ЛитМир - Электронная Библиотека

Васильев приехал не один, а вместе с Поляковым.

— У нас много новостей и почти все неприятные, — сказал он Ковалевым. — Давайте сядем и поговорим. Прежде всего вам кое‑что скажет Николай Иванович.

— Вы собирались завтра приехать в Москву? — спросил Поляков.

— Да, надо кое‑что забрать, — сказала Ольга. — А что?

— А то, что с этими поездками нужно заканчивать. Завтра в окна вашей московской квартиры влетели бы пять противотанковых реактивных снарядов. Выжить после такого проблематично. И ваша магия, скорее всего, не помогла бы. Работала группа боевиков ЦРУ. При мне взяли одного, а позже сообщили, что захвачены еще трое, но возглавлявший операцию агент улизнул. Мы всех захваченных вместе с уликами передадим в ФСБ. Возможно, это пойдет нам на пользу. В Европе к подобному отнесутся без одобрения, тем более что использовали их оружие. Но в отношениях со Штатами это ничего не изменит. Там закусили удила и им по барабану любые наши действия, кроме капитуляции.

— Санкции уже фактически работают, хотя об их введении еще не объявляли, — сказал Васильев. — Торговля парализована, кредитов не выдают, а во все свои компании, имевшие бизнес в России, разослали рекомендации. Видимо, их чем‑то подкрепили, потому что все поспешно сворачивают все дела и распродают активы. А сегодня их президент на брифинге сообщил, что Соединенные Штаты намерены усилить свою группировку войск в Европе и ввести часть кораблей шестого флота в акваторию Черного моря.

— Наглеют, — заметил Егор.

— Это еще не все, — сказал Васильев. — У нас установлена прямая линия связи с министерством обороны, поэтому мы в курсе того, о чем пока молчат СМИ. Так вот, американцы срочно усиливают свою авиацию на базах в Турции и Японии, а четвертый флот США из Южной Атлантики почти в полном составе перебрасывают в Тихий океан, скорее всего, в порты Японии.

— Без союзников они все равно не начнут, — сказал Нор, — а союзникам нужно время. Это как минимум еще два–три месяца. Успеваем?

— Если два, то не успеем, — ответил ему Васильев, — а если три, то успеваем впритык. Да и то только в том случае, если все сделаем, как запланировали. Слишком долго и сложно делать двигатели, и с остальным работы хватает.

— А что у нас по дорам? — спросила Ольга. — Хоть что‑нибудь делается, или о них все дружно забыли?

— Ничего мы не забыли, — сказал Васильев. — Разработаны и запущены в производство небольшие спутники размером с футбольный мяч. Они должны летать по низким орбитам и излучать магический шум. При достаточно высоком уровне шума будет невозможно по каналу между Вселенными точно определить свободные тела и тем более передать в них чужое сознание. Чтобы прикрыть густонаселенные районы планеты, таких спутников потребуется около десяти тысяч. А выводить их в космос будем перехватчиками. Лет через двадцать они начнут сгорать в атмосфере, поэтому придется сгоревшие заменять новыми. Но все это пока может подождать.

— А что с генераторами электроэнергии? — спросил Нор. — Их еще не производят?

— Слишком вы быстрые, — недовольно сказал Васильев. — Подготовку производства ведем, а выпустили пока только опытную партию для перехватчиков и платформ. Наши резервы тоже не безграничные и направлены на другое, тем более что к самим генераторам много еще чего нужно. Заканчивали бы вы маяться дурью и включались в работу, тогда не будете задавать такие вопросы.

— Обязательно, — пообещал Нор. — Считайте, что Ольга уже не мается, и загружайте ее работой. А я все‑таки съезжу в Москву, а потом поеду в Барнаул разбираться с этим чертовым кафе. Когда закончу, можете браться и за меня.

— Не хочу я заниматься производством! — возразила Ольга. — Это скучно, да и не умею я. Книги прочитала, но они не заменят опыта. Да и не дело использовать мага там, где могут справиться обычные люди.

— И где же тебя нужно использовать? — спросил отец. — Чтобы была максимальная польза и интерес для твоей авантюрной натуры?

