ЛитМир - Электронная Библиотека

— Об этом давай подробней, — сказала Ольга. — Там не было охраны и замков на шкафах?

— Я могу влиять на людей, — начала рассказывать Лена. — Заметила это дней за десять до твоего ухода. Мне вдруг все начали уступать, что ни попроси, а то и сами давали без всяких просьб. В груди словно зажегся маленький огонек, который с каждым твоим приходом становился все ярче. Стоило к нему потянуться, а потом направить его свет на человека, и он делал все, что требовалось. Направлять на двоих уже не получалось. Я сама не ходила в кадры, попросила вынести мое дело одну из тех женщин, которые там работали. А потом взяла мечи и побежала к ограде. Ножницами надрезала рабицу, пролезла в дыру и бежала до шоссе. Меня подобрал Михаил Константинович, которого я точно так же попросила помочь. Сказала, что ты моя сестра и больше ничего!

«Нор, у нее очень сильная привязка! — мысленно обратилась Ольга к мужу. — Был неплохой магический потенциал, который я почему‑то просмотрела. А мои оптимизации и запись знаний в мозг активировали магические способности. Ленка их даже научилась использовать чисто инстинктивно, каким‑то странным способом внушая окружающим симпатию и желание помочь. Мельникова она так же обработала, да еще наверняка не один раз. Отсюда и его участие в ее судьбе. Знает он только о том, что она якобы моя сестра».

«И что думаешь делать? — спросил Нор. — Говорить с родителями?»

«А что делать? От меня ее сейчас придется отрывать с кровью. Да и я не хочу ее отдавать. И не из‑за ее способностей, а из‑за нее самой. Я за всех девчонок переживаю, так пусть хоть одна будет рядом! Я когда‑то мечтала о сестре, а мы с ней даже внешне похожи. Если родители согласятся ее удочерить…»

«Я думаю, что с этим не будет сложностей, — ответил Нор. — Заканчивай с ней разбираться и идите в гостиную, а то ваше отсутствие заставляет его нервничать».

— Хочешь быть моей сестрой? — спросила Ольга. — А вот плакать не нужно! Нам придется подождать решения моих родителей, а до этого ты останешься у нас. А сейчас пойдем к твоему адвокату. Поблагодарим за помощь, и у меня есть к нему разговор, причем разговор не о тебе и не для твоих ушей, поэтому пойдешь на кухню и подождешь нас там. Наша домработница к вашему приходу накрыла сладкий стол, поэтому, если не боишься за фигуру, можешь навалиться на пирожные.

Они вернулись в гостиную и были встречены вопросительным взглядом Мельникова.

— Все в порядке, Михаил Константинович, — успокоила его Ольга. — Спасибо вам большое за то, что помогли.

«Ты прав, — мысленно добавила она мужу. — Точно жук, но Ленка явно перестаралась: он ее любит как собственную дочь. Не знаю только, надолго ли».

— Я вас правильно понял, что Лена вернулась в семью, и я здесь больше не нужен? — спросил Мельников.

— Не совсем так, — возразила Ольга. — Прежде всего пока она мне не сестра, а подруга, но если родители не откажутся ее удочерить, станет сестрой. Она сбежала из детского дома, не дождавшись совершеннолетия, и, когда вы ее встретили, отчаянно нуждалась в помощи. Вы ей эту помощь оказали, а мы не из тех, кто не помнит добра. Я вижу, что вам не безразлична ее судьба. Можете к нам приезжать и с ней общаться, я распоряжусь, чтобы вас внесли в список.

— Я предполагал нечто в этом роде, — вздохнул он, — и даже хотел ей предложить войти в нашу семью, если у нее ничего не получится с вашей. Спасибо за разрешение, я им непременно воспользуюсь. Леночка, если родители Ольги Егоровны не согласятся, мое предложение остается в силе.

— Спасибо, Михаил Константинович! — всхлипнула девушка. — Вы замечательный! Не знаю, что бы я без вас делала!

