ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну а плакать‑то зачем? — сказал Егор, поднялся с кресла и подошел к дивану обнять дочь. — Он тебе многим обязан и дал понять, что не забывает услуг. Ему это ничего не стоило, а свой имидж поднял.

— Я не из‑за этого, — всхлипнула Ольга. — Сейчас пройдет. А сила заметно прибавилась.

— Интересно, как народ отреагирует на твою новую внешность? — сказал Нор. — Надо будет нам всем выйти перед телекамерами и поклясться, что ты не подстава, а то ведь многие не поверят.

— Мне сейчас не это интересно, — сказал Егор. — Больше интересует то, как начнут выкручиваться правительства наших недоброжелателей. Европейцы все‑таки немало потеряли, а завтра еще увидят наше чудо над головой. И что им говорить? Могут ведь и привлечь к ответу, не сейчас, так на ближайших выборах. А у американцев о нас вообще не было ни слова правды. Вряд ли они нас полюбят, но тон обсуждений придется менять. И в Сирии еще ничего не закончилось. Ближний Восток и так пороховая бочка, а теперь и мы добавим. И добавить должны в самое ближайшее время.

Добавили на следующее утро. Из утренних выпусков новостей узнали, что в связи с договоренностью с правительством Сирийской Арабской Республики и ее президентом Башаром Асадом, Российская Федерация поможет дружественному сирийскому народу в отражении агрессии, развязанной Соединенными Штатами Америки, Турцией и королевством Саудовская Аравия. Катар в сообщении почему‑то не упоминали. Какими силами и средствами будет оказана помощь, тоже не сообщалось, но это стало ясно в тот же день, когда полсотни боевых космолетов обрушили на наступающие подразделения оппозиции море огня. Потеряв всю боевую технику и понеся огромные потери в живой силе, они стали отступать к границам Турции, безуспешно пытаясь закрепиться в занятых городах. Воспрянувшие духом войска республики, подтянув уцелевшую технику, блокировали засевшие там отряды и быстро вынуждали их к сдаче. Прикрывая бегущих, турецкие военные применили артиллерию, но удары из космоса, выжигающие артиллерийские позиции, вынудили их бросить технику и бежать от границы. За эту победу пришлось заплатить немногочисленным российским туристам. Толпы фанатиков врывались в отели, выволакивали их на улицу и забивали камнями. В ответ на эти действия Россия разорвала с Турцией дипломатические отношения. Платой за их восстановление была названа ликвидация военной базы Инджирлик и материальная компенсация родственникам погибших. Окончание войны в Сирии привело к усилению военного противостояния в соседнем Ливане, а так же к увеличению напряженности в Палестине. Руководство Израиля не рискнуло в очередной раз прибегнуть к силе и послало в Москву представительную делегацию. Медленно, но до многих начало доходить, что мир изменился. После вывода в космос третьей станции, в Европе не было такой паники, как в Соединенных Штатах. Все уже знали, что это не угроза, а предупреждение. Нельзя было сразу менять свою позицию без потери лица, поэтому восстановление бывших до разрыва отношений обещало быть долгим. Последние события сильно ударили по Соединенным Штатам. Курс доллара упал по отношению к основным мировым валютам в два раза, но хуже было падение престижа даже среди традиционных союзников. Менялось отношение не только к государству, но и к его гражданам, что было непривычно и крайне неприятно.

— Непривычно видеть ваше лицо, — сказал президент, когда они после награждения вышли из зала. — Вы были просто красивы, а сейчас необыкновенно красивы. Честное слово, влюбился бы, если бы не понимал свою полную бесперспективность. Не скажете, чем собираетесь заняться?

— Буду ездить по России и искать детей, у которых есть способности к магии, — ответила Ольга, — а потом за свой счет построю для них школу, где буду учить целительству. Наверное, и муж с сестрой примут в этом участие.

— Только целительству? — спросил он. — Ничему больше?

— Смогут делать оптимизацию и защитить себя, — ответила Ольга. — Только вы на них губу не раскатывайте. После окончания обучения все будут работать в клиниках корпорации. Лечение, кстати, будут бесплатным.

