ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гадкая ночь
Пятое действие
Прорваться сквозь шум
Осенний детектив
Анатомия одной семьи
Как-то лошадь входит в бар
Собаке – собачья жизнь
400 узоров
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо

— Не верю ничему! — заявил тот. — Какая у нее может быть сила?

— Давайте продемонстрирую, — предложила Ольга, разворачивая сверток. — Вот две каминные кочерги. Вы можете их согнуть?

— Попробую, — сказал Кречетников. — Ничего не получается. Вы не могли принести их еще толще?

— Я просила выбрать самые толстые. Может быть, попросим ее согнуть господина Слуцкого? — переждав смех собравшихся, Ольга без видимых усилий согнула кочергу, завернув ее в спираль.

— Я ее положу на пол, — сказала она Кречетникову. — А то железо сильно нагрелось и может пожечь обивку скамьи.

— Впечатляет! — сказал он, коснувшись испорченной кочерги и отдернув руку. — И ваши родные так могут?

— Мой отец может согнуть лом! — гордо сказала Ольга. — А Александра бросила спорт. Не может она выходить на татами: соперниц там для нее нет, так какие тогда соревнования?

— Вас обследовали?

— Да, конечно, — ответила Ольга. — Товарищ полковник может подтвердить. Определили, что я могу кратковременно использовать все мышцы, что уже делает меня в пять раз сильнее обычной девушки. Ну и качество и объем самих мышц, которыми я обязана не пришельцам, а длительным тренировкам.

— Пришельцы воздействовали только на тело?

— Ну почему же, — улыбнулась Ольга. — Они нам улучшили и голову. Мы с мужем перешли на экстернат и за месяц сдали экзамены за полтора года, а те из друзей, кому еще нужно было учиться в одиннадцатом классе, тоже все сдали экстерном, причем на одни пятерки. Так что сидящий здесь господин Слуцкий, который мне тыкал в нос не только неправедно нажитым состоянием, но и молодостью, может быть спокоен: голова у меня работает лучше, чем у него.

— Это оскорбление! — покраснел депутат.

— Да ну? — прищурилась уже покопавшаяся в его памяти Ольга. — Вы оскорбляли меня, обзывая подставной фигурой и вообще нечистой на руку. Давайте пройдемся по вам. У вас двадцать миллионов рублей в отечественных банках и еще полтора миллиона долларов в банках за бугром. Там даже чуть больше, просто я округляю. Приплюсуем сюда квартиру в пригороде Парижа, вашу московскую квартиру в полторы сотни квадратов, шикарную дачу под Москвой и две иномарки не из самых дешевых. На другую чашу весов положим все то, что получает депутат. Жена у вас отродясь нигде не работала, только проматывала деньги, да и обучение сыночка в Лондоне стоит немалых средств. Увы! Даже чрезмерно больших, на мой взгляд, доходов депутата вам не хватит и на половину того, что я перечислила. И откуда дровишки? Я думаю, что если хорошо покопаться, то и у вас, и у ваших коллег, ополчившихся на нашу корпорацию, найдутся левые доходы, которыми вам оплачивают подобного рода деятельность ваши заокеанские патроны. В любой заварушке всегда нужно искать, кому она выгодна. А теперь ответьте, кому выгодно топить тех, кто поднимают в России производство, превращая дохлую государственную собственность в высокодоходные предприятия? Америка — наш естественный конкурент. Мы не сами потеряли экономическую самостоятельность и живем за счет подачек от продажи природных ресурсов. Развалить Советский Союз и не дать встать на ноги России — это одна из главных задач американской элиты. Ну и англичане в этом отметились. Вот уж кто всегда ненавидел Россию и пакостил ей при первой возможности! Я далека от иллюзий в отношении вашей партии, но, думаю, что с вами все‑таки в ближайшее время разберутся.

— Ольга Егоровна, — обратился к ней Александр Шоха. — Можно вам задать вопрос? Кабельная продукция вашей корпорации…

— Да, — не дослушав до конца, ответила Ольга. — Извините, уважаемый Александр Николаевич за то, что перебила. И кабели, и кое‑что в «Оке» и некоторая другая продукция — это все подарки мне от инопланетян.

— Ваше отношение к Западу мне понятно, — сказал он. — В чем‑то я его разделяю, хоть и не настроен так категорично, как вы. Меня сейчас интересует другое. Вы и внутри страны собираетесь пользоваться этими подарками монопольно, ни с кем не делясь?

