ЛитМир - Электронная Библиотека

— Черт его знает! — ответил Валентин. — Десять дней точно останусь, а дальше буду смотреть. Я до сих пор не могу поверить в то, что эта девица сделала меня, как мальчишку! Узкая ладошка, а сдавила мою ладонь, как клещами! Силы… Попробуй побороть экскаватор, почувствуешь примерно то же, что почувствовал я. Все‑таки она в чем‑то сжульничала, потому что если мышц в десять раз меньше, то придется уступить при любой оптимизации. А уступил я, иначе остался бы без руки. Классная девчонка, я таких красивых не видел. Только избыток красоты в женщинах не пойдет на пользу мужчинам. Доказано, что такие красотки одним своим присутствием приводят к инфаркту. Рядом с ними просто нельзя оставаться спокойным.

— Это если она чужая, — засмеялся Сергей. — А если там все твое, какой инфаркт? Ко всему привыкают, и красота в этом не исключение. Постой, ты на нее не запал?

— Может, и запал бы, но дома ждет жена, — вздохнул Валентин. — Мы уже десять лет женаты, а я ее люблю, как любил до свадьбы. Двое детей…

— Тогда чего вздыхаешь? Заканчивай мучиться дурью, и пошли на ужин, а заодно отведем соседей.

На ужине его ждал приятный сюрприз: через три столика от них сидел Виктор Борисов.

— Я пересяду, — сказал Сергей Валентину. — Приехал друг из Владивостока. Вместе работали, и оба сюда завербовались, только я уехал раньше.

Он подошел к столику Борисова, сел на одно из двух свободных мест и, пододвинув к себе тарелку с запеканкой, спросил как бы между прочим, нормально ли доехали.

— Сережка, черт! — радостно воскликнул Виктор. — Почему не звонил?

— Потому же, почему и ты не будешь звонить, — ответил Сергей. — Запрещено здесь пользоваться сотовой связью. Есть десять стационарных аппаратов, так что сможешь позвонить жене. Линии защищены, и все разговоры записываются, поэтому интима в таких звонках нет. Вы приехали две недели назад?

— Ну да, — подтвердил Виктор. — Сказали, что до обучения займут оборудованием центра. Мы им и занимались. Не знаю, что здесь затеяли, но одних лабораторий с полсотни и еще большое опытное производство. А оборудование — сказка! Они даже где‑то достали супер–ЭВМ! Ее вчера начали тестировать. А Наталью мы нашли на второй день. У нее все в порядке, разве что дом без мужа. Скучает и жалуется, что ты мало звонишь. Вчера начали приезжать ваши с учебы, а тебя нет. Она волновалась и многих расспрашивала, пока ты сам не позвонил.

— А что говорят приехавшие? — спросил Сергей. — Расспрашивал?

— Как расспрашивать, если я никого из них не знаю? — сказал Виктор. — Третий пункт помнишь? Здесь народ не то чтобы запуган, но лишнего не болтают, особенно с посторонними. Может, ты расскажешь?

— Нет смысла, — уклончиво сказал Сергей. — Вам утром все расскажут и ответят на вопросы. Нас просили не встревать со своими объяснениями, а здесь просьба или совет равносильны приказу. Скажу только, что ничего плохого здесь с вами не сделают, по крайней мере, в первый месяц. Давай об этом поговорим завтра.

— Завтра так завтра, — вздохнул Виктор. — Расскажи хотя бы, чем вы здесь занимаетесь в свободное время. Или это тоже секрет?

— Кто чем, — ответил Сергей. — На сервере, помимо технической информации, навалом фильмов, книг и музыки. Когда надоест сидеть за компом, можно спуститься в спортивные комнаты и поработать на тренажерах. Еще можно сходить в городской парк или в бассейн дворца спорта «Олимп». Твою свободу никто не ограничивает, только не рекомендуется бродить в одиночку. А когда здесь что‑то не рекомендуют… И нельзя пользоваться Интернетом.

— А как установят, пользовался я им или нет? — спросил Виктор. — Следят?

— А я знаю? — пожал плечами Сергей. — Народ выходит редко и всегда большими группами, так что нетрудно и проследить. Требования понятные и попадают под знаменитый третий пункт, поэтому вряд ли кто‑нибудь станет рисковать. Месяц можно прожить и без Интернета. Когда мы заселялись, я справлялся у коменданта. Есть в домах Интернет, но выходят на него через один из серверов корпорации. Наверное, как‑то контролируют обмен. Больше не будешь есть? Тогда пойдем ко мне. Поговорим, а заодно познакомлю с соседом.

