ЛитМир - Электронная Библиотека

— На мое тоже не повлияет, — заверил отец, — так что могла бы этого не говорить. Для меня в дочерях, даже таких великовозрастных, магия — это не главное. Где она?

— Я ее определила в гостевую комнату и, чтобы чем‑то занять, дала книгу. Когда уходила, у нее руки ходили ходуном.

— А почему не успокоила магией? — спросила Саша.

— Я ее сегодня трижды успокаивала, — возразила Ольга. — Действует очень ненадолго и с каждым разом все слабее. Решается ее судьба, поэтому толку от моей магии… Это ей надо совсем отключить мозги. Вот, прошу любить и жаловать! Лена Иванова собственной персоной!

— Подойди, персона! — сказал Егор вскочившей с дивана девушке. — Встаньте обе рядом. А ведь похожи!

— Не близнецы, но сходство налицо, — подтвердила Александра. — Колись, твоя дочь? Последствий не будет, ты тогда все равно был не со мной.

— Теперь моя, — сказал он. — Ну а реветь‑то зачем? Иди ко мне, потеряшка!

Часом позже, когда стихла буря эмоций и все расселись в гостиной, Егор вернулся к разговору с президентом.

— Президент от твоей идеи не в восторге, но отнесся с пониманием, — сказал он Ольге. — Но поставил условие, что государство подтвердит только сам факт покупки золота. О дорах и всем, что с ними связано, нужно молчать. Об операции обмена девушек на золото тоже не должно быть сказано ни одного слова. Поэтому, пока не поймают эту беглянку, никто ничего подтверждать не будет. Одно дело, если она о своем участии начнет болтать сейчас, и совсем другое, когда ФСБ признается, что подобная операция с золотом уже имела место. Можешь себе представить, какой разразится скандал, если узнают, что брали детдомовских девушек и обменивали их у инопланетян на золото! Ради того чтобы утопить нашего президента, все с готовностью признают существование не только инопланетян, но и твоих богов.

— Лена будет молчать, — возразила Ольга, — а я поговорю с Бортеневым. Для них, конечно, выгоднее отправить туда, куда намечали, но я ее никому не отдам, поэтому придется договариваться на моих условиях. Только тебя, Ленок, завтра на несколько дней отвезут в Ржев. Как только я решу все дела, сразу же вернешься. Поедешь туда вместе с полковником Поляковым. Да не бойся ты так! Он уже не полковник и будет работать у нас. Когда ты спала, он сюда приходил, и мы обо всем договорились. Не одна ты от них убежала, он тоже уволился. Хотя твой побег ускорил его уход. Папа, в связи с этими скандалами нужно связаться с Матвеевыми и объяснить, что ты их использовал для легализации Нора. Если к ним примчится какая‑нибудь акула пера брать интервью по поводу сына, о котором они знать не знают…

— Черт, я уже и забыл, когда с ними общался! — выругался Егор. — Сам поехать не могу, звонить о таком нельзя, а писать письмо… Представляешь, что будет, если оно попадет не в те руки?

— Все равно пиши, — сказала Ольга. — Пошлем к ним кого‑нибудь из службы безопасности.

Разговор прервал звонок телефона Ольги. Звонил Фадеев.

— Только что приехал в Москву, но у вас сегодня не появлюсь. Против твоих планов никто не возражал. Их немного дополнили и приготовили кое–какие материалы. Часть из них отдашь своему адвокату, остальное можешь использовать в своем выступлении. Я через друзей договорился с Борисом Кречетниковым. Он ведет ток–шоу «Прямой эфир» на канале «Россия». Тебе нужно подумать, кто там будет с твоей стороны и созвониться с ним насчет времени передачи. Завтра я вам позвоню и подъеду.

— Вызывай машину, — сказал отец. — Видишь, что твои псы начали беспокоиться? Скоро облегчатся на ковер, и ничего ты им не скажешь. Не место кавказцам в квартире. Мало вам других забот, теперь сами себе добавили еще эту.

— Ничего, в это время на дорогах уже посвободней, — сказал Нор. — Сейчас вызову машину и охрану и смотаемся. Заодно и сами подышим свежим воздухом, а то весь день сидим в квартире.

