ЛитМир - Электронная Библиотека

В гостиной, на ковре, обняв собак, спала Лена.

— Она сильно переволновалась, — сказала Ольга, — а потом еще объелась. Бери ее на руки и неси в гостевую комнату. Используй магию, чтобы она не проснулась и не вообразила, что не надо. Ее сходство со мной — это еще не основание…

— Мне не хватает только твоей ревности, — проворчал Нор, поднял Лену и отнес на диван в гостевой комнате.

— А собаки недовольны, — сказала Ольга, когда он вернулся. — Видимо, она не пожалела на них силы. До сих пор не могу понять, как я ее просмотрела. Было там несколько девушек с очень слабыми способностями, но у нее точно ничего не было.

— А ведь и я не увидел в тебе никаких способностей, — задумался Нор, — только предположил, что они есть. Заметил уже позже. Что говорит наука доров?

— Эти способности связаны с особенностью организации нервной системы, — ответила Ольга. — А определяются из‑за того, что человек неосознанно тянет силу из окружающего пространства и использует ее на нужды своего организма. Вот этот процесс поглощения силы мы и видим, и чем он интенсивней, тем больше у человека магический потенциал.

— Может, у нее это связано с депрессией? — предположил Нор. — Она видела, что никому не нужна, а через год должны были выставить из детского дома в мир, которого она не знала и боялась. А тут появилась ты со своей магией. Дала силу и красоту и привязала к себе. И появилась цель. Любое заболевание должно отражаться на уровне энергии в организме и на способности ею управлять. Только почему это было у тебя?

— Я незадолго до твоего появления сильно стукнулась головой, — сказала Ольга. — Лазила на сеновал в конюшне и, когда спускалась, поскользнулась нога. Я тогда даже потеряла сознание, и отец вызывал «скорую». Но врач не увидел признаков сотрясения и посоветовал два–три дня полежать. Может, это? Никаких других болезней у меня в тот год не было, только насморк.

— Получается, что мы можем пропустить способного человека, если он недавно болел или находится в угнетенном состоянии, — сделал заключение Нор. — Какие у нее, по–твоему, способности?

— Сейчас трудно сказать, — задумалась Ольга. — Сильнее, чем у Александры, а дотягивают они до твоих или нет, я скажу только после того, как немного с ней поработаю. Так, сейчас половина двенадцатого, и у Тани должен быть перерыв между лекциями.

Ольга подошла к журнальному столику, взяла свой телефон и набрала номер Стародубцевой.

— Таня, я могу с тобой поговорить? Тогда слушай. Мне нужно, чтобы все девочки сбросили мне на почту свои фотографии, какими они были до занятий. Что хочу сделать? Удивить мир, помочь себе и прославить вас. Ладно, но это не по телефону. Обещаю, только вначале нужно раскрутиться с делами. Да, я тебя тоже.

— Начала готовиться к выступлению? — догадался Нор. — Представляю, что после него начнется!

— Плохо представляешь! — подмигнула Ольга. — Шоу с нашим котом по сравнению с моим выступлением — это ерунда. Так, позвоним Зыкову. Игорь, это Ольга. Вы можете достать каминную кочергу? И желательно потолще и штуки три. Да, спасибо.

— А зачем три? — не понял Нор.

— Должна же я на чем‑то тренироваться, — объяснила Ольга. — У меня к тебе тоже будет просьба. Сбрось на флешку ролики с нашим выступлением во Дворце спорта и моей схваткой с каратистом Турова. Ну и туда же фотографии, которые перешлют девчонки, и их самые последние фото. Только фотографии нужно будет подписать.

— Не испортишь им жизнь? — спросил Нор.

— Все равно не получится скрыть их связь с нами, — ответила Ольга, — а известность хоть как‑то поможет их защитить.

— Сергей, — позвала мужа Наталья. — К тебе пришли друзья. Я их отвела на кухню и поставила чай. Разогревать пирожки с повидлом и угощать придется тебе. Раз Виктор здесь, пойду к Ленке.

На кухне за столом его дожидались Виктор Борисов и Валентин Егоров, с которым они сдружились в Обнинске.

— Сейчас выполню задание жены, тогда поговорим, — сказал Сергей, доставая из холодильника пирожки. — Она вчера испекла. Раньше силком нельзя было заставить возиться с тестом, а после учебы закармливает меня сдобой.

