ЛитМир - Электронная Библиотека

— Он вас убьет, — сказала Ольга. — Вы не сможете вернуться.

— Я вернусь, — спокойно ответил старик. — Милая девушка, я прожил уже больше двухсот лет и собрался умирать, когда меня посетил Ардес. Своих сил не осталось совсем, и я не мог, как прежде, вернуть их с помощью магии. Бог вдохнул в меня свою силу, дав возможность жить дальше, поэтому он вправе забрать и свою силу, и мою жизнь. Ардес делает ошибку, давая своим слугам проживать жизнь многих людей вашего мира. Мы в какой‑то мере становимся ими и уже воспринимаем его не богом, а просто своим господином, а это далеко не одно и то же. Вон Мак его уже и господином не считает. Ардес прожил тысячи лет, что ему жизни нескольких людей, двое из которых только начали жить! Меня все это тоже не слишком затронуло, но молодые меняются очень сильно. А теперь я бы хотел услышать от вас правдивый рассказ об этом втором материке, который якобы есть в нашем мире.

— Очень долго рассказывать, — сказал Нор. — Гарла впихнула в меня слишком много знаний, включая и языки, на которых там говорят. Придумать такое непросто даже для нее, да и нет ей смысла мне врать. Все это дано для того, чтобы я обучил бойцов, которых туда собрались послать с целью прекратить кровопролитие хотя бы в двух–трех государствах. Если хотите, я это могу сбросить в вашу память. Вы намного сильнее меня, поэтому можете безбоязненно открыться. Потом по свободе посмотрите все сами.

— А смысл? — сказал Марг. — Для чего это ему нужно?

— Когда‑то у всех тех, кого у вас зовут богами, был свой мир, — сказала Ольга. — И наверное, даже не один, а много миров. Мы знаем больше вас, а они знали настолько много, что могли с помощью своей науки и техники решить любой вопрос и выполнить любые желания. Дальнейшее развитие потеряло смысл, стали терять интерес к жизни и обитатели этих миров. Гибнут не только люди, гибнут цивилизации. Ардес, Гарла и остальные гибнуть не захотели, забрали какую‑то часть сил своего мира, поделили все это между собой и решили найти смысл жизни, играя в богов. Прошли тысячи лет, и постепенно игра стала жизнью. Вы все для богов — только средство ее ведения. Да, еще один момент, без которого вы ничего не поймете. Каждый верующий добавляет своему богу ту саму силу, которой Ардес поделился с вами. Эта сила позволяет жить тысячи лет и править вашим миром. Боги во всем равны, разница только в числе верующих и величине этой силы. Благодаря бойне на втором материке Ардес сейчас сильнее других богов, а если устроит то же и у вас, со временем станет сильней их всех вместе взятых.

— И что? — спросил Марг. — Конец игре? Но ведь в ней, по вашим словам, смысл его жизни!

— А какой смысл в игре, если вы боитесь в ней победить? — возразила Ольга. — И не нужно у меня допытываться о мотивах действий вашего бога, спросите его самого при встрече. Может, и ответит перед тем, как убьет. По–моему, они все давно рехнулись.

— Сбрасывайте, что хотели, — сказал Марг Нору. — Я должен во всем убедиться сам.

— Все готово, — сказал Субари. — Давайте посмотрим старт, а потом, если будет желание, пойдем в аппаратную.

— Безопасно наблюдать с такого расстояния? — спросил министр обороны, показав рукой на стоявший на взлетно–посадочной полосе истребитель. — Тут не будет и сорока метров.

— Мы уже проводили опыты, — сказал Васильев. — Никакой опасности нет. Он должен просто исчезнуть.

— Тогда начинайте, — согласился министр. — Нечего нам здесь мерзнуть, да еще на таком ветру.

— Да, погода испортилась, — сказал Субари. — Все, сигнал пошел. Через минуту старт.

Стоявший на заснеженном бетоне списанный истребитель, в котором установили генератор перехода и еще кое–какую начинку, мгновенно исчез без каких либо внешних эффектов, только громыхнули упавшие на бетон стойки шасси.

— Пойдемте посмотрим, — предложил Васильев, и мужчины подошли к тому месту, где только что стоял самолет.

— Какой гладкий срез! — сказал министр, рассматривая шасси. — Блестит, как зеркало.

— Стойки не вошли в конус генератора, поэтому их и обрезало, — пояснил Субари. — В перехватчиках будет специальная конструкция для старта. Передают, что пошла телеметрия. Высота, как и рассчитывали, двести и теперь будет уменьшаться. Двигателя на нем нет, а все необходимое мы выяснили.

— Можете уничтожать, — сказал министр. — Я отдам приказ о подготовке летного состава.

