ЛитМир - Электронная Библиотека

— Давайте сделаем так, — предложил ему Рожков. — Вы будете вызывать их одного за другим для разговора. Сколько их всего?

— Их десять. Но, если они не будут возвращаться, не получится вывести больше пяти.

— С остальными поговорит кто‑нибудь из нас, — сказал Рожков, — а заодно во время разговора проведет обработку. По оперативникам будем решать не мы, а руководство.

— Прошло уже два дня, — сказал Нор, — а шум только растет.

— Что ты хочешь, — усмехнулся Егор. — Ольга в своем часовом выступлении вывалила на головы бедных телезрителей и ваш мир с его мечами и магией, и представителей сверхцивилизации, играющих в нем роль богов, и доров с их пересадкой сознания. Взять три–четыре фантастических романа и перемешать, тогда получится что‑то похожее. Думаешь, многие в такое поверят?

Было воскресенье, и вся семья, кроме Лены, после завтрака собралась в гостиной.

— После выступления премьера и демонстраций Вики многие поверили, — сказала Александра. — Когда такая малышка поднимает легковую машину, это многих убеждает. Только не нужно было бросать ее так далеко, только зря разбила.

— Зря она так тратит силу, — недовольно сказала Ольга. — Есть и более убедительные доказательства. Наши десять тысяч спутников прекрасно видны всем станциям слежения. Шум начался из‑за них, я его только добавила.

— Наши уже успели провести опрос по поводу того, кто верит, а кто — нет, — сказала Александра. — В большинстве верят женщины. Такая романтическая история! А мужики поверили через одного.

— Ничего, скоро поверят, — пообещал Егор. — Заканчиваем военные заказы и переключаемся на гражданку. Электроплиты и холодильники, которые можно питать от батарейки, телевизоры объемного изображения, электромобили и электролеты. Все слишком долго перечислять. И для космонавтики сделаем что‑нибудь порядочное. У вас в центре разобрались с тем, что открыли Егоров и Соломатин?

— Субари разобрался, — ответила Александра, — и кое‑кто еще. А я только поняла, что теперь можно будет не только отсиживаться в гиперпространстве, а еще перемещаться куда угодно, тратя мало энергии. Доры так и летают, просто никто из наших не знал, как это делается. Но до реальных полетов еще далеко. Много вопросов должны решить теоретики, а потом все начнут проверять экспериментально. Это годы работы, так что пока судьба вам делать обычные космолеты. А вообще у нас столько всего напридумывали, что, когда это пойдет в производство, холодильники от батарейки уже не будут никого удивлять. По сути, наш центр готовит очередную научно–техническую революцию. Я плохо представляю мир, в котором придется жить через десять лет. Знаете, что сказал Субари?

— В отличие от тебя, мы с ним спинами не тремся, — сказал Егор. — Откуда нам знать его перлы?

— Он сказал, что наша цивилизация и так развивалась быстрее цивилизации доров, а сейчас рванет так, что смешно будет сравнивать. Ведь таких центров, как наш, можно сделать не один.

— Нельзя их делать много, — возразила Ольга. — Нам и этот трудно контролировать, а делать для кого‑то еще… Это может оказаться пострашнее атомной бомбы. И потом неясно, как на человечестве скажется такой быстрый прогресс. Можно такого напридумывать, что потом будем дружно грызть локти! Вот что будет, если мы сейчас завалим мир дешевым продовольствием?

— Разорятся фермеры во многих странах, — сказал Нор. — Часть сельского хозяйства вообще исчезнет. Ну и численность населения будет расти быстрее.

— И кому нужна эта численность? — спросила Ольга. — Человеку нужна не одна еда, а много всего. Скоро из недр выгребут все, что в них есть полезного, и что дальше? Любая глобальная катастрофа приведет к гибели миллиардов именно из‑за перенаселенности планеты!

— Ты имеешь в виду наши опыты по производству белка? — спросила Александра. — Так никто не собирается делать наши синтезаторы всеобщим достоянием. Будем понемножку делать белок для себя. А при любой из тех катастроф, о которых ты говорила, изобилие электроэнергии и наши синтезаторы уже позволят сохранить большую часть населения. Знать и уметь — это одно, а использовать — совсем другое. Наверное, и мы не все пустим в производство. Кое‑что пусть до времени полежит: запас карман не тянет.

