ЛитМир - Электронная Библиотека

— Неважно, — отмахнулся Валентин. — Просто это как‑то привычней. Ты не к названиям придирайся, а вникай в суть. Если время нахождения вне нашей Вселенной будет сто микросекунд, то сфера возникнет в трех метрах от первоначального положения с небольшим смещением. Так? И эта точка будет постоянно меняться. Ее можно рассчитать и поместить в нее такую же сферу. И что получится в результате такого наложения?

— Черт его знает, — задумался Сергей. — По идее, у такого шара должна быть в два раза большая плотность. А вот свойства… Спроси у Субари, делал так кто‑нибудь или нет. Может быть, все вообще взорвется. Только, Валентин, если ты думаешь таким способом совместить два корпуса двигателей, могу сразу сказать, что ничего не получится. Это ведь надо вычислять точку за сутки, а потом ждать нужного момента времени. Мы не получим необходимой точности.

— Да? — разочарованно сказал Валентин. — Наверное, ты прав. Есть выход! Вместо второй камеры берем просто кусок такого же материала, в толще которого возникает корпус двигателя. Я думаю, и теплопроводность, и тугоплавкость полученного материала должны быть гораздо выше, чем у исходного. Значит, берем весь кусок и плавим! Более легкоплавкий материал вытечет, и останется сверхплотная камера.

— Идея интересная, — сказал Сергей. — Так ведь можно поступать не один раз, а несколько. И каждый раз будет увеличиваться плотность. Можешь что‑нибудь сказать о природе такого материала?

— Как можно что‑то сказать о том, чего не предусматривает теория? — ответил Валентин. — Сейчас пойду пытать Субари. Учти, что ты в соавторах. Мне почему‑то не пришла в голову мысль о повторном наложении. Наверное, потому, что я ее ломал, пытаясь разобраться в том, что же получится.

Разговор с Субари занял две минуты. Поняв идею, директор Центра дико посмотрел на Егорова и принялся звонить. Первый эксперимент состоялся на следующий день. Для него взяли стальной шарик от обычного шарикоподшипника. После однократной передачи его плотность и теплопроводность увеличились вдвое, а температура плавления — почти в четыре раза. Опыт повторяли еще дважды, увеличив исходную плотность в восемь раз. Теплопроводность увеличилась во столько же, а вот температура плавления росла нелинейно и по грубым оценкам составила примерно пятнадцать тысяч градусов. Последняя проблема в создании плазменных двигателей была решена.

— Мне нужна твоя помощь!

Светлана обернулась и увидела сидевшую на ее кровати Гарлу.

— Приветствую великую богиню, — слегка поклонилась женщина. — В чем именно нужна помощь?

— Поклониться могла бы и пониже, — упрекнула ее Гарла. — Ты теперь местная, а значит, принадлежишь мне.

— Я принадлежу только себе и своему мужу! — глядя ей в глаза, сказала Светлана. — Вы для меня не богиня, и я не помню, чтобы хоть раз была в вашем храме. И я знаю правила.

— Вот ты как заговорила! — рассердилась Гарла. — Это твоя благодарность?

— Я уже отработала полученную от вас силу, — возразила Светлана. — Больше я вам ничего не должна! Я бы помогла в знак благодарности, но ни при таком отношении. Кроме того, в этом мире я вам не нужна, а в свой уйти не могу.

— И почему же? — спросила богиня. — Объясни.

— Во–первых, у меня будет ребенок… — начала Светлана.

— Да, мальчик, — присмотрелась к ней Гарла. — Ну и что?

— Я не хочу рисковать. Но это не главное. Здесь был Ардес. Он приходил меня убить. Я пыталась сопротивляться, но не помогла даже ваша сила.

— Сколько там в тебе моей силы, — пренебрежительно сказала богиня. — И почему ты до сих пор жива?

— Из‑за ребенка. Но он предупредил, что если я…

— Понятно. Ты боишься, что он тебя убьет и думаешь, что я этого не сделаю. Ты права, я не буду пачкаться. Но свою силу я заберу: хватит тебе и одного ребенка!

Она встала и протянула в сторону женщины правую ладонь, из которой в Светлану ударил ослепительно яркий луч. Несколько мгновений ничего не происходило, потом лицо Гарлы исказилось и луч света погас.

