ЛитМир - Электронная Библиотека

— А сможешь разобраться? — с интересом спросил Виктор.

— Вы видите перед собой сверхчеловека! — с гордостью сказала Ольга. — Я не шучу. Если оптимизировать человека до предела возможного, получится кто‑то вроде меня. Я могу разделить сознание на много потоков и одновременно думать о совершенно разных вещах, вникать в смысл любого текста и запоминать его с первого прочтения.

— Так уж и любого? — не поверил Виктор.

— Любого, если знания даются последовательно, — поправилась Ольга. — Если вы мне дадите вторую часть какой‑нибудь технической дисциплины, а я не читала первой, наверное, мало что пойму.

— И это доступно только вам? — спросила Люда.

— Давайте не будем обсуждать это на пляже, — недовольно сказал Виктор.

— Хорошо, потом поговорим дома, — согласилась Ольга. — Хотя на пляже почти не осталось отдыхающих, а любое внимание я замечу за полкилометра, не будем нарушать правила.

— Вы будете отдыхать еще четыре дня? — спросила Лена. — Спрашиваю, потому что это и меня заинтересовало. Седьмой класс я добью самостоятельно, а с восьмым, наверное, не получится, а заниматься с учителями я не хочу. И от простой записи учебников в голову будет мало толку.

— Или три дня, или четыре, — ответила Ольга. — Пока затрудняюсь сказать. Ветра совсем нет, вода такая теплая, что купаешься в ней, как в ванной. А мне хочется ветра и волн! Если погода не изменится, наверное, уедем раньше.

Погода не изменилась, но они провели у моря все намеченные для отдыха дни.

— Наверное, мы с тобой в этом году на море больше не отдохнем, — сказала по этому поводу Ольга. — И вообще весь отдых будет, как у японцев, одна неделя. Надо заканчивать с девушками, потом нас заждался Гершевич, и нужно ездить в Ржев работать с охраной. А как только закончат дом в Обнинске и будет готов прибор, сразу же начнется работа с НТЦ. И это только то, что можно спланировать.

— Ты не упомянула Гарлу, — невесело усмехнулся Нор. — Если она будет готова приплатить золотом, то ей и без меня подберут команду и вооружат до зубов. Вот только при ее появлении Ардес сразу же поймет, что его водили за нос. И на что может решиться обманутый бог, особенно такой вспыльчивый, как он, мне даже не хочется думать. Если там у него есть противовес в лице других богов, то здесь его нет, и он не связан никакими правилами. А смогут ли его приструнить держатели? И потом мне стыдно своего поступка и немного жалко Ардеса. Он ведь действительно спас мне жизнь и свел нас вместе, а потом еще дал богатство. Во всех священных книгах отмечают его честность и прямолинейность, а с Гарлой, наоборот, связывают коварство. Такая вот богиня любви.

— Как может быть прямолинейным представитель сверхцивилизации? — недоверчиво сказала Ольга. — Пусть даже чокнутый.

— Он сколько тысяч лет работает богом воинов? — сказал Нор. — Нельзя столько времени играть в игру, она давно должна была стать смыслом жизни, иначе он все бросил бы. А с кем поведешься… У них личности давно должны были деформироваться. Запредельная сила, отсутствие реальной угрозы и простенькая игра с дурацкими правилами, призванными растянуть ее на тысячи лет и не привести к всеобщей свалке. Я вообще удивлюсь, что это он вас нашел и додумался использовать для окончания игры.

— Почему для окончания? — не поняла Ольга.

— Подумай сама, сверхчеловек, — постучал себя по лбу Нор. — Войди в нужное состояние и обдумай все, что тебе известно. А то толку от твоих сверхспособностей, если ты их не используешь.

— Не будь противным, — попросила Ольга. — Считай, что мне на отдыхе лень думать.

— Он устроил заварушку на одном из материков, и все это длится больше жизни одного поколения, — снизошел до объяснений Нор. — Там уже никто не помнит, каково это — жить в мире. Из богов поклоняются только ему, отринув всех остальных. Что это, если не победа? Если бы ему удалось подобное и на нашем материке, он бы один получал ту силу, которую дают верующие. Это и есть конец игре.

— И что потом?