— Поймите нас правильно, — сказала Ольга. — За границу не уйдет ни одна технология. Таким делятся только с друзьями, а у России сейчас друзей нет. Вы прекрасно знаете, что это несправедливо, и мы к такому отношению не давали поводов. Знаете и то, кому мы этим обязаны. Так с какой стати делиться с теми, кому на нас наплевать или, что еще хуже, с нашими врагами? А внутри… Мы тратим большие средства, чтобы не допустить утечек информации. При широкой кооперации это невозможно. Но у нас грандиозные проекты, которые будет сложно выполнять одним. Поэтому в будущем начнем работать с теми, кто сможет и захочет, а потом, может быть, чем‑нибудь и поделимся.

— У нас в студии сидит гость, который скромно молчит с начала передачи, — сказал Кречетников, обращаясь к Гальперину. — Не хотите что‑нибудь сказать, Лев Абрамович?

— Я, как и большинство думающих людей, никогда не верил в инопланетян, — сказал адвокат. — Я в них и сейчас не очень верю. Не в то, что они где‑то там существуют, а в то, что летают на своих тарелках к нам на пикники. Но и отмахнуться от всего того, что нам сказали и показали, тоже нельзя. Я не думаю, что в сказанном много лжи, большинство фактов можно проверить. Наверное, не сразу, но вам поверят, а поверив, потребуют делиться. Понятно, что вы этого не захотите.

— Это вы еще мягко сказали, — улыбнулась ему Ольга. — На тот случай, если вдруг дожмут правительство, и оно начнет давить на нас, все секретные производства имеют систему уничтожения, совершенно безопасную для тех, кто там работает.

— Вот об этом я и говорю, — продолжил адвокат. — За вас в Думе взялись не просто так, против вас настраивают часть СМИ. А если вы будете и дальше упираться, вас выдавят со всех рынков!

— Непременно, — согласилась Ольга. — Уже начали. Под давлением американцев наши европейские партнеры отказываются от кабельных контрактов, а англичане подняли хай о вреде «Ока». Доказательств у них нет, только ссылки на работы их ученых, но компания набирает обороты. Работы наших медиков им по барабану, поэтому мы даже не стали ничего опровергать. Пусть их слепые и дальше ходят с палочками. Только хочу, пользуясь случаем, предостеречь европейцев. На них свет клином не сошелся, поэтому если будут и дальше выполнять все требования американцев, то сами и пострадают. Мы уйдем с европейского рынка на азиатский и в ближайшем обозримом будущем обратно не вернемся. А ведь наши товары не ограничатся нынешним ассортиментом. Потом им придется все необходимое покупать в Азии и то только в том случае, если мы не наложим жестких ограничений на перепродажу своих товаров. Открыть вам секрет, почему эта травля началась именно сейчас? Все очень просто. Мы запускаем мощный научно–технический центр, в котором уже работают пятьсот ученых и инженеров. Еще около двух тысяч опытных конструкторов работают на предприятиях корпорации. Мы не собираемся ограничиваться инопланетными подачками, а будем двигать свою науку!

— Нельзя ли от производства вернуться к пришельцам? — спросил Ольгу Кречетников. — Я думаю, что большинство людей интересуют они, а не те происки американцев, о которых может прочитать любой.

— Они очень мало о себе говорили, а я не хочу сочинять, — сказала Ольга. — Я не была на их корабле, видела только их самих. Откуда они прилетели, тоже не знаю. И о чем говорить? Вспоминать наши разговоры? Был, правда, один случай, когда они спасли жизнь нашему другу — Виктору Олеговичу Фадееву. Ему грозила опасность от олигарха Дерешкова, поэтому он с семьей укрылся в купленной усадьбе недалеко от лесничества. Их как‑то выследили и приехали убивать киллеры Дерешкова. По нашей просьбе пришельцы вмешались и парализовали всех убийц. К сожалению, к тому времени жена и сын Фадеева уже были мертвы. Мы приехали и спасли самого Виктора Олеговича и его дочь, а беспомощных киллеров связали и сдали вызванной полиции. Следователи потом долго не могли поверить в то, что лесник и его воспитанник повязали зубров службы безопасности олигарха. По нашей версии я туда прибежала уже после всего.

39
{"b":"589818","o":1}