ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эй, дед! — окликнул его стоявший в обнимку с девушкой высокий парень. — Ты оставил дома мозги вместе с шапкой? Какой дурак ходит по морозу простоволосый?

Он оторвался от девушки и, покачиваясь, подошел к Маргу, снял меховую шапку и нахлобучил ее на мага.

— Носи и помни мою доброту! — сказал он старику, дыхнув на него брагой. — Нам все равно пора домой.

Поправив подаренную шапку и в благодарность запустив неожиданному доброхоту исцеление больной печени, Марг, чтобы не толкаться в толпе, двинулся вместе со всеми, посматривая на дорогу. Заметив такси, он приказал его водителю остановиться. В салоне уже сидели три пассажира, но место рядом с шофером было свободным.

— Отвезешь сначала их, потом меня, — устроившись рядом с водителем, сказал ему Марг и продиктовал адрес.

— Мне будет проще сначала отвезти вас, — ответил водитель. — Это по пути.

До нужного ему места ехали минут пятнадцать. Всю дорогу Марг рассматривал залитый огнями город, удивляясь многолюдству. Все‑таки знать о таком чужой памятью — это одно, а видеть своими глазами — совсем другое. Он уже понял, что в городе праздник, скорее всего, Новый год. Это не слишком обрадовало, потому что нужных ему людей могло не быть на месте. Ему повезло, и на звонок дверь открыла Вика.

— Вы к кому? — удивилась она.

Отвечать не пришлось, потому что в прихожую вышел Мак.

— Вика, это наш главный жрец, — сказал он девушке. — Заходите, уважаемый Марг, вы пришли очень вовремя. Мы только что сели за стол.

Старик удивленно посмотрел на преобразившегося Солера и зашел в прихожую. В квартире было жарко, поэтому он поспешил снять тяжелую шубу и разуться. Просторную гостиную украсили фольгированными гирляндами и мишурой, у окна стояла праздничная елка, а находившийся посередине комнаты большой стол заставили блюдами и напитками так, чтобы можно было есть и смотреть огромный плазменный телевизор.

— У вас будут гости? — спросил Марг, показывая рукой на стол.

— Нет, учитель, — засмеялся Солер. — Все это мы приготовили для себя. Здесь принято выкладывать на столы пищу с избытком, поэтому ее хватит и для вас, а если не хватит, поставим еще. Расслабься, Вика, никто тебя никуда насильно не потянет.

— Ты боишься, что я уведу тебя в наш мир? — спросил Марг девушку. — Если так, то зря. Ардес тебе предлагает вернуться к нему, но он еще ни одну женщину не принуждал быть с ним рядом.

— Как вас зовут? — спросила она.

— Марг Стар, — поклонился старик.

— Ну а меня вы знаете, — сказала Вика. — Ответьте, Марг, зачем мне туда идти? Что, кроме силы и любовного безумия, может дать ваш бог? Он подарит мне ребенка и окружит заботой? Нет, он будет продолжать свою нелепую тысячелетнюю борьбу, сея вокруг себя смерть и горе. И вы сюда пришли, чтобы ему в этом помогать.

— Не он изобрел войну, — сказал Марг. — Драчливость в характере людей. Для них так же естественно решать свои споры силой, как есть или спать. И это не только у нас, у вас сражаются не меньше, а гораздо больше!

— Не будем философствовать о человеческой природе, — махнула рукой девушка. — Это бесполезный спор, тем более с вами. Я все равно не смогу ни в чем убедить человека, который служил Ардесу всю жизнь. Задам только один вопрос. Вы знаете о втором материке в вашем мире? Нет? Я так и думала. Ладно, давайте садиться за стол, а о войнах поговорим в другой раз. Сегодня все‑таки праздник.

— Нор, иди в гостиную, — мысленно позвала Ольга. — Отец приехал.

— Какая‑то ты не такая, — сказал Егор, рассматривая дочь. — Уставшая, что ли? Так вроде недавно отдыхали.

— Не будем об этом, папа, — попросила она. — Просто я за последнее время чего только не насмотрелась. Когда работаешь с памятью человека, приходится частично просматривать его жизнь. А когда это делаешь, лишний раз убеждаешься в том, сколько дерьма во власти. Я понимаю, что нам как раз таких и подсовывают, но все равно…

— Вам еще долго с этим работать? — спросил Егор.