Машины прибыли через двадцать минут, после чего Нор и Ольга со своими питомцами спустились вниз, вышли из подъезда и сели в свой броневик. Поехали в Лефортовский парк, где с удовольствием погуляли сами и дали вволю помотаться своим питомцам. Они первым делом облегчились, и гулявшая неподалеку женщина с догом сделала замечание, что такое положено убирать.

— Нужно иметь при себе совок и щипчики, — сказала она. — Вы здесь в первый раз? Ладно, возьмите мои, но только потом ополосните.

Все убрал один из телохранителей, а они решили, что в следующий раз поедут за город. Большинство собак выгуливали в намордниках, а на гонявшихся друг за другом клыкастых кавказцев косились, но молчали. Когда ехали домой, Ольга набрала номер мобильного телефона одного из офицеров отдела.

— Здравствуйте, Николай! — поздоровалась она, когда он взял трубку. — Это Ольга Ковалева. У меня к вам просьба. Пусть завтра с утра передадут директору, что я хочу его увидеть. Речь пойдет о вашей потеряшке, которая нашлась, и о других важных вещах. Пусть скажет, когда подъехать, а вы потом перезвоните. И попросите его от моего имени, чтобы встреча состоялась или завтра, или в крайнем случае послезавтра. Если это не получится, нам придется решать свои проблемы не через него. Сделаете? Вот и замечательно! Передайте еще от нас привет всем офицерам отдела.

Николай позвонил им на следующий день, в десять часов утра, и сообщил, что она может приехать к часу. Пропуск будет готов. Ольга подъехала к указанному времени, прошла пост охраны и без задержки была принята Бортеневым.

— Здравствуйте, Александр Сергеевич, — поздоровалась она с директором. — Давно мы с вами не виделись.

— Здравствуйте, — ответил он. — Садитесь на любой стул и излагайте, какая у вас к нам нужда в этот раз.

— Прежде всего, давайте решим судьбу Елены Ивановой, — сказала Ольга. — У этой девушки произошла необычно сильная привязка. Вы выбирали тех, у кого здесь нет родных людей, у нее теперь такой человек появился. Идти к Гарле она не хочет и не пойдет, да и не нужна богине жрица, которая начнет плакать навзрыд и проситься домой.

— По ее вине государство лишилось пятидесяти килограммов бесценного металла, — напомнил Бортенев.

— И что теперь? — спросила Ольга. — Посылать богине брак? Или желаете разделаться с семнадцатилетней девушкой? Я вам предлагаю другой вариант. У вас в спецподразделениях есть свои девушки. Если пришли к вам, значит, в душе немного авантюристки. Найдите такую, которая не имеет здесь крепких корней, и я ей проведу несколько оптимизаций, сброшу языки и все остальное. На одну физически крепкую девицу, прекрасно управляющуюся с огнестрельным оружием, много времени не потребуется. Если даже она чего‑то недополучит от нас, Гарла ей даст сама. А амуницию пусть возьмет свою, еще и за это получите золото.

— Допустим, мы так и сделаем, — сказал директор. — Какая судьба Ивановой?

— Мои родители хотят ее удочерить. Я думаю, что вы им в этом поможете. В ваших интересах, чтобы работа с девушками никогда не всплыла, и в моих, кстати, тоже. Мы с вами не делали ничего предосудительного, но все можно преподнести как торговлю детьми. Если это случится, мы никогда не отмоемся.

— Что в ней такого? — спросил он. — Магия?

— Совсем чуть–чуть, — призналась Ольга. — Я это просмотрела и своим воздействием пробудила. Она ничего не знает и умеет всего лишь очень убедительно просить. Так убедительно, что ей мало кто может отказать. Она именно так получила свои документы из отдела кадров. Можете мне не верить, но дело совсем не в ее слабой магии. Я давно мечтала о сестре или брате, а она даже внешне на меня похожа.

— Считайте, что я дал согласие, — сказал Бортенев. — Раз личное дело у нее, можете подавать заявление в органы опеки. Если будут сложности, мы поможем. Но не забывайте о своем обещании. Что еще?

— Нужен один из ваших сотрудников, который мог бы авторитетно подтвердить факт покупки у меня шести тонн очень чистого золота. Президент сказал, что вы поможете. Я не собираюсь затрагивать тему доров и вдаваться в подробности. У меня и без того найдется что сказать.

36
{"b":"589818","o":1}