— Я тебе не Ардес, — сказал Нор. — Я бы на его месте давно разбил себе голову о камни любого из храмов. Может быть, он после победы именно так и сделает. А может накопит побольше сил и отберет у остальных ту составляющую божественной мощи, которую им дает наследие цивилизации. Такая драка вряд ли оставит жизнь в моем мире. Но победитель может уйти в какой‑нибудь другой мир. Например, в этот.

— Ну тебя! — вздрогнула Ольга. — Нам не хватает только чокнутого бога войны!

— Это я просто фантазирую, — сказал Нор. — Вряд ли до этого дойдет, а вот на Землю он кого‑нибудь точно пришлет. И это будет сильный маг, неплохо знающий Россию. Скорее всего, он придет на дорогу возле лесничества. Там его прибытия никто не заметит. Легко будет понять, что здешнее правительство помогает Гарле, поэтому он не станет искать помощь в России. Но ему будет несложно перебраться, например, в США. Поймал какого‑нибудь мэна с деньгами и документами, скачал его память, убил и за несколько дней подогнал свое лицо под фотографию в паспорте. Английский тоже не проблема. Сильный маг в стране, где нет вообще никаких магов и никто в них не верит, может многое! Скачает память у двух–трех американцев, поменяет документы и внешность и где‑нибудь осядет. А потом можно получить у Ардеса золото… Дальше продолжать? Он может выйти на правительство или на мафию, или просто найти авантюристов, а оружие в Штатах не проблема, если есть деньги и связи. А можно улететь не в США, а в любую латиноамериканскую страну. Набрать головорезов с пулеметами и взрывчаткой и бросить их на Ортан. Много им потребуется времени, чтобы подавить всякое сопротивление? Если это можно делать Гарле, почему нельзя ему?

— Как бы нам это золото не вышло боком! — сказала Ольга.

— Не нужно так переживать! — обнял он жену. — Золото здесь ни при чем. Не было бы его, было бы что‑то другое. Они бы все равно не отступились. Пока о нас знал один Ардес, можно было пойти с ним на сделку, хотя мне претит то, что он мог потребовать. Но теперь не отстанет и Гарла. Ладно, не бери в голову, прорвемся! У них за тысячи лет мозги разучились думать, и не осталось ничего, кроме силы. А мы с тобой сверхчеловеки!

— Послушайте, Содер, — сказал Игорь. — Я, конечно, не физик, но у меня масса разносторонних знаний и оптимизированный разум. Не можете мне объяснить, как здесь говорят, на пальцах принцип выхода в Основу? Это очень сложно?

— Понять физику процесса действительно очень сложно, — ответил Содер. — Я до конца так и не понял. Но этим вообще мало кто может похвастаться. А на пальцах я вам что угодно объясню. Вы представляете себе, что такое Основа? Вижу, что нет. Так вот, Основа — это мир темного вещества. Обычное вещество может в него превращаться, но напрямую не взаимодействует. В этой черной бездне плавают, не пересекаясь, множество Вселенных. Что происходит с пространством разных Вселенных там, где нет никакого пространства? Математики это описали, а у людей просто не хватает глубины восприятия и никакая оптимизация здесь не поможет. Есть предел возможностей нашего вида, так вот, понимание основ мироздания за этими пределами. А попасть в Основу легко. Вы никогда не задумывались, почему все генераторы на основе фазовых переходов материи имеют такую малую мощность? А ведь это напрямую связано с вашим вопросом. Темная материя в Основе находится в очень разряженном состоянии. В генераторах она получается из обычной материи в сотни тысяч раз более плотной. И чем больше размеры устройства перехода и больший объем вещества вовлекается в процесс, тем выше эта плотность. При определенных значениях плотности темной материи она инициирует переход в Основу. Ваш генератор теряет связь со своей Вселенной и проникает в мир Основы, становясь самостоятельной Вселенной. Но его масса ничтожно мала, и такие объекты не удержатся в темном мире. Стоит вам выключить генератор, и вас выбросит обратно в родной мир, в ту его точку, где он был до вашего ухода. И полетите вы за ним с той же скоростью в космическом пространстве.

21
{"b":"589818","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Sapiens. Краткая история человечества
Сингулярность
Изнанка
Болотный кот
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Код Женщины. Как гормоны влияют на вашу жизнь
Даманский. Огненные берега
76 моделей коучинга. Опыт McKinsey, Ицхака Адизеса, Эрика Берна и других выдающихся лидеров для превосходных результатов
Анатомия шоу-бизнеса. Как на самом деле устроена индустрия