ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот козлы! — выразился Егор. — Нашли, что передавать перед Новым годом! Выключай телевизор, и пойдем за стол.

Ольга вела урок магии в девятом классе. Это было первое занятие после январских каникул. Урок шел не сорок пять минут, а час, но она всегда давала ученикам немного отдохнуть. В середине занятия минут десять просто общалась с ребятами и отвечала на их вопросы. В девятом классе было совсем немного учащихся: пять ребят и девять девушек. На этот раз первый вопрос ей задала ее тезка Оля Васильева.

— Ольга Егоровна, а кто нас будет учить, когда вы пойдете в декрет?

— Надеюсь, что никто, — улыбнулась Ольга. — Беременность протекает так, что я ее почти не чувствую. Наверное, это из‑за оптимизации. Надеюсь, что так будет и дальше. А рожать мне только в конце мая. Когда вы после летних каникул соберетесь в классе, я уже буду в норме. Хотела привлечь к преподаванию свою сестру, но, наверное, не придется.

— Я хотел спросить насчет лета, — задал вопрос Сергей Замятин. — В договоре нам запрещается покидать пределы России. Это касается и отдыха? Почему?

— Еще не закончился январь, а ты уже думаешь о лете, — сказала Ольга. — Поймите правильно. Магов очень мало, поэтому они представляют большую ценность. Ваш труд будет очень высоко оплачиваться, поэтому я не думаю, что кто‑то из вас захочет наплевать на договора и сбежать, а вот выкрасть вас могут. Мага очень трудно склонить что‑то делать насильно, но можно. Тем более это касается таких неопытных и слабых магов, как вы. А отдохнуть можно и в России. Всем вам будет предоставлена возможность отдыха в нашем оздоровительном комплексе на Черном море. Не стоит отказываться: путевки для вас бесплатные, а центр будет получше многих санаториев. Через несколько лет мы планируем построить подобный центр на Кубе. Туда будет летать пассажирский дископлан всего за один час. Тогда туда сможете слетать и вы.

— А почему в старших классах начали занятия борьбой, а у нас — нет? — Спросила Наташа Зимина. — И щенков им дали. Почему такая дискриминация?

— Слово‑то какое применила, — усмехнулась Ольга. — Щенков сенбернара вам дадут в начале следующего учебного года. Постарайтесь, чтобы они выросли вашими друзьями. При работе они будут отдавать вам накопленную магию. Им от этого не будет вреда, а вы не получите магического истощения. Исцеление больного займет у вас от двух до трех минут, но потом каждому нужно будет влить часть своей силы. Небольшую, но больных будет около сотни, а сильных магов среди вас нет. А борьбой начнете заниматься после полной оптимизации со следующего года. А чтобы вы не были совсем беззащитными, я вам в апреле дам два боевых воздействия. Одно из них временно парализует человека, не нанося ему вреда, второе его убивает. Учитывая ваши силы, вы сможете справиться с двумя или тремя противниками. Еще дам воздействие, которое покажет вам, есть ли угроза, и укажет на того, от кого она исходит, а отличить ложь от правды вас научат еще раньше. Только учтите, что маг всегда должен соизмерять степень угрозы и свои действия. Если вам будет угрожать пьяный от которого легко можно убежать, лучше обойтись без магии. Во когда не можете удрать, бейте парализующим воздействием. Если убьете человека без необходимости, вас будут судить, несмотря на всю вашу ценность, а я сотру вам в памяти все, чему учила. В случае реальной угрозе жизни вам или вашим близким, никто вас не осудит, хотя и тогда лучше не прибегать к крайним мерам.

— Можно мне спросить? — поднялся из‑за парты Юра Кузнецов. — Ольга Егоровна, вот вы вложили нам в головы знания русского и английского языков…

— На следующий год получите еще испанский и китайский, — сказала Ольга. — Продолжай.

— Я хотел спросить, почему нам так же не вложат и остальные предметы? Магии это тоже касается.

— Халявщик, — сделала вывод Ольга. — Хочется все получить легко и просто, не напрягая мозги и не тратя времени? Ладно, объясню. Иностранные языки вам закладывают в память потому, что они требуют много времени на освоение и мало дают для вашего развития. То же самое и с русским языком. Он перегружен правилами, исключениями и прочими нюансами, делающими его очень сложным для изучения. Школьники его учат одиннадцать лет, и все равно большинство из них пишет с ошибками. Даже специалисты порой спорят, как писать в том или ином случае. Знаки препинания — это вообще отдельная тема. Может кто‑нибудь ответить, для чего слово «раненый» в одном случае писать с одним «н», а в другом с двумя? И таких примеров можно привести массу.