На следующее утро к обычному завтраку на столы подали деликатесы и шампанское. В проходе между столами, постукивая каблуками, прошла та девушка, которая проводила с ними беседу. Остановившись в середине зала, она обратилась к собравшимся.

— Прошу внимания! Сегодня у нас знаменательный день, который стал днем рождения корпорации «Вызов». Наша компания вошла в эту корпорацию, в которой сейчас находится тридцать пять больших и средних предприятий. Я поздравляю вас от имени администрации и желаю счастливого окончания курса и дальнейшей плодотворной работы. Наверное, нет такой компании, где бы не говорили своим работникам, что ее успех в интересах каждого из них. В нашем случае это не просто избитая фраза, это на самом деле так. И вы в скором времени сможете в этом не раз убедиться! В виде исключения на ваших столах стоят эти бутылки с шампанским. Старожилы знают, поэтому говорю для новичков. Спиртное здесь категорически запрещено. Поэтому, если кому‑нибудь придет в голову добавить к этому шампанскому что‑нибудь еще, можете сразу идти на выход с чемоданами. Я вижу, что меня поняли. Сейчас пятнадцать минут десятого. Завтракайте до десяти, а потом все новички спускаются на первый этаж в комнату, где стоят столы. Там вам все расскажут и ответят на ваши вопросы.

— Что за барышня? — спросил Виктор. — Бывают же такие красотки! И сразу видно, что не дура.

— Она нам не представилась, — ответил Сергей. — Сказала только, что отвечает за нашу подготовку. Наверное, здешний администратор. Так, прекратили болтать и начали праздновать. Мы можем и задержаться, а вы — нет, поэтому лопайте деликатесы, а я открою шампанское. Я его не люблю, и сейчас совсем не тянет на спиртное, но раз дали, хоть смочу язык…

Видимо, в этот день их облучили, потому что на следующее утро Сергею в первый раз удалось разделить сознание. Это было очень странное ощущение, словно он сам раздвоился и знал, чем занимается каждая из половин. Плохо, что на обе личности была только одна пара глаз, а то можно было бы работать на компьютере и читать распечатку. В ее изучении новая способность не помогла. Им оставили номер телефона, по которому нужно было звонить, если прорежутся новые способности. Он и позвонил, а чего через несколько минут к ним в комнату пришла все та же девушка в сопровождении молодого парня, с которого можно было лепить статую Геракла. Разница, по мнению Сергея, была только в том, что у Геракла волосы вились, а у парня они были прямыми.

— Надень ему шлем, — попросила она своего спутника, и тот надел на голову Сергея что‑то вроде пластиковой каски.

— Никаких признаков, — сказал он, для чего‑то потрогав шлем руками. — Да и рано еще. Вас как зовут?

— Сергеем меня зовут, — ответил Соломатин. — Или вам нужно назваться полностью?

— Достаточно имени, — улыбнулся парень. — Вижу у вас недовольство тем, что мы не представились. Это не пренебрежение, как вы подумали, просто были причины. Но сейчас это уже неважно. Меня зовут Нор, а это моя жена Ольга. Я хотел сказать, что разделение сознания пока получилось только у вас. У нас недостаточно опыта, чтобы понять, что это значит. То ли у вас высокий потенциал, то ли, наоборот, ограниченные возможности. Поэтому мы вас берем под особый контроль. Этот шлем помогает определить момент, когда нужно прекратить оптимизацию. При этом мы запоминаем состояние вашего мозга, чтобы в случае неудачи легче проводить лечение.

До следующего облучения он оставался единственным, кто мог похвастаться успехом, но на четвертый день разделять сознание могли уже пятеро, причем у одного из них получилось делить его на четыре личности. К десятому дню такой способности не было только у двенадцати старожилов. Ольга уже не ходила по комнатам, а вела ежедневный прием в медицинском кабинете, пытаясь с помощью шлема уловить тревожные сигналы и запоминая изменения в активности зон мозга. Утром одиннадцатого дня, за завтраком, всем членам первой группы приказали спуститься в зал, где проходили беседы. Там их уже ждала Ольга.

27
{"b":"589818","o":1}