— Заходите, Мишель, — сказал директор Генерального директората внешней безопасности Франции Клод Сюркуф. — Садитесь. У меня сегодня состоялся разговор с президентом.

— Политики не могут определиться? — догадался глава Разведывательного управления Мишель Лонэ. — И чего же от нас требуют? Прогноза?

— Вам, Мишель, нужно работать гадалкой, — усмехнулся Сюркуф. — У вас есть удивительная способность к предсказаниям. Вот и предскажите, чем все закончится с Россией. Сначала коротко мне на словах, потом аргументированно в письменном виде президенту. Часто в массе сводок теряется главное, а ваши аналитические записки меня не устраивают.

— Точный прогноз не даст никто, — пожал плечами Лонэ. — Слишком много факторов, чтобы я их вам увязал во что‑то осмысленное. По основным направлениям наши сведения страдают неполнотой, а непредсказуемый характер…

— Хватит! — прервал его Сюркуф. — Я прекрасно знаю, как вы умеете пудрить мозги и выкручиваться. Вы сейчас не перед парламентской комиссией по разведке. Можете придумывать обтекаемые формулировки для президента, если не опасаетесь лишиться должности. Положение достаточно серьезное, и я хочу знать, что вы думаете.

— Я скорее лишусь своего места, если буду говорить то, что думаю, — мрачно сказал Лонэ. — Вы же знаете, какие сейчас настроения в верхах. А большинство политиков думают штампами и с трудом воспринимают те факты, которые противоречат их представлениям.

— Я к ним не отношусь, — успокоил его Сюркуф, — так что излагайте.

— Достаточно посмотреть на действия руководства России, чтобы понять, что они не намерены уступать, — сказал Лонэ. — Судя по всему, они лихорадочно готовятся к нашему бойкоту, стараясь минимизировать потери. Какое‑то время у них получится продержаться, но потом все начнет разваливаться. Можно удержаться, снизив потребление, завинтив гайки и прижав ту часть чиновничества и промышленников, которые наиболее сильно пострадают от нарушения внешних связей. Можно даже попытаться избавиться от зависимости от внешних рынков. Не полностью, но все‑таки… Если учесть китайцев, у них это может получиться. Да и мы не сможем долго продержаться без поставок энергоносителей из России, поэтому расчет строится на то, что они не смогут долго сопротивляться. Во всем этом я вижу два слабых места. Первое — это то, что даже без завинчивания гаек, которого пока не заметно, Россия с учетом принятых ее руководством мер сумеет продержаться достаточно долго. Мы, конечно, можем завозить сжатый газ или тянуть трубы из Греции или другого места, но это все время и деньги. Немало времени и очень много денег. Такую мелочь, как потери из‑за отсутствия российского рынка для сбыта наших товаров, я пока не учитываю.

— Это всем известно, — прервал его Сюркуф. — Поэтому‑то все и медлят. У вас там было что‑то еще.

— Второе наше слабое место кроется в уверенности руководства России, — сказал Лонэ. — Своими мерами они лишь обеспечивают себе выигрыш времени. Зададим себе вопрос, для чего? Они не собираются строить замкнутую экономику, потому что это невыгодно, да и просто не успеют. У меня на этот вопрос есть только один ответ. Они что‑то узнали у пришельцев или раскопали сами. Что‑то настолько важное, что можно рискнуть бросить вызов всему миру. Бросить вызов и победить! К корпорации «Вызов» присоединили еще десять крупных предприятий, в том числе и занятых в производстве ракетно–космической техники. Корпорация впервые получила у государства крупные кредиты, что говорит о масштабе работ, на которые уже не хватает собственных ресурсов. Кроме того, на эти же предприятия из государственных стратегических резервов поставляются разные материалы, в первую очередь титан. Я не имею понятия, во что это может вылиться, но не стал бы бездумно следовать за американцами. У них развязаны руки, потому что санкции не ударят по ним самим. А наши санкции нас ослабят, что тоже выгодно нашим заокеанским партнерам. Англичане всегда ненавидели русских, да и теряют меньше других, поэтому тянутся за своим старшим братом, а нам нужно больше думать не об атлантической солидарности, а о себе. Я вам скажу то, о чем не буду писать президенту. У мира был один хозяин, и я жду, что в скором времени появится второй. Так стоит ли заранее портить с ним отношения? Для американцев жизненно важно расчленить Россию и прибрать ее к рукам, чтобы спасти свою экономику, поэтому они действуют, руководствуясь только своими интересами, без оглядки на факты. А с Россией нужно или воевать или дружить. Не замечать ее больше не получится. А поскольку я не самоубийца, первый вариант я бы убрал.

62
{"b":"589818","o":1}