ЛитМир - Электронная Библиотека

— А ведь это прямое оскорбление, — заметил Нор. — Раньше они до такого не опускались.

— Но мне непонятно, чего ради они стали бы передавать несовершеннолетней девушке какие‑то научные и технологические секреты, — продолжил американец. — У меня это сразу вызвало подозрения в том, что такая передача была добровольной. Эти два взрыва превратили мои подозрения в уверенность. Никогда ни одно высокоразвитое существо не передаст в руки ребенка такую силу. Поэтому я думаю, что пришельцев либо перебили, либо захватили и где‑то держат, а сами в это время изучают попавший в их руки межпланетный корабль. В связи с этим становится понятно, почему корпорация «Вызов» тратит такие громадные средства на создание научного центра в городе Ржеве. По нашим сведениям, туда приехали больше шестисот ученых разных специальностей и около тысячи инженеров. А если учесть научно–технических работников на всех предприятиях корпорации, их число составит семь тысяч. Масштабы беспрецедентные для промышленных объединений современной России. Вчера наш представитель в Совете Безопасности ООН зачитал резолюцию, согласно которой правительство России должно забрать у корпорации «Вызов» все материальные предметы, оставшиеся от пришельцев, и всю собранную ими информацию и передать в ведение специального международного института. Соединенные Штаты могли бы взять на себя работу по созданию такого института и его финансированию. Этот институт смог бы компетентно, без катастрофических последствий вроде взрыва под Москвой исследовать наследие пришельцев и сделать его достоянием всего человечества, а не небольшой группы лиц, действующей в своих эгоистичных интересах, да еще в таком непредсказуемом государстве, как Россия. Представитель России высказал свое мнение в отношении американской инициативы, назвав ее фантастическими измышлениями, и пообещал, что Россия, безусловно, воспользуется своим правом вето. Такая позиция становится понятной, если вспомнить о тесных связях между семьей Ковалевых и президентом страны. По поступившим в наше распоряжение сведениям, у Ольги Ковалевой и ее мужа были тесные связи с руководством такой службы, как ФСБ. И один из взрывов произошел на заброшенном военном объекте. Если предположить, что заброшенным его представили для нас, совершенно ясно, что корпорация «Вызов» — это не самостоятельная организация, а орган государства, где под прикрытием кабельного и других производств ведутся работы по изучению захваченного корабля пришельцев и всего того, что в нем было. Кому бросила вызов эта корпорация и где будут использоваться ворованные секреты? Я думаю, ответ очевиден. У руководства России имеются имперские амбиции, которые хотят реализовать, используя техническое превосходство. Можем ли мы себе это позволить? Я уверен, что вы вместе со мной ответите нет! Нужно предъявить России ультиматум и силой заставить ее сделать то, что не хотят делать добровольно. Экономика и внутреннее положение России таковы, что она просто не сможет выдержать бойкота мировым сообществом. Месяц–два — и это государство начнет разваливаться. Два дня назад в Пекин ездил наш Государственный секретарь. В числе других вопросов поднимался и этот, причем наша позиция нашла у китайцев понимание. Они тоже опасаются возможных последствий…

— Зачем ты выключила? — спросил Нор. — Могли услышать что‑нибудь еще.

— Я еще немного послушаю и не пойду в ресторан: просто кусок в горло не полезет. Жаль, что с нами охрана!

— А что бы ты сделала, если бы ее не было? — с любопытством спросил Нор.

— Я бы сделала! — мечтательно сказала Ольга. — Отсюда можно без проблем попасть круизом в Мексику. Поймать там парочку американцев, еще раз поменять внешность и прогуляться в Вашингтон. Деньги для этого у нас есть. Я бы там навела шороху!

— Пойдем есть, мечтательница, — сказал Нор, вставая с дивана. — Нам скоро наводить шорох дома. Это будет поважнее. Если нам действительно объявят бойкот, будет плохо. Этот паршивец сказал правду, что нас хватит на пару месяцев. Другое дело, что европейцам нашего газа из хранилищ зимой хватит только на месяц, поэтому они сейчас бучу не поднимут. Если они нам перекроют кислород, мы перекроем газовую трубу, и пусть только кто‑нибудь посмеет вякнуть. Какой смысл продавать кому‑то товары, если за вырученные деньги ничего не позволяют купить или арестовывают счета? От нас теперь будет многое зависеть. Если перекуем мерзавцев в патриотов и сторонников президента, тогда продержимся, иначе нам живо организуют какую‑нибудь цветную революцию.