— И корпорация готова их строить? Или опять за свой счет?

— Моего счета на все не хватит, — засмеялась Ольга, — особенно при бесплатном лечении. Нужно ведь не просто строить школу и учить, необходимо построить при ней закрытый городок для детей и их родителей со всем, что необходимо для нормальной жизни. А у корпорации будет достаточно свободных средств. Инвестируют ведь не только в производство. Инвестиции в людей не менее важны.

— Вы никогда не задумывались о том, чтобы заняться политикой? С вашей известностью и внешностью это было бы несложно сделать. Тем более, если учесть ваши планы.

— С моей внешностью нужно выступать на эстраде, — опять засмеялась девушка. — Жаль, что нет никакого желания. А если говорить серьезно, то да, задумывалась. Только это будет еще не скоро. Слишком много срочных дел, да и вам не хочу мешать.

— Не понял? — поднял он брови. — А я‑то здесь при чем?

— Если я приду в политику, то буду бороться за президентское кресло, — объяснила Ольга. — С моими талантами и внешностью… Да и вы способствуете росту популярности. А когда разделаемся с дорами, и можно будет все рассказать… Я надеюсь, что вы к этому времени оставите политику. С такого места нужно уходить вовремя и с достоинством, тогда будут любить и запомнят, если будет за что. Не стоит уподобляться Брежневу или Ельцину. Когда такое время наступит, подумайте, может быть, появится желание потрудиться в самой мощной корпорации России.

— Интересное предложение, — прищурился он. — И в части корпорации, и о вас в качестве моего приемника. Я не слишком тороплюсь оставить свой пост, но ведь и вы не спешите. В народе вы чрезвычайно популярны, и со временем эта популярность будет только расти, тем более если этому поспособствовать. Ольга, к вам все‑таки будет просьба. Вы ведь будете смотреть не одних детей. Если найдется кто‑нибудь с приличными способностями, хотя бы одного–двух, не сочтите за труд подготовить нам из них магов. Один Гершевич — это несерьезно, тем более что вы запретили ему делать оптимизацию.

— Я посмотрю, — сказала Ольга, — а учитывая наши новые отношения, сниму часть ограничений с Романа.

— Ну что же, — задумчиво сказал президент. — Пожалуй, сегодня во всех отношениях удачный день.

Глава 21

— Что это вы нам привезли? — спросил генерал Кулакова.

— В этих грузовиках контейнеры со спутниками, — ответил тот. — Два десятка контейнеров, и в каждом уложено по двадцать пять спутников. Это только первая партия, всего их будет тридцать. Но подвоз остальных растянется на два месяца.

— Ничего себе! — удивился генерал. — И все это нам нужно выводить на орбиты? Не скажете, для чего?

— Сегодня или завтра вам передадут приказ, — сказал Кулаков. — Сейчас нужно только разгрузить машины. Это секретный проект, но секретность продержится только до его окончания, поэтому в общих чертах можно сказать. Не все пришельцы белые и пушистые, есть и такие, от которых нужно защищаться. Вот для такой защиты нужны эти спутники. К каждому контейнеру приложено полетное задание с их траекториями. Все оптимизировано так, чтобы вашим парням совершать меньше маневров. Пилоты из дополнительного набора еще не прибыли?

— Обещали через три дня, — ответил генерал.

— Значит, Игорь Юрьевич, и мы своих инструкторов пришлем к этому времени. Машины для пополнения будут поступать только через две недели, пусть пока учатся на том, что есть. К вам будет еще одно задание. После подписания новой европейской хартии отпала необходимость в присутствии над их головами нашей станции, поэтому ее сегодня же отгонят на геостационарную орбиту. Будет висеть над стыком двух Америк и при необходимости достанет до южных штатов США. А нам меньше возни с заправкой. После этого нужно убрать с нее экипаж. Нечего им там сидеть: управлять оборудованием можно дистанционно, а система защиты работает автономно.

73
{"b":"589818","o":1}