— А почему тогда все не упростят? — спросила Оля Васильева.

— С этим вопросом, Олечка, не ко мне, — ответила Ольга. — Как только он поднимается, сразу же наши академики начинают с пеной у рта кричать, что это покушение на богатство русского языка. Точно так же их предшественники в прошлом кричали, когда отменяли букву «ять». Я не думаю, что русский язык будет менее выразительным, если «не» с прилагательными будет писаться каким‑нибудь одним образом. А им безразлично, что трое из четырех россиян пишут с ошибками, потому что не могут удержать в памяти все правила или при письме не анализируют, прилагательное они пишут или причастие. Ладно, продолжу дальше. Я вам втиснула в голову языки, вы сдали по ним экзамены, и у нас появилось время для занятий магией. Теперь по поводу того, почему так же не делаем с остальным. Во–первых, я бы только облегчила вам запоминание, постигать запомненное все равно пришлось бы так же, как вы это делаете в классе. Чтобы этого не делать, нужна предельная оптимизация, а вам ее проводить рано. Кроме того, самостоятельное изучение развивает мозг, что совсем не лишнее. Да и не так уж вам трудно учиться с почти абсолютной памятью. Все, что я сказала, полностью относится и к магии. В мире моего мужа ученикам не вкладывают в голову много знаний, они их учат сами под руководством учителей.

— А вы? — спросил Сергей Замятин. — Когда вы рассказывали о себе…

— У меня, Сережа, было совсем другое положение, — ответила Ольга. — Не было учителей, которые все разжевывали бы, и со всем приходилось разбираться самой. Иногда только отвечали на отдельные вопросы. И учить магию я могла только записью в память. Я страшно спешила узнать больше, пока была такая возможность. И все пришлось изучать в спешке. На это были причины. Я выучила высшую магию за год, а обычно у доров это делают лет за шесть. Из‑за этого страшно устала и стала психованной. Вам такое ни к чему.

— Можно еще один последний вопросик? — спросила Люда Воробьева.

— Разве что последний, — взглянув на часы, сказала Ольга, — а то мы с вами сегодня слишком заговорились.

— Я хотела спросить, нельзя ли сильно оптимизировать Норика с Васькой, и увеличить их размеры, чтобы они были как птицы из той легенде о маге, которую вы нам рассказывали. У президента есть разумный кот, а у нас будут разумные вороны! А если они еще научатся говорить…

— И многим из вас этого хочется?

— Всем! — в разнобой закричал класс.

— Тише! — повысила голос Ольга. — Ладно, попробую. Но возиться с ними будете вы.

«Какие же они еще дети, — подумала она, глядя в горящие восторгом глаза своих учеников. — Хотя я с Угольком тоже поступила как девчонка».

Глава 24

Двадцатого мая Ольга благополучно родила сына, а через двенадцать дней Александра родила дочь. Матери легко перенесли роды, а их дети демонстрировали завидное здоровье. Закончился учебный год, и, отгуляв июнь, семнадцать выпускников школы целителей приступили к работе в пяти построенных для них клиниках. Свободного входа в клиники не было, а отбор проводила специальная врачебная комиссия. Пациентов доставляли к целителям на выделенных корпорацией машинах, а после развозили по домам или тем учреждениям, где они проходили лечение. Никаких изменений в состоянии больных сразу после сеанса целительства не заметили ни они сами, ни наблюдавшие за ними врачи. Чудеса начались на следующий день. Стремительно исчезали метастазы, появилась чувствительность у парализованных, и восстанавливались пораженные органы. Уже через три дня многие были практически здоровы, остальным для выздоровления требовались еще несколько дней. Этот конвейер жизни вызвал огромный ажиотаж. Одно дело, когда с экрана что‑то говорит пусть даже такая необыкновенная девушка, как Ольга Ковалева, а совсем другое, когда тысячи находящихся при смерти людей становятся совершенно здоровыми всего за несколько дней, причем без каких‑либо лекарств. Для многих это стало лучшим доказательством существования магии. Отборочные комиссии завалили просьбами и требованиями больных направить их для лечения в клиники целителей.

84
{"b":"589818","o":1}