ЛитМир - Электронная Библиотека

— И что вы предлагаете, Юджин? — раздраженно сказал Норман Хендерсон. — Это уже третий отказ! Вам пересказать все, что я выслушал от директора? Проглядели инопланетян, не узнали о связях этой семьи с ФСБ, провалили компанию в СМИ и в их парламенте! Европейцы саботируют бойкот корпорации, а мы сами ничего не сможем сделать. Кредиты им не нужны, на наш рынок они и не думают выходить, а в России пользуются поддержкой первых лиц.

— В моем отделе, сэр, считают, что акция в случае успеха уже ни на что не повлияет, — хмуро сказал Леман. — К чему она может привести в случае провала, даже не хочется думать.

— Ваши люди должны не критиковать решение вышестоящего руководства, а делать все для его выполнения! — взорвался Хендерсон. — Не для того мы создали Восточный отдел, чтобы я от вас такое выслушивал! Лучше скажите, что, по вашему мнению, можно сделать, чтобы добиться успеха при минимальном риске.

— Я только донес до вас мнение профессионалов, — пожал плечами Леман. — Мы не прекращали работы. Я же пока вижу только одну реальную возможность для действенной акции — привлечь фирму Алексеева.

— Это Мейсона? — спросил Хендерсен. — Хороший вариант. Сколько он уже у них занимается бизнесом, лет десять?

— Больше, — ответил Леман. — Шестнадцать.

— И как думаете действовать?

— В корпорации очень сильная охрана всех важных персон, — сказал Леман. — Работают настоящие профессионалы. Но, по нашим сведениям, они не используют прикрытие с воздуха и воздушную разведку. Это связано с местной спецификой и, в общем‑то, оправдано, но мы можем воспользоваться этой лазейкой.

— Хотите атаковать их с воздуха? — предположил Хендерсон.

— Ни в коем случае, сэр, — ответил Леман. — Боевого вертолета мы там не достанем, а любую гражданскую модель легко собьет охрана. Это у нас от вертолетов не протолкнуться, у них ситуация другая. Над Москвой полеты запрещены, и над Ржевом их тоже запретили по требованию руководства корпорацией. Из возможных объектов остаются несколько дорог, над которыми летает только полиция, да и то нечасто. Наши вертолеты обнаружат и предложат убраться, а потом просто ссадят на землю. Нет, мы используем их не для нападения, а для отхода. В случае акции при любом ее исходе дороги быстро перекроют. Самое трудное будет не сделать дело, а унести оттуда ноги. Мы не можем подставить своих людей даже не из‑за них самих, а из‑за возможных последствий. У Мейсона весь персонал — это русские, поэтому пошлем ему десяток парней из SOG. Только ему потребуется время на подготовку. Нужно купить вертолеты, а для этого нужны местные пилоты. И не так‑то просто перегнать вертолеты в нужный район, чтобы не вызвать подозрения.

— Избавьте меня от подробностей, — прервал его Хендерсон. — Делайте все, что нужно. И надавите еще раз на Вольфензона, может быть он пойдет на уступки.

Несколькими часами позже состоялся разговор Виктора Вольфензона с Гринбергом.

— Послушай, Лев, — сказал он начальнику своей службы безопасности. — На меня опять надавили, поэтому мне нужно знать твое мнение, стоит нам в это ввязываться или отойти в сторону, наплевав на последствия.

— Я попытаюсь выполнить любой приказ, — осторожно сказал Гринберг. — Только, шеф, боюсь, что мои парни на это не пойдут. Одно дело — убрать некую неудобную фигуру, у которой не больше двух–трех телохранителей, и совсем другое — бодаться со службой корпорации. Нас ведь там порвут в клочья, а потом выпытают у тех, кому не повезет уцелеть, откуда они взялись, и переключатся на вас. Я спросил Любшина, как отреагирует оперативный состав, так он мне прямо сказал, что лучше этого не делать, если не хочу остаться в гордом одиночестве. Мы, говорит, не самоубийцы, и у каждого есть семья.

— А если нанять кого‑нибудь со стороны? — предложил Вольфензон. — Мало ли в России профессионалов.

— С точки зрения профессионала это очень мутное и опасное задание, — сказал Гринберг. — Вы же читали о связи руководства корпорации с ФСБ и правительством. Если профессионалы возьмут заказ, они потребуют большие деньги и займутся второстепенными фигурами. Но я могу попробовать. Это в любом случае лучше, чем встревать самим. Если даже попадутся, заказчика знать не будут.