— У меня к вам есть разговор, — сказала Ольга. — Лена, посмотри, все ли накрыли на стол, а мы к тебе скоро присоединимся. Это касается вашей работы в Думе и ей неинтересно, — объяснила она Мельникову. — Вы должны знать о той компании, которую развернули в Думе против корпорации «Вызов». Я одна из ее основательниц, поэтому выпады против моего дела касаются меня напрямую. Но те единороссы, которые это затеяли, не ограничились нападками на корпорацию, они стали обливать грязью нашу семью. Конечно, мы это так не оставим. Нам есть что сказать, причем не просто давить на эмоции, а доказательно, с цифрами в руках. Вы адвокат, политик и просто хорошо знающий жизнь человек, поэтому должны понимать, что цифры и факты важны для тех, кто готов их слушать и разбираться. Очень многим важней именно эмоции. У нас все настолько привыкли к продажности и отмыванию нажитых преступным путем капиталов, что мало кто сомневается в том, что мы с мужем — подставные лица, а все наши деньги ворованные. На днях я собираюсь выступить на телевидении и дать свои объяснения, а у вас в Думе выступит один из тех, кто непосредственно руководит производством. Предпринимаются и другие шаги. Но нам очень помогла бы поддержка вашей фракции. Не нужно защищать меня, я это сумею сделать сама. Акцент надо сделать на значении новой корпорации для возрождения России. Если кто‑то получил от государства убыточные предприятия и, вместо того чтобы разбирать их на металлолом и вывозить его в Турцию или распродавать станки китайцам, начал вкладывать в них большие деньги и налаживать производство продукции, которая по уровню не ниже мирового, таких нужно не шельмовать, а всячески поддерживать. Это, кстати, и делают президент и правительство. А если кто‑то этого не понимает или по глупости, или из‑за желания подыграть врагам России… Понимаете? Мы люди благодарные и не стеснены в средствах, поэтому партия, которая подставит плечо, может рассчитывать в дальнейшем на нашу помощь и поддержку. Скажу вам по секрету, что через несколько лет мы начнем выпускать такую продукцию, что займем лидирующее положение не только в России. Именно этого не хотят те, кто затеял эту возню. Если руководство вашей партии на это пойдет, вам передадут подборку фактов, чтобы ваши выступления не были уж совсем голословными.

— Интересное предложение! — сказал Мельников. — Вы же понимаете, что я не могу вам ответить прямо сейчас?

— Конечно, понимаю, — ответила Ольга. — У вас остались мечи Лены?

— Да, мы не стали их сейчас брать с собой, — сказал Мельников. — Ваша охрана…

— Вот и привезете их нам, когда будет готов ответ. А охрану я предупрежу. Заодно приготовим те бумаги, о которых я вам говорила. А сейчас приглашаю вас на чай. Надо поспешить, а то Ленка объестся пирожными. Ее ими никто не баловал.

Ольга как в воду глядела: в большой вазе заметно поубавилось пирожных, да и конфеты не были обделены вниманием, а дегустировавшая стол девушка выглядела сонной.

— В семье появилась еще одна сладкоежка, — улыбнулся Нор. — Вы с Ольгой не только внешне похожи.

— И много ты съела? — забеспокоился Михаил Константинович. — Для желудка это чистая отрава! На молодой организм…

— Не переживайте, — успокоила его Ольга. — У нее отменное здоровье, его десятком пирожных не перешибешь. Садитесь за стол. Уничтожим эту сладкую отраву, чтобы не соблазнять нестойкие организмы. Вы что будете пить, чай или кофе? Лена, иди умойся и повозись с собаками. Они скучают, а ты уже объелась. Только вначале обработай их огоньком. Поняла?

Они посидели для приличия минут десять, после чего Мельников заторопился домой.

— Рад за Лену, — сказал он хозяевам, — и рад знакомству с вами. Откровенно говоря, вы меня удивили. Вы правильно заметили, что я неплохо знаю жизнь. Было бы странно, если бы я, прожив шестьдесят лет и достигнув своего положения, ее не знал. Так вот, за всю свою жизнь я в первый раз встретил такую умную девушку, которой еще нет восемнадцати!

— Скоро будет, — засмеялась Ольга. — Вы сейчас домой? Может, вас отвезти?

— Спасибо, но обойдусь, — отказался он. — Ехать только две остановки метро, так что доберусь быстрее, чем на машине. Успокою жену насчет Леночки и займусь вашими делами.

— Надо будет распорядиться, чтобы о нем разузнали побольше, — сказал Нор, когда Мельников уехал. — Если хороший юрист, можно пригласить работать к нам. Понятно, не сейчас, а когда уйдет из Думы… Посмотри, на эту картинку!

34
{"b":"589818","o":1}