ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы ничего не можем сделать, — сказал осмотревший тело врач. — Вскрытие покажет причину смерти, но почти наверняка — это инфаркт. Он не жаловался на сердце?

— Были такие жалобы? — спросил находившийся в кабинете Бортенев.

— Не было никаких жалоб, — ответил растерянный и забывший о субординации секретарь. — У Дмитрия Константиновича и сердечных лекарств никогда не было.

Глава 6

Прошла неделя. Поездка в Ржев оказалась «хлебной». При проверке тестом соврали тридцать два человека. Как выяснилось позже, двое из них просто хотели скрыть кое–какие факты своей биографии, остальных внедряли самые разные силы. Каждого подчиняли, заставляли исповедоваться, а потом подчищали память. Что с ними будет потом, Ольгу не интересовало. Проведя первую оптимизацию для почти восьмисот человек, они вернулись в Москву. На следующий день встречали приехавших поездом друзей. Их сопровождал отец Татьяны, который побыл в Москве два дня, убедился в том, что в его помощи никто не нуждается, и улетел в Барнаул. Три дня назад позвонил Поляков и сообщил, что ее требование выполнили, что через час подтвердил звонок обрадованной Вики. У нее уже находилась вернувшаяся от родственников Светлана, и обе девушки были заняты ее снаряжением, пытаясь втиснуть в «форд» максимум полезного. Они додумались установить на крышу машины вместительный багажник, но для энергичной Вики этого оказалось мало, и она купила подруге еще и прицеп, куда, помимо вещей, поставили десяток канистр с бензином. После этих звонков сразу же съездили в военный городок и провели вторую оптимизацию. Сегодня туда намечалась еще одна поездка.

— Сегодня я их всех еще раз обработаю, а Нор даст знания борьбы и фехтования, — говорила Ольга приехавшему к ним Виктору, — а завтра мы плюем на все и на неделю едем на море. И не к президенту на дачу, а куда‑нибудь в другое место. Не хочу я в Сочи, да и рядом с ним! Это будет не отдых, а опять работа. Если захочет с нами неформально пообщаться, может найти такую возможность и здесь. Посоветуйте, куда нам лучше поехать.

— Если на неделю, я бы вам советовал отдохнуть в Геленджике в доме моего друга. Правда, Бортников боится наших самолетов и вам не советует летать, но я думаю, что разок можно. Лететь туда всего два часа, а другими видами транспорта будете добираться сутки. Друг живет в Москве, а дом купил для отдыха. Мы у него отдыхали три года назад и остались довольны. Дом просторный, а готовит нанятая женщина. Третьяковы там уже отдыхали, а поедут они еще раз или нет, я могу узнать хоть сейчас.

— А что там с морем? — спросила Ольга.

— Есть там море, — усмехнулся Виктор. — Всего десять минут идти до пляжа санатория «Голубая волна». Там мелкая галька и, когда не штормит, чистая вода. Если захотите полежать на песочке, рядом пляж, который так и называется «Песчаное дно». Но он меньше размерами.

— Едем! — решила Ольга. — Звоните вашему Третьякову.

— Я возьму своих женщин и слетаю туда вместе с вами, — решил Виктор. — Неделю мы там жариться не будем, но три дня отдохнем. А места в доме хватит… Николай, привет! Я к тебе по поводу отдыха. Ты когда в следующий раз собираешься в Геленджик? Да нет, хотел с семьей и друзьями слетать туда на несколько дней. Да, хорошо. Когда? Ладно, передай от меня привет своим.

— Ну что? — спросил Нор. — Свободен домик у моря?

— Договорился, — сказал Виктор. — Они сейчас в Москве, а через три дня на две недели улетают в Таиланд, так что дом в полном нашем распоряжении. Прислуге он позвонит. Ладно, этот вопрос мы решили, но вы мне так и не сказали, когда поедете смотреть купленный для вас коттедж? Машина, кстати, тоже на подходе.

— «Найт»? — спросила Ольга.

— «Найт» — подтвердил Виктор. — Я вам ничего другого не обещал. Что скривилась? Он, между прочим, защищает не только от пуль, его и из гранатомета не прошибешь. Таких машин на всю Россию будет не больше сотни, так что гордитесь! Ладно, вижу, что вам пока не до недвижимости. Отдохнем, потом съездим вместе, тогда и посмотрите.

