Советах губернских, уездных и заштатных городов и посёлков городского типа», а также «Положение о сельских Советах». Эти документы стали легли в основу политики советского строительства на местах. В них отсутствовали чёткие указания на то, кого следует лишать избирательных прав, но подчёркивалось, что «правом избирать и быть избираемыми… пользуются все граждане, за исключением лиц, указанных в статье 65 Конституции»[48]. Избирательные комиссии должны были составлять алфавитные списки избирателей и своевременно знакомить с ними население. Те, кто не попадал в эти списки, могли обращаться с жалобами в саму комиссию и в исполком местного Совета. Но о том, как должна происходить и оформляться документально процедура восстановления в правах голоса в постановлениях ничего не говорилось.

Либерализация хозяйственно-экономической жизни страны, связанная с введением НЭПа, порождала у ряда представителей государственного руководства мысли и о возможном смягчении политического режима. Это касалось и расширения избирательного права. В начале 1922 г., нарком иностранных дел Г. В. Чичерин, в ходе подготовки к международной конференции в Генуе предложил в обмен на дипломатическое признание и помощь со стороны западных держав, изменить ряд позиций Конституции в сторону большей демократизации. Речь шла и об отмене ограничений избирательного права по социальному признаку. Почву для подобных настроений давали и некоторые высказывания и строки из работ В. И. Ленина. Так ещё весной 1919 г. он писал: «в самом недалёком будущем прекращение внешнего нашествия и довершение экспроприации экспроприаторов может, при известных условиях, создать положение, когда пролетарская государственная власть изберёт другие способы подавления сопротивления эксплуататоров и введёт всеобщее избирательное право без всяких ограничений»[49]. Тем не менее, позиция Чичерина вызвала резко негативную реакцию главы советского правительства. В письме секретарю ЦК РКП(б) В. М. Молотову В. И. Ленин расценил заявления Чичерина как следствие физического и психического переутомления и рекомендовал отправить его в санаторий[50].

Как показали дальнейшие события, высшее руководство страны не только не собиралось ликвидировать ограничения избирательного права, но наоборот всячески стремилось расширить круг граждан, которые подпадали под эти ограничения. В декрете ВЦИК от 10 августа 1922 г., вводившем новый вид наказания за контрреволюционные преступления — административную высылку указывалось: «Лица, в отношении которых применена административная высылка, лишаются на время высылки активного и пассивного избирательного права»[51].

В конце августа 1922 г. ВЦИКом была издана новая избирательная инструкция. В разделе, посвященном лицам, лишенным избирательных прав этот документ повторял основные положения 65-й статьи Конституции, не вводя, как и инструкция 1918 г. каких-либо критериев для определения принадлежности человека к той или иной категории лишенцев. Списки лиц лишенных прав голоса должны были составляться, проверяться и публиковаться соответствующими избирательными комиссиями. При составлении списков комиссии использовали материал, находящийся в распоряжении местных отделов управления, а также волостных исполкомов и сельских советов. Публикация списка должна была происходить за неделю до выборов. В разделе инструкции, посвященном порядку проведения выборов, говорилось о том, что «в избирательном собрании могут присутствовать лишь лица, пользующиеся избирательным правом». При открытии собрания его председатель должен был огласить два списка — избирателей и тех, кто не имел права участвовать в выборах[52].

вернуться

42

Там же. С. 33.

вернуться

43

Рейснер М. А. Указ. соч. Стб. 282

вернуться

44

8-й съезд Российской Коммунистической партии (большевиков) в марте 1919 г. (Стенографический отчет). Саратов, 1919. С. 117.

вернуться

45

Выборы в Советы РСФСР в 1925–1926 году (предварительные итоги). Часть 1-я (горсоветы, сельсоветы, волсъезды, волисполкомы и ревизионные комиссии). М., 1926. С. 1.

вернуться

46

Власть Советов, 1922, № 1.

вернуться

47

С.У. и Р. 1921. № 62. Ст. 440.

вернуться

48

С.У. и Р. 1922. № 10. Ст. 90 и Ст. 91

вернуться

49

Ленин В.И. П.С.С. 5-е изд. Т. 38. С. 120.

вернуться

50

Там же. Т. 54. С. 136.

вернуться

51

С.У. и Р. 1922. № 51. Ст. 646.

вернуться

52

С.У. и Р. 1922. № 56. Ст. 706.

8
{"b":"589805","o":1}