— Вы не против, если я послушаю новости? — спросил Егор. — Или мне лучше уйти к себе?

— Включай, — сказала Александра. — Мы тоже послушаем.

Переключив несколько каналов, Егор нашел подходящую передачу.

— В нашей студии видный политолог Михаил Эдуардович Гусман, — представил своего гостя ведущий. — Я попрошу его дать свою оценку событиям, происходящим в Соединенных Штатах Америки.

— Они сейчас не столько соединены, сколько разобщены, — сказал полный бородатый мужчина в массивных роговых очках. — Как вы знаете, трем штатам удалось выйти из состава США, и теперь они формально независимы. Центральная власть применила армию, но после нескольких дней кровопролитных столкновений вынуждена была пойти на попятную. Жители мятежных штатов пришли в ярость и проявили желание драться до конца, а вот американская армия такого желания не выказала, попросту бежав с поля боя. Это, конечно, сильно осложнит отношения Американской Конфедерации со США. Сейчас идет выяснение, кто кому и сколько должен. Правительство Конфедерации заявило свои права на часть кораблей военно–морского флота и боевой авиации, пригрозив, что в случае отказа США не получат захваченное атомное оружие. Центральное правительство на это пока не идет. Оно в свою очередь потребовало, чтобы Конфедерация взяла на себя часть долга США и выплатила его в согласованные сроки.

— Я слышал, что президент конфедерации Майкл Дуглас отверг это предложение в весьма оскорбительной форме, — заметил ведущий.

— Оскорблений там не было, — сказал политолог. — Он просто спросил президента США, кому задолжала американская нация. Если Федеральному резерву, то этой организации не платить, ее разогнать надо! А долги просто списать. Ни один американец не принимает всерьез этот долг, а мы должны оплачивать его часть реальными деньгами? Примерно такой был разговор. Кроме того, Дуглас заявил, что они отказываются от доллара и в самое ближайшее время перейдут на национальную валюту. Особенность этого конфликта заключается в том, что эти штаты, в первую очередь Техас, крепко связаны с экономикой США, и разрыв не выгоден никому. Но Вашингтон не может идти на уступки. Военные действия с отделившимися штатами, катастрофическое падение курса доллара и введение войск на Аляску совершенно подорвало доверие к центральной власти у большинства жителей страны.

— Многие считают, что катастрофа вертолета, в которой погибла губернатор штата Аляска, была подстроена, — сказал Ведущий. — Ваше мнение?

— Основания так считать есть, — ответил политолог. — И дело не только в том, что смерть Деборы Дженкинс произошла так вовремя для Вашингтона. К месту катастрофы несколько дней никого не пускали, а когда запрет был снят, там уже не было обломков вертолета. Помимо Аляски недовольство и желание выйти из состава США растут еще по крайней мере в двадцати штатах.

— И какой у вас прогноз на ближайшее будущее?

— Скорее всего, США не будет использовать свою валюту в качестве резервной. Во–первых, спрос на нее сильно упал, а во–вторых, наблюдается приток долларов в США. Если вернется часть тех денег, которые Америка напечатала и выбросила на внешние рынки, это будет экономической катастрофой, поэтому лично я верю слухам о том, что в США будут новые доллары, а все обязательства по находящейся за рубежом старой валюте будут аннулированы.

— В долларах до сих пор хранятся огромные активы, — сказал ведущий. — Конечно, они уже обесценились в три раза, но если США откажутся от доллара, они вообще ничего не будут стоить. Это неминуемо вызовет взрыв.

— Я думаю, что не будет никакого взрыва, — успокоил его политолог. — Катастрофическое положение Америки и так уже вызвало падение производства во всем мире. Даже в таком государстве, как Китай, которое почти избавилось от резерва в долларах, произошло резкое снижение производства из‑за ориентации на американский рынок. Падение производства будет продолжаться еще несколько лет, но постепенно экономики разных стран переориентируются на другие рынки, а на смену доллару придут региональные валюты. Конечно, Америке этого не простят. Следует ожидать дальнейшего падения ее престижа и роста антиамериканских настроений, особенно если американцы попробуют продолжать свою политику. Но наверняка они в самое ближайшее время начнут масштабные сокращения своих вооруженных сил. Их экономика в слишком плачевном состоянии, а оплачивать, как прежде, содержание армии печатным станком уже не получится.

78
{"b":"589818","o":1}