ЛитМир - Электронная Библиотека

Знаменский позвонил на следующий день и сообщил, что он с другом приедет в четыре часа. Другом оказался оперативник, который по совместительству работал гримером. Ему хватило двадцати минут, чтобы без всякой магии так изменить им внешность, что теперь можно было смело идти под объективы камер видеонаблюдения. Одежду тоже привезли другую: дорогую, но попроще, чем была у них.

— Вот наша первая цель, — сказал Знаменский, передавая конверт Нору. — Это один из заместителей руководителя аппарата Совета Федерации Виталий Иванович Мартьянов. Его нельзя назвать мерзавцем, но дети учатся в Англии, и там же купил дом. И деньги в основном держит в зарубежных банках. Если нажмут, надолго его принципиальности не хватит. Домой он обычно возвращается около шести. Жена сейчас за границей, а домработница все дела делает до обеда, потом уходит. Квартира четырехкомнатная в доме с охраной, вот адрес. Понятно, что там ведется запись с камер. Если заставите их выключить, потом при проверке обнаружат лакуну в записи. Поэтому предлагаю действовать иначе. В том же подъезде живет известный режиссер. Вот его данные. Идем только вчетвером по этому адресу. Пусть работает запись, даже если потом поднимется шум, она не поможет. Накладки и грим изменили всем лица, а с зимней одеждой не поможет и компьютерная обработка. Вам нужно только воздействовать на охрану, чтобы нас пропустили к режиссеру, не делая звонка на подтверждение пропуска, и не смотрели на монитор шестого этажа, иначе могут заметить, что мы пошли не в ту квартиру. Дальше поднимаемся на лифте и работаем. Сейчас едем по его адресу и следим из машины, когда войдет в свой подъезд. Выжидаем минут десять и начинаем работать. Устраивает план?

— Нормальный план, — сказала Ольга. — Жизненный. Я думаю, что все пройдет буднично. Зайдем в подъезд, поднимемся лифтом на шестой этаж, заставим хозяина нас впустить и работаем с его памятью. Потом эту память подчищаем. Не будет никакого шума и никакого расследования. Даже если кого‑нибудь не вовремя принесет, это нам не помешает.

Все получилось так, как и планировали. С Мартьяновым работала Ольга, а Нор только наблюдал, запоминая, что и как она делает. Опыта в работе с памятью у него было гораздо меньше. На операцию в доме ушло полтора часа, а всего затратили в два раза больше времени, считая работу гримера, дорогу и то время, когда ждали в машине приезда клиента.

— Давайте, Николай, попробуем за день обрабатывать хотя бы двоих, — сказала Ольга Знаменскому на прощание, — иначе долго провозимся. А в выходные можно брать в работу еще больше людей.

Они успели приготовить ужин, когда позвонил начальник службы безопасности Архипов.

— У нас неприятности, — сказал он Ольге. — Машины, на которых ехали ваши двойники и их сопровождение, попали в засаду. Работали профессионалы. Ваш «найт» подорвали большим зарядом взрывчатки, закатанной под асфальт. При десяти тоннах веса его отбросило через кювет на пятнадцать метров от дороги. Первую машину расстреляли из гранатометов, но шофер второй сумел вовремя остановиться и высадил людей. В завязавшемся бою были убиты два телохранителя, но и нападавшие потеряли шестерых и отступили. В километре от места засады их поджидали два вертолета. Один из них удалось подбить, но при падении живых не осталось. Мы сообщили о нападении, и второй вертолет сейчас ищут.

— Вы мне не про вертолет рассказывайте, Николай Федорович, — сказала Ольга, — а о наших потерях. И это ничего, что вы вот так по телефону…

— Те, кто прослушивал ваш телефон и так все знают, — ответил он, — а завтра об этом будут сообщения во всех газетах, и нам надо будет предъявлять вас миру.

— К завтрашнему утру должны быть в прежней форме, — ответила Ольга. — Останется только загар, но я не собираюсь о нем никому отчитываться. Вы так и не сказали…

— Выжили только трое моих парней, — сказал он. — Ваши двойники погибли при взрыве. Целостность корпуса не нарушена, но уж очень сильный был взрыв. Машина восстановлению не подлежит.

— Что‑то ты долго, дорогой! — сказала Свата Варгом, услышав хлопок двери в спальной комнате. — Я уже собиралась ложиться.