— Не очень, — ответила Ольга. — Мы с Нором работаем отдельно двумя бригадами. Клиентов осталось немного, но к ним трудно подобраться. Мы их поэтому и откладывали на потом. Наверное, я все‑таки рискну и кое–кого обработаю по образу из гостиницы, как это делала, когда мы приехали в Москву. У Нора на такое не хватит сил, а я выберу день, когда у них будет очередное заседание и займусь самыми трудными.

— Здравствуйте, — поздоровался вошедший в гостиную Нор. — А почему в одиночестве?

— У жены работа, а у Лены любовь, — улыбнулся Егор. — А я сам себе дал отпуск на два дня. Кроме того, мы сейчас из соображений безопасности стараемся ездить по одному.

— А как вообще идут дела? — спросил Нор. — Мы давно не были в Ржеве, и из вас никто не приезжает, даже Виктор.

— Ему сейчас тоже некогда ездить просто так, — сказал Егор. — Слишком много дел, и все нужно успеть сделать. Зима и скандал из‑за провалившегося покушения дают отсрочку, но месяца через четыре за нас возьмутся всерьез, а мы пока не успеваем. Из нерешенных вопросов по НТЦ осталось только охлаждение двигательных установок, все остальное пошло в производство. А с двигателями пока не получается, поэтому Субари перебрасывает на эту проблему освободившихся физиков. Три дня назад воспользовались плотной облачностью и испытали прототип боевого метателя плазмы для перехватчиков. С расстояния пять километров он прожег стальную бронеплиту толщиной в сорок сантиметров. У ручных метателей, которые установим на боевые скафандры, возможности будут скромнее. Да, принято решение начать подготовку производства генераторов как для боевой техники, так и для населения. Все равно вот–вот схлестнемся, так что нам потребуются все козыри.

— А новые предприятия? — спросила Ольга. — Есть от них хоть какой‑то толк?

— Ты слишком быстрая, — усмехнулся Егор. — Нам их отдали две недели назад, а ты уже хочешь какой‑то отдачи. У нас так пока нигде не работают, даже в корпорации. Им дали задание разработать и начать подготовку производства корпусов орбитальных платформ и перехватчиков. Понятно, что вся начинка в них будет наша. Перехватчик, кстати, проектируют с таким расчетом, чтобы пилот мог находиться в космосе до десяти дней. В кабине можно будет только сидеть и лежать, но тепловой режим и все остальное должны соответствовать нашим требованиям. На таких машинах можно будет без проблем летать на Луну. Полезного груза, правда, с гулькин нос, но если снять вооружение…

— Не успеем! — сказала Ольга. — Нам врежут раньше. А если подготовиться только частично, может быть еще хуже. Всех напугаем, но не так, как хотели. Нужно чтобы с нами побоялись связываться, а они, наоборот, решат покончить любой ценой! А если не вылезать совсем… Да у нас встанет самое малое половина промышленности!

— Это все эмоции, — возразил отец. — Если нам не оставят выхода, получат по полной программе. Чего мы лишаемся? Нам перекроют кредиты, а возможно и доступ к резервам и заморозят все активы. Соответственно, окажется парализованной вся внешняя торговля. Конечно, это очень болезненно и приведет к остановке части предприятий и банков. Но и мы не совсем беззубые. Выйдем из МВФ, национализируем Центробанк, после чего сможем наладить на внутреннем рынке независимое денежное обращение. На время придется забыть о рыночной экономике и усилить государственное регулирование. Товарных запасов на первое время хватит, и, если жестко пресечь спекуляции и хорошо напугать чиновничество, можно избежать паники и краха. Одновременно нужно будет национализировать активы всех государств, участвующих в бойкоте. Огромный резерв устойчивости дает национальная идея.

— Скатимся до национализма, — сказал Нор.

— А вот я этого не боюсь! — возразила Ольга. — Этот самый национализм есть повсюду, просто о нем не принято говорить. Надо только, чтобы все правильно направили. Чтобы национализм был не русский, а российский! О Россию слишком долго вытирала ноги всякая сволочь, так что пусть теперь утрутся.

— Все равно будет хреново, — сказал Нор. — Даже во времена Советского Союза экономика не была самодостаточной, что уж говорить теперь! Мы до сих пор многое получаем из Белоруссии, Украины и Прибалтики, да и из других стран. Если запахнет жареным, может быть, нас не кинут одни белорусы. Там народ умный и прекрасно понимает, что они существуют только до тех пор, пока не развалили Россию. Вот прибалты нам с удовольствием свернут кукиш.

56
{"b":"589818","o":1}