Приехавшего Фадеева пересадили на свою машину, оставив его охрану за оградой.

— Мы не допускаем в резиденцию посторонних, тем более вооруженных людей, — пояснил Виктору майор ФСО. — Приказ касался только вас.

— Да ради бога, — пожал он плечами. — Просто я специально взял с собой двух специалистов, которых было бы интересно послушать президенту.

— Если прикажут, мы доставим и их, — ответил майор, и больше они до самого приезда не разговаривали.

При беседе с президентом присутствовал директор ФСБ Бортенев. Сама беседа происходила в гостевом доме резиденции. После взаимных приветствий мужчины уединились в комнате, в которой не было ничего, кроме трех кресел, небольшого столика с чашками горячего кофе и большой панели телевизора на стене.

— Я отвечу на все ваши вопросы и сам расскажу немало интересного, — сказал Виктор, когда все уселись в кресла, — только вы не должны записывать разговор.

— Запись не ведется, — заверил его Бортенев.

— Вы сейчас были неискренни, — улыбнулся Виктор, вытаскивая из нагрудного кармана тонкую пластинку, которая издавала писклявый звук и в такт ему мигала светодиодом. — Это портативное устройство, которое определяет… неискренность. Металлоискателем не обнаруживается, сканером в выключенном состоянии тоже не найдут. При любой попытке разбора или просвечивания начинка выгорает.

— Нам намного удобнее работать с записью, — сказал президент. — Вы это должны понимать.

— Я понимаю, — кивнул он, — но то, что я вам скажу, записывать нельзя. И никто из вашего окружения, кроме премьера, не должен об этом знать. Любая утечка этих данных трактуется как прямой вред Ольге Ковалевой.

— Поэтому только мы трое? — криво усмехнулся президент. — Выбрали тех, кто сидит на крючке?

— Если мы отобьемся, Ольга вам все снимет, — пообещал Виктор. — Если вы решитесь сдаться на милость Запада, вам тоже все снимут, только не сразу.

— Я уже все выключил, — сказал президент. — Теперь хотелось бы услышать, какую позицию занимает руководство корпорации в связи с последними американскими инициативами, и какие рекомендации может дать нам. Мы не можем совсем не реагировать. Этого просто никто не поймет.

— Вы прекрасно понимаете, что мы не сможем показать космический корабль, — начал Виктор. — Говорить сейчас о дорах, магии и богах — это худшее, что можно сделать. Большинство не поверит, даже если выложить все козыри, или поверит только частично и не сразу. Это не избавит вас от неприятностей, зато гарантированно обещает их нам. Да и вам мало не будет, хотя бы из‑за истории с продажей несовершеннолетних девчонок. Поэтому рекомендация у нас только одна — это, как любит говорить Ольга, посылать всех лесом! Штаты не пойдут на крайние меры без союзников, а им это будет трудно сделать. Зимой без газа не обойдешься, а в хранилищах его надолго не хватит.

— Согласен с вами, — сказал президент. — Но так можно только выиграть время. К лету потребность в газе снизится и, если его закачают в хранилища, могут рискнуть. Если на нас навалятся все, мы не сможем долго сопротивляться. Наверняка в этом случае Китай будет требовать того же самого, поэтому на азиатские рынки можно не рассчитывать. А без ввоза товаров и поставок комплектующих будет плохо. Да и финансовый рынок моментально обвалится. Можно было бы продержаться с полгода, но для этого нам нужны полномочия, которых никто не даст. Да и смысл?

— Смысл есть и полномочия у вас будут, если только решитесь играть вместе с нами, — сказал Виктор. — К сожалению, все началось слишком рано. При нормальной работе мы были бы готовы через год с небольшим, а теперь придется рвать жилы и привлекать резервы государства. Сейчас объясню, что я имею в виду. У нас есть технология, позволяющая выводить в космос объекты любой массы. Проблема в том, что после этого они продолжают лететь с той же скоростью, что и Земля. Для их нормального использования нужны мощные двигатели. Такие двигатели на плазме у нас скоро будут. Плазма же будет использоваться и в качестве оружия. Мы планировали вывести в космос несколько орбитальных платформ с генераторами магии и с сотню перехватчиков, способных уничтожать разогнанными сгустками плазмы ракеты при старте.

53
{"b":"589818","o":1}