Услышав ехидный смешок, она стремительно обернулась и увидела насмешливо наблюдавшего за ней мужчину в одежде воина. Огромный рост, меч в два раза больше нормальных размеров… В этот бросок она вложила и все свои собственные силы, и те, которыми ее наделила богиня. Ей даже удалось схватить винтовку, но выстрелить он не дал.

— Светлана Зурова! — сказал Ардес. — Чем ты думала, когда помогала Гарле? Я не тронул ее жриц, потому что их защищает обычай. Но вот кто защитит тебя? Твой муж? Он поклоняется мне и сейчас статуей стоит в коридоре. Не бойся, ему я не сделаю ничего, в отличие от тебя. Скажешь что‑нибудь напоследок?

— Сволочь! — сказала женщина, бросая оружие на ковер. — Убив меня, ты убьешь и его!

— Ничего, найдет себе другую, — ответил он. — Пусть у нее будет не такая красивая мордашка, но все остальное у вас у всех одинаковое. Ты уже все сказала?

— Что мне тебе говорить! — со злостью и отчаянием сказала она. — Я не рвалась в ваш мир, меня отправил для Гарлы посланный тобой маг! А без ее помощи я не могла ни вернуться домой, ни зачать ребенка от любимого мужчины! Она мне помогла, а за помощь положено платить. Ты не бог воинов, а его жалкая пародия. Воины на Земле — я имею в виду настоящих — ставят своей целью защиту женщин, причем не только своих. Ты же нас ненавидишь и презираешь и хочешь меня покарать за то, на что сам толкнул! Что ты тянешь? Ждешь, что я буду умолять тебя о пощаде? Хрен тебе, не дождешься! Ненавижу!

— Придержи язык, женщина! — мрачно сказал он. — За жизнь скажи спасибо мужу. Ты носишь под сердцем его ребенка! Это мальчишка, поэтому я не стану отнимать у тебя жизнь. Но если будешь дерзить, вырву язык и сделаю так, чтобы не захлебнулась от крови. Родить сможешь и без языка!

Он не исчез как обычно, а широкими шагами вышел из спальни с такой силой хлопнув дверью, что не выдержала одна из петель. Когда Бар вбежал в спальню, он увидел валявшуюся на ковре винтовку и взахлеб рыдающую жену.

«Что за женщины! — думал Ардес, стоя на стене замка наместника Варгома. — Откуда в них столько силы? Или это просто совпадение, что сюда попадают именно такие? Но в той жизни обе ничего особенного собой не представляли. Может, это результат их слияния со мной или с Гарлой? Почему у меня к ним совсем другое отношение? Ни одна женщина этого мира не посмела бы не только поднять на меня руку, даже просто что‑то сказать, а эта поняла, кто пришел, но все равно бросилась к оружию. Если они все такие, эти жрицы еще попортят мне кровь. Но теперь она не посмеет оказать помощь Гарле, если та придет. А трехглазая придет, потому что в этот раз на Нора можно положиться, и он не окажет ей обещанной помощи. Но у нее много жриц, которых можно отправить за силой в родной мир. Я хорошо взял всех на крючок с этой столицей, поэтому они не получат помощи на своей бывшей родине. Но им тоже может прийти в голову не такая уж мудрая мысль — поискать ее на стороне. Поэтому пора и мне отправлять Марга».

Глава 16

Когда Марг возник в тупике с мусорными контейнерами, в нем больше никого не было. Одетый в длинную меховую шубу, жрец поспешно отошел от воняющих ящиков и, наклонившись, зачерпнул рукой снег. За свою длинную жизнь ему несколько раз приходилось сталкиваться с этим чудом природы, но снега всегда было мало, и он быстро таял. Здесь снег лежал повсюду, а холод был такой, что начало неметь лицо. Да и вообще голова почти сразу стала мерзнуть. Марг не носил головных уборов из‑за густых волос, которые и в зиму прекрасно уберегали от холода, поэтому, отправляясь в мир Земли, не озаботился шапкой. Растирая щеки руками, он поспешно вышел на улицу. Был вечер, но повсюду горели фонари, которые хорошо освещали тротуары, заполненные возбужденно переговаривающимися и смеющимися людьми. Жрец с минуту постоял, потом начал пробираться к дороге, чтобы поймать такси.

55
{"b":"589818","o":1}