— Вы здесь справитесь без меня, — заявила Ольга, — а я лучше пока помогу правительству. Поработаю, например, в министерстве иностранных дел. Понятно, что для этого так изменю внешность, чтобы никому и в голову не пришло, что это я. К весне наверняка развернутся переговорные баталии. Я думаю, что министр найдет мне применение. Чем наши европейские недоброжелатели отличаются от тех, кем мы занимались в последние два месяца? Вряд ли можно будет что‑то серьезно изменить, но время выиграем. У вас прямая линия только с министерством обороны?

— Есть и с президентом, — сказал Васильев. — Я передам твое предложение. Возможно, действительно будет толк. Только смотри не перестарайся. Все знают, что ты что‑то писала в мозги и вообще воздействовала на людей, поэтому первые лица к нам сейчас не поедут, а остальных будут проверять. И твое изменение внешности в этом ничего не изменит, потому что никто не знает, на каком расстоянии это срабатывает.

— У нас гости! — сказала приехавшая домой Александра. — О чем совещаетесь? Я не пропустила ничего интересного?

— Мы чуть не стали бомжами, — грустно сказала Ольга. — Нашу московскую квартиру собрались обстреливать из гранатометов, да вот Николай Иванович не позволил.

— А я вам уже раз десять говорила, что нечего туда мотаться, — сказала она. — Сейчас в Ржеве будет намного безопасней, чем в Москве. Я с час назад слушала новости. Сегодня произошли несанкционированные митинги в Москве и в Питере. В Питере их уже разогнали, а в Москве разгоняют сейчас. Сообщали, что на рассмотрение Думы передан закон о чрезвычайном экономическом положении. Вводится президентом и дает право устанавливать государственное управление на предприятиях с любой формой собственности, в том числе иностранной. Там еще были какие‑то радикальные поправки к закону о СМИ. Сейчас пообедаю и включу телевизор. Интересно, примут это или нет?

Марг бросил последний взгляд на загаженный разбросанным мусором тупичок и сжал в кулаке камень. Его попросили уйти из того места, где он появился, чтобы не давать Ардесу дополнительных точек привязки, и доставили в нужный переулок. Чужой мир исчез, и жрец оказался в своей спальне. Через окна лился яркий свет, поэтому лицо сидевшего на кровати бога можно было рассмотреть во всех подробностях. Никогда раньше он не позволял себе рассматривать своего господина.

— Ну и что ты во мне увидел? — недовольно сказал Ардес. — Снимай шубу и рассказывай, как выполнил мою волю.

— Никак, — ответил он, послушно сбросив шубу на стоявший рядом стул. — Я не занимался вербовкой наемников и закупкой для них оружия.

— И в чем причина? — спокойно спросил Ардес. — Говори сам, что я из тебя тяну слова.

— Я не хочу погружать в кровавый хаос наши королевства, — так же спокойно ответил Марг. — Я всю свою длинную жизнь служил вам и войне, но то, что творится на другом материке — это не война, а бойня. Я знаю, что вы прекрасно обойдетесь без меня, и никто вам не закроет путь в тот мир, как Нор закрыл его Гарле, но я в этом участвовать не буду. Убейте, а потом делайте все, что хотите. Вот ваши камни.

— Как Нор закрыл ей ход? — спросил бог, никак не выказывая гнева.

— У нее осталась одна точка, через которую богиня могла посылать своих жриц. Нор завалил ее камнями, а пришедшая жрица отдала ему все изумруды. Гарла больше не сможет туда никого послать.

— О втором материке ты узнал от Нора?

— Сначала рассказала Вика, а Нор позже сбросил мне в память все то, что ему дала богиня.

— Понятно, — сказал Ардес. — А Вика не захотела прийти?

— Она хочет не драться, а родить и воспитывать детей, — ответил Марг. — От вас она их не дождалась бы, поэтому вышла замуж за моего ученика. Он выполнил ваш приказ, но больше на него не рассчитывайте.

— Что же на вас повлияло? — задумался Ардес. — Тот мир этого сделать не мог, слишком недолго вы в нем жили. Те знания, которые я вам дал?

— Вы их дали слишком много, — сказал Марг. — Это повлияло, хотя тот мир влияет тоже.

— И что мне теперь с тобой делать?

64
{"b":"589818","o":1}