ЛитМир - Электронная Библиотека

Все остальные думали примерно так же. Когда выяснилось, что отказавшихся нет, на следующее утро вместо автобусов к ним приехала такая же маленькая девушка, как и та, которая швырялась штангой, только эта была заметно моложе и красивее. Вместе с ней был такой парень, что по рядам девчонок прокатились вздохи.

— Привет! — поздоровалась она со всеми. — Так, смотрите не на моего мужа, а на меня! Я в некотором роде маг. Моя задача — сделать вас сильными и красивыми, чтобы не вы вздыхали, глядя на парней, а наоборот! Это займет примерно месяц. Основная работа будет моя, но и вам придется потрудиться. Сейчас я вас всех обработаю первый раз. Таких обработок будет пять с интервалом в четыре–пять дней. Я вынуждена уехать на несколько дней, поэтому вторая обработка может немного задержаться. От меня же вы получите все нужные вам знания: языки, борьбу, фехтование и верховую езду. Фехтованием с вами займется Вика Савина, которая с вами уже встречалась, а борьбой — знающие ее офицеры ФСБ. Пока меня нет, с вами займутся физической подготовкой, изучением оружия и стрельбами.

— Можно вопрос? — вышла из строя Лыткина.

— Конечно, можно, — улыбнулась девушка. — Задавай, постараюсь ответить.

— Нам правду говорили о другом мире?

— Правду, — ответила девушка. — Сама я в том мире не была, но мой муж пришел оттуда.

Строй дрогнул и качнулся ближе к приехавшим. Девчонки поедали глазами красивого плечистого парня, который оказался пришельцем.

— А для чего с нами возятся? — спросила Лыткина. — Должна быть причина!

— А вам разве не говорили? — удивилась девушка. — Вы будете служить богине, а за вашу подготовку государству заплатят золотом. Именно за подготовку, а не за вас. Вы все для себя решили сами и идете не в рабство.

— А если мы не захотим ей служить?

— Я не думаю, что вас будут удерживать силой, — сказала девушка. — Толку от таких жриц, которые спят и видят, как бы сбежать. Но и сразу уйти вам никто не даст, сначала нужно будет отработать. Богиня потратится на ваше обучение и перенос в другой мир, а вы ей покажете фигу? Я думаю, она вас за это накажет и будет права. Если кто‑то передумал, скажите сейчас, и я сотру у вас память за последнюю неделю. Потом вас вернут обратно в детские дома. Есть желающие?

Ни одна из них в тот раз не решилась уйти. Больше им это уже никто не предлагал.

— Людмила, они в приемной? — спросил секретаршу по связи Виктор Вольфензон. — Тогда пусть заходят.

Двустворчатые двери раскрылись, и в кабинет вошли двое мужчин, поспешивших занять свои места за большим овальным столом, за которым уже сидел хозяин.

— Начинайте, Абрашин, — сказал он начальнику аналитического отдела. — Только не нужно ваших рассуждений. Давайте выводы и итоговые цифры. Я вам и так верю.

— Извольте, Виктор Борисович, — сказал Абрашин. — На внутреннем рынке цены на очищенную медь упали на тридцать процентов, и падение продолжается. Спрос на кабельную продукцию продолжает уменьшаться, а у нас половина меди шла туда. Можно ее продать за пределами России, но со следующего года компания Фадеева будет экспортировать свои кабели в двадцать стран мира. Причем, по нашим данным, они к этому времени должны удвоить производство. Рынок уже на это отреагировал падением цен на медь и акции ее основных производителей. Конечно, со временем вся произведенная медь будет востребована промышленностью, и даже цены должны немного отыграть, но все равно потеряем много. Я не исключаю того, что придется временно закрыть часть заводов и шахт на Урале и в Казахстане.

— Прогнозируемые потери? — спросил Вольфензон.

— Сто десять миллионов — по обычной меди и еще сорок — по рафинированной.

— Сто пятьдесят миллионов долларов, — задумчиво сказал Вольфензон. — Ваши предложения по минимизации потерь?

— Только снижение производства. Но максимальный эффект этой меры будет, если производство снизим не одни мы, но и остальные.

— Спасибо, — кивнул Вольфензон. — Я вас больше не задерживаю. Оставьте все материалы у секретаря, я их потом посмотрю… Теперь давай будем разбираться с тобой, — сказал он начальнику своей службы безопасности Льву Александровичу Гринбергу. — Обрисуй, что собой представляет эта компания. Надеюсь, что за то время, пока меня не было, вы хоть что‑то накопали.