Два дня спустя в Москве, в одной из квартир дома, стоявшего напротив того, в котором жили Ковалевы, двое мужчин привычными выверенными движениями собрали снайперские винтовки и заняли позицию для стрельбы в гостиной, предварительно открыв окна. Когда планировали операцию, выбрали одну из тех немногих квартир, лоджии у которых не были застеклены. Важно было и то, что в ней жили пенсионеры, к которым за два дня наблюдения не наведалась ни одна душа. Тела хозяев перенесли в спальню и стали ждать, когда подъедут Ковалевы. Обычно это происходило с половины шестого до шести. Сегодня они тоже подъехали на двух машинах без двадцати шесть.

— Работаем, — сказал более высокий из них, который был в их паре ведущим.

Он взял винтовку и приготовился открыть огонь.

— Что ты возишься! — прикрикнул он на напарника. — Шевелись.

— Успею, — ответил тот. — От машин до подъезда двадцать метров, пока дойдут…

— Не выходят, суки! — зло сказал напарник, наблюдая за машинами через прицел. — Раньше таких задержек не было.

Это были его последние слова. Выронив с грохотом упавшую винтовку, он упал на пол, несколько раз дернулся и затих. Напарник перевернул его на спину, но не увидел никаких следов крови. Пульс на виске через тонкую нитяную перчатку не прощупывался. Посмотрев в окно, он выругался и, бросив винтовку, метнулся к выходной двери. Повод спешить был: от машины охраны с автоматами в руках в его сторону бежали охранники Ковалевых.

Несколькими минутами раньше сидевшая в первой машине Александра, перед тем как выходить из салона, привычно проверила магией, есть ли к ним враждебное внимание.

— Никто не выходит! — взволнованно сказала она старшему сопровождения. — В доме напротив засада. Один или два человека. Тянет смертью, поэтому думаю, что там снайперы. Уедем?

— Можешь ударить? — спросил Егор.

— Могу, — нервно ответила жена. — Ольга учила. Стоит ли убивать?

— Стоит! — сказал Егор. — Постарайся достать одного, тогда второй попробует удрать. Может, ребятам удастся его поймать.

— Все! — сказала она. — Угрозы больше не чувствую. Был страх, но сейчас нет и его. Это в квартирах вон того подъезда на четвертом или пятом этажах. По–моему, слева.

— Семенов! Берешь своих орлов и блокируете подъезды! — скомандовал по рации старший группы экипажу второй машины. — А мы к вам присоединимся через несколько минут. Опасности точно нет?

— Не чувствую ничего опасного, — сказала уже немного успокоившаяся Александра.

— Тогда мы вас проводим в квартиру, — сказал старший. — Сейчас парни найдут тело и оружие, а потом вызовем полицейских. Разбираться с жильцами и искать киллера будут они.

Получив сведения о том, что жрицы Гарлы пришли из найденного им мира, Ардес разозлился и решил всем воздать по заслугам.

— Сейчас я тебя отправлю туда, откуда приходил офицер, и куда я передал золото для этой маленькой заразы! — сказал он Маргу Стару. — Знаю, что ты еще не со всем разобрался, но того, что успел узнать, пока хватит! Потребуешь встречи с князем Нором. Если сможешь, приведешь его ко мне, если это почему‑то не получится, спроси о том, что он сделал по моему повелению, и собирается его выполнять или нет. Это первый вопрос. Второй вопрос будет касаться этих девиц! Я хочу знать, кто их готовил и через кого об этом договаривались. Сколько их всего?

— Мне трудно сказать, мой повелитель! — согнулся в поклоне Марг. — В нашем королевстве их шесть или семь десятков, а всего, наверное, три–четыре сотни.

— Вот и потребуй, чтобы для меня подготовили и вооружили своим оружием пять сотен воинов! Тогда мне и князь будет не нужен, хотя шкуру я ему при случае все равно спущу! Если начнут требовать золото, скажи, что я себе воинов найду и без них, но за ложь и помощь моим врагам обрушу на них свой гнев! Возьми эти два камня. Один куда‑нибудь спрячь, а второй все время держи в кулаке. Если что‑то случится или решишь вернуться, достаточно его просто сжать. Сейчас там не должно быть холодов, поэтому можешь идти так. Готов?

46
{"b":"589818","o":1}