— Наверное, тебе все так оптимизировали, что она по ночам рыдает от счастья, — засмеялся Виктор. — Моя никогда раньше не издавала никаких звуков, все молчком, а сейчас стыдится соседей. Я, говорит, буду кричать в подушку.

— Хватит вам трепаться о бабах, — недовольно сказал Валентин. — Подождите, еще и их оптимизируют, тогда вообще ночами не будете спать. У тебя какие впечатления о Субари?

— Серго? — сказал Сергей. — Обыкновенный гений. А что?

— Во–первых, он грузин, — начал загибать пальцы Валентин. — Ты много знаешь у них ученых мирового уровня? Если в физике, то я знаю только Тавхелидзе, да и тот три года назад умер. Есть там выдающиеся математики?

— Ни хрена у них нет, — ответил Сергей. — Был кое‑кто еще в советские времена, но, по–моему, никого из них уже нет в живых.

— Вот я и говорю, — согласился Валентин. — Физика, математика, химия… Что я еще забыл?

— Он не только прекрасный теоретик, но и практик, — добавил Виктор. — Наши инженеры смотрят на него, как на господа бога.

— Я это хотел сказать под номером два, — кивнул Валентин. — По–моему, он такой же грузин, как я якут. Так и хочется подойти и заорать: «Снимай маску, Фантомас!»

— И что останавливает? — улыбнулся Сергей. — Кроме того, что могут выгнать с работы.

— Боюсь увидеть там глаза на пол–лица и треугольный подбородок, — серьезно сказал физик. — Как хотите, ребята, но то, чем мы занимаемся, это не уровень земной науки. Виктор пока еще не закончил свое усовершенствование и до этих работ не допущен, поэтому он не может их оценить, но ты‑то можешь?

— Могу, — согласился Сергей. — Аппарат анализа многомерных пространств запредельно сложный. Я сумел разобраться только после того, как в полную силу заработала думалка. А сегодня подкинули еще кое‑что в этом роде. Ну хорошо, допустим, ты прав, и здесь орудует внеземной разум. Одни кабели, в которых никто не может разобраться, чего стоят! И что из этого? Вы смотрели дебаты в Думе? Я говорю не об обвинениях в адрес руководства корпорации, а о результатах ее работы. По мне, так пусть у нас такие пришельцы вообще возьмут в свои руки или лапы всю экономику и политику в придачу! Кстати, Ольга оказалась одной из воротил в корпорации, а на вид нормальная девушка. Она запросто могла все так организовать, чтобы никто не узнал об отсеве или узнали несколько человек и молчали в тряпочку. И уже имели бы укомплектованный центр!

— Быстрее бы она закончила подготовку, — вздохнул Виктор. — Как вас послушаешь, хочется рыдать. Всем нашим не терпится. Даже те из вашего заезда, кто не стал рисковать, узнали, что уже нет риска, и тоже хотят продолжить. Отказались только две женщины.

— А оборудование продолжает прибывать, — сказал Валентин, — и опытное производство укомплектовали кадрами, хотя для них пока нет загрузки. И мы фактически не работаем, а учимся. Быстрее бы уже дорваться до дела. У меня еще никогда не было такого интереса к работе! Как подумаю о том, что мы здесь наворотим, любопытство просто зашкаливает!

Родители вернулись с работы в шестом часу.

— У нас для вас сюрприз! — сказала встретившая их в прихожей Ольга. — Вы что‑нибудь имеете против еще одной дочери?

— Смотря что за дочь, — осторожно сказал Егор. — Давай уж говори все, раз начала. Что еще придумала?

— Одна из тех девчонок, которых мы готовили к отправке в мир Нора, отказалась туда идти, сбежала из военного городка и нашла меня. У нее образовалась редкая по силе привязка, а если учесть то, что она детдомовская и не имеет в этом мире ни одной родной души… Одним словом, я ей сказала, что буду рада такой сестренке, при условии, что вы ее удочерите. Ей еще семнадцать, так что это пока сделать можно.

— Показывай потеряшку, — сказал отец. — Наверное, о ней и говорил президент.

— Давайте сначала решим с ней, а потом поговорим о президенте, — предложила Ольга. — Она сильно волнуется. Да, кстати, у нее оказались неплохие способности к магии, но на мое решение это не повлияло.

35
{"b":"589818","o":1}