— Накопали много, — ответил Гринберг. — Пришлось задействовать все наши связи и залезть в резервные фонды…

— О расходах отчитаешься как‑нибудь в другой раз, — перебил его Вольфензон.

— Помимо Фадеева в правление компанией входят еще несколько человек. Только это уже не просто компания, а мощная промышленная группа из трех десятков предприятий. Точнее, мы насчитали тридцать два, но могли что‑то упустить. Все‑таки для такой работы было мало времени. Точно установили, что Фадееву принадлежат только тридцать процентов акций. Это было ожидаемо, если учесть размеры его активов. Еще один крупный держатель акций — некто Бортников, который до недавнего времени был директором мясокомбината на Алтае.

— Шутишь? — не поверил Вольфензон.

— Я сначала тоже не поверил, — вздохнул Гринберг, — но в этом деле подобных странностей пруд пруди. Например, совершенно неизвестен источник финансирования всех проектов по модернизации полученных от государства предприятий и подготовке выпуска новой продукции. Это сейчас подпитка идет за счет прибыли от кабельного производства, полгода назад у них были одни затраты. Причем сам Фадеев если и вложился, то совсем немного. Свободных средств у него почти не было, а активы он не выставлял на продажу. Есть одна зацепка, но там тоже… странности.

— Мне тебя тянуть за язык?

— Через одного из их финансистов удалось узнать, что каждый месяц очень крупные суммы переводятся на счет некой Ковалевой. Сколько на нем денег, пока узнать не удалось. Выяснили только, что ей семнадцать лет и недавно вышла замуж.

— Немного.

— Слишком мало времени и большой объем работы. Есть еще данные, но их пока не проверили. Один из моих парней вчера сообщил, что Ковалева с родителями якобы недавно приехала с Алтая.

— Я что‑то слышал о разборках Дерешкова с Фадеевым. Это было не на Алтае?

— Недалеко от Барнаула. Мы тоже обратили внимание на это совпадение, просто пока не успели отработать. Сегодня узнаем точно через архивы полиции.

— Ты вот что, Лев, работай осторожно. У меня много друзей за океаном, и там тоже многие интересуются продукцией предприятий господина Фадеева и им самим. И меня предупредили о его связях с армией и с ФСБ. Возможно, этим можно объяснить поддержку Фадеева президентом. И мне намекнули, что было бы неплохо как‑то притормозить эту компанию, а то они слишком сильно разогнались и начали действовать кое–кому на нервы.

— Рановато для акций.

— Я тоже так думаю, — согласился Вольфензон. — Сначала нужно узнать все, что можно, а уже потом будем думать, как ударить побольней. И надо заслать как можно больше наших людей в Ржев. Они ведь там строятся?

— Они строят такими темпами, что через год будет два Ржева. Наверняка там же будет центральный офис. Я кого‑нибудь пошлю, но позже: сейчас у меня все люди в деле.

— Подключай к работе частные детективные агентства, — приказал Вольфензон. — Если им хорошо заплатить, найдут даже то, чего никогда не было, и при этом не станут болтать. Сами вы много не наработаете, тем более что кроме Фадеева есть и другие дела.

— Здравствуй, Егор! — поздоровался в трубку Фадеев. — Ольги еще нет? Я звонил, но она не отвечает.

— Второй день, как ушла, — ответил Ковалев. — Тоже волнуемся, но она предупредила, что они могут задержаться на несколько дней. Когда появится, я ей скажу, чтобы тебе позвонила.

— Ее пока нет, — сказал Фадеев, отключив телефон. — Придется ждать. Что вы подобрали для ее работы?

— Выбрали Обнинск, — ответил Бортников. — Купили недостроенный дом и сейчас доводим его до ума. К октябрю должны все закончить. Сможем разместить сразу половину наших специалистов. Заодно сделаем квартиру для Ольги, чтобы ей меньше мотаться, и два изолятора для брака. А службой безопасности она займется в сентябре. Я думаю, что ее с Нором для этого лучше будет отвезти в Ржев. Меня волнует не столько оптимизация сотрудников, сколько проверка на лояльность. Наверняка уже есть «засланные казачки».

14
{"b":"589818","o":1}