— Как ты это сделала? — со страхом спросила она. — Ты сейчас забрала в сто раз больше силы, чем в первый раз!

— Не знаю, — с удивлением сказала Светлана. — Я сама ничего не делала и ничего не почувствовала.

— Ладно, обойдусь без тебя, — сказала Гарла. — Прощай, больше мы не увидимся. Да, в мои храмы тебе лучше не ходить.

«А ведь она меня испугалась, — подумала Светлана, когда богиня исчезла. — Что получилось бы в результате, если бы она попробовала забрать у меня силу еще раз?»

«Надо будет осторожно попробовать то же самое на ком‑нибудь из жриц, — думала Гарла, переместившись в свой столичный храм в королевстве Ардел. — Если они тоже смогут захватить и удержать столько силы, из них могут получиться незаменимые помощницы. Научить, как ею пользоваться…»

Она не стала появляться в покоях Старшей, а вошла к ней через двери. В комнатах было пусто. Гарла быстро определила, где находится бывшая Старшая и шагнула в нужную комнату.

— Великая госпожа! — упала перед ней на колени Алла.

— Где Ольга? — нетерпеливо спросила богиня. — Быстро отвечай, она мне нужна.

— Ее нет в храме, великая! — воскликнула Алла. — Она пять дней назад стала нашей королевой и живет во дворце. Здесь появляется только на торжественные службы.

— Хоть от одной из них есть толк, — проворчала Гарла. — Ладно, возьму кого‑нибудь другого.

На этот раз переход в один из небольших храмов сразу же свел ее с новой Старшей.

— Приветствую великую богиню! — низко поклонилась девушка. — Готова служить!

— Служба потребуется, — сказала Гарла, садясь на край ее ложа. — Мне надо послать вестника к Нору. Сложность в том, что точка привязки, через которую вы все прошли, больше недоступна. Там сейчас почему‑то сплошной камень. Поэтому пойдешь другим путем. Появишься в небольшом кафе в районе Барнаула. Придется несколько дней добираться до вашей столицы. Денег у тебя нет, магии — тоже, поэтому дам еще немного моей силы и научу, как ее лучше использовать. Когда найдешь Нора, выясни, что он сделал по нашему договору. Уже прошло много времени, так что он должен был подобрать людей и оружие. Если ему нужно золото, пусть укажет место. После этого выберешь в столице удобное место и вернешься. Все поняла?

— Сейчас загорится сигнальная лампа, — сказал Ольге оператор. — После этого пойдет запись, и вы можете делать свое заявление. Приготовьтесь!

Она дождалась сигнала и взглянула в объектив камеры.

— В своем прошлом выступлении я не сказала ни слова неправды, — начала она свою исповедь. — Я только о многом умолчала, потому что не обо всем можно было говорить. Часть фактов, которые выложил на Западе сбежавший подлец и предатель, являлась государственной тайной, другие сильно осложнили бы жизнь мне и моему мужу. Глупо так поступать в угоду чьему‑то любопытству, поэтому я промолчала. А остальное — это либо ложь, либо сильно искаженная правда. И исказили ее преднамеренно, чтобы облить грязью и нас с мужем, и российское правительство. Сначала расскажу о детдомовских девушках. Никакой продажи не было. Нам заплатили не за них, а за работу по их подготовке. Есть записи их заявлений о добровольности выбора. Кроме того, все девушки были признаны совершеннолетними и подписали договоры. Но и это при желании можно объявить фальсификацией и принуждением. Дело в том, что заказчику были нужны именно добровольцы. Отправленных насильно нам бы просто вернули назад. В доказательство своих слов могу привести свою приемную сестру. Она была одной из них и должна была отправиться с последней партией, но отказалась. Потом ей нашли замену среди работавших в ФСБ женщин. Теперь немного подробней о том, что получили девушки. Мы с мужем сделали им оптимизацию, которая в разы увеличивает силы организма, полностью его оздоравливает и просто делает человека красивым. Почему‑то последнее больше проявляется именно у женщин. Посмотрите кадры, на которых справа расположены фотографии девушек, какими они были до оптимизации, а слева — после нее.

58
{"b":"589818","o":1}