— Они его боятся, — мрачно сказал Поляков Бортеневу, — и я боюсь. Неделю назад умер Гущин, через два дня разбился в лифте Павлов, а позавчера при аварии эскалатора переломал ноги Попов. Это уже статистика или будем ждать следующего случая? Между прочим, в упавшем лифте погиб не один Павлов, а на эскалаторе пострадали многие, и тоже есть погибшие. В группе остались трое ученых, а возвращать Осипову этот меч или нет, зависит только от вас. Стоит ли рисковать? Отдать его Сергею с условием, чтобы намертво приколотил над кроватью и никуда не таскал.

— Не ожидал от вас, — удивленно посмотрел на полковника директор. — Вы и мистика!

— Я, Александр Сергеевич, уже готов поверить и в мистику, — сказал Поляков. — Полгода назад мы с вами и в магию не верили, а о божественной силе узнали совсем недавно. Какая мне разница, настоящий бог или чокнутый пришелец, если гибнут люди? Если верна гипотеза о происхождении этих «богов», для нас это ничего не меняет. Современная техническая цивилизация создана за последнюю сотню лет, представьте, чего можно достичь за десятки тысяч лет развития! Я это говорю к тому, что не вижу смысла в дальнейших исследованиях. Опасность может крыться в мече, в самом лейтенанте или в чем‑то еще, что проникло в наш мир вместе с ним, только мы ничего не найдем, а если и найдем, то не сумеем понять, с чем имеем дело.

— Говорите, они напуганы? — спросил Бортенев. — Кто‑нибудь говорил ученым об опасениях Осипова?

— Никто им ничего не говорил, — сказал Поляков. — Никто из ученых не знает, откуда взялся меч, но они к нему сейчас вообще не подходят, так что толку в таких условиях от их исследований… Физики, кстати, с Осиповым закончили. Результатов, как я и думал, никаких. Фиксируют только вторичные эффекты, а сам источник силы для них тайна за семью печатями. Так что надо и с лейтенантом что‑то решать. Я предлагаю вернуть его в отдел.

— Забирайте своего лейтенанта, — решил Бортенев, — и верните ему меч. Только чтобы он его никуда не таскал. И возьмите его квартиру под охрану. Ольга приступила к работе?

— Я ей час назад позвонил насчет перевода Савиной. Сказала, что вместе с мужем поедет на объект, сделает все, что мы намечали, а завтра они на неделю уедут отдыхать на море.

— Опять задержка, — недовольно сказал Бортенев. — Где у них запланирован отдых, в Сочи? Обеспечьте их охраной, и пусть не просто охраняют, а заодно проследят, чтобы не утонули. Она занималась с Гершевичем?

— Были два занятия, но еще до их ухода, а эту неделю нашими делами не занимались. Ездили в Ржев проверять работников, нанятых для службы безопасности и охраны секретных производств. После их поездки Фадеев передал нам трех агентов американцев и двух — французов. Раскололи магией, поэтому они на себя много наговорили. Наверняка были люди от конкурентов, но ими в компании занимались самостоятельно. Четыре дня назад в Москву из Алейска для учебы приехали их друзья.

— Надо к ним присмотреться, — сказал Бортенев, — но этим займутся другие. А с Ольгой нужно поговорить насчет проверки наших кадров. Но это уже после золота. У вас все? Тогда можете идти. И уделите максимум внимания девушкам. Нужно быстрее с ними закончить и провести обмен.

Несколько дней после первой обработки их гоняли на немного приведенном в порядок стадионе и обучали уходу за оружием и стрельбе. Никакого эффекта от этой обработки никто из них не почувствовал. После второй обработки стали меньше уставать и затвердели мышцы, но все это приписали упражнениям, которые заставляли выполнять инструкторы. Поэтому третий приезд магов встретили с нескрываемым скептицизмом. Как и раньше, всех построили на плацу.

— Зря ухмыляетесь, — заявила им Ольга. — Думаете, я вам повесила лапшу на уши? Вы должны знать, что от первых обработок эффект бывает очень слабый, особенно если делать между ними короткие интервалы. Вот эффект третьей обработки уже почувствуете все. Сейчас я вам ее проведу, а заодно, пока мой муж будет записывать в ваши головы борьбу и фехтование, дам знания языков тем, кому успею. После этого с вами уже смогут заниматься не только стрельбой, но и всем остальным, кроме верховой езды. Но для нее пока все равно ничего не готово. Мы на неделю едем отдыхать на море, а потом продолжим с вами работать. Начнем. Ко мне подходит группа из десяти человек, а когда я с ними закончу, все переходят к Нору. Языками я займусь после того, как обработаю всех.

19
{"b":"589818","o":1}