ЛитМир - Электронная Библиотека

Ардес исчез, а Нор остался ждать, испытывая надежду и страх. Прошло примерно два часа, когда бог появился на поляне с его сестрами. Обе были одеты в те платья, в которых приняли смерть, и стояли с закрытыми глазами. Одежда была грязная и вся залитая уже засохшей кровью.

— Они спят, — сказал Ардес. — Не хочу смотреть на ваши слезы и сопли. Обними их, чтобы я вас вернул, как один объект.

Нор шагнул к сестрам и сгреб их в охапку. В тот же миг они оказались возле машины. Нор торопливо нащупал в кармане куртки брелок ключа, отпер автомобиль и на руках занес сестер в машину, начав с младшей. Включив климат–контроль, он развернул машину и помчался обратно. Увидев, кто едет, охранники предупредительно распахнули ворота. Доехав до коттеджа, Нор остановил машину, взял на руки с заднего сидения Ольму и, захлопнув дверцу, отнес младшую сестру в прихожую. Поставив ее на ноги и мысленно позвав Ольгу, он повторил то же самое с Лоной.

— Что с ними? — спросила Ольга, обрадованная его возвращением и потрясенная тем, что получилось привезти живыми сестер, умерших четыре года назад.

— Не знаю, — ответил Нор. — Ардес сказал, что погрузил их в это состояние, чтобы при нем не выясняли отношения. Это должно скоро пройти. Ведем их в нашу спальню. Ты можешь поменять эти платья хоть на что‑нибудь?

— Только на ночные рубашки. Они им будут велики, но все равно лучше этой жути.

Обе сестры пришли в себя одновременно, после того как Ольга надела на них рубашки и пошла выносить в мусор платья.

— Нор? — неверяще спросила Лона. — Ты тоже умер?

Ольма спряталась за старшую сестру и из‑за нее с ужасом смотрела на брата.

— Вы обе живы, — сказал он. — Ваша смерть жгла мне сердце. Так получилось, что один из богов решил наградить. Я попросил вернуть вас, и у него это получилось. Прошло четыре года, Лона. Ты видишь, что я повзрослел? У меня есть жена и недавно родился сын. А теперь я вернул и вас. И мне очень больно, что Ольма смотрит на меня, как на чудовище.

— Вовсе нет! — запротестовала младшая. — Мне просто страшно. Как вспомню…

— Я стал сильным магом. Если хотите, это воспоминание можно стереть.

— Если сестра захочет, можешь ей стирать, — сказала Лона. — А я хочу помнить все! Ты ни в чем не виноват, я сама тебя заставила! Нор, почему мы в этой одежде, и что это за странная комната?

— Сядьте в эти кресла, и я вам все расскажу. Но сначала познакомьтесь с моей женой Ольгой.

Вошедшая в спальню Ольга подошла к сестрам и по очереди их обняла.

— Сестры мужа для меня родные и близкие люди, — по–ортански сказала она, улыбаясь обеим. — Вас одели в эти рубахи, потому что ваши платья были до невозможности грязные, а у нас нет ничего ваших размеров. Сегодня уже поздно, а завтра купим все необходимое. Девушки, вы не голодны?

— Должны быть голодными, — ответил за сестер Нор. — Мы тогда не ели почти два дня, а Ардес их вряд ли чем‑нибудь кормил.

— Тогда веди их в ванную мыться. Вера сейчас с Олежкой, поэтому я накрою на стол сама. А все разговоры и объяснения будут уже потом.

В тот день никаких объяснений не получилось. Поев приготовленный Ольгой ужин, сестры начали засыпать на ходу, поэтому их отвели в гостевую комнату и уложили на кровати. Объяснения состоялись на следующий день, после завтрака. Нор рассказал о том, какой ценой ему удалось отомстить, и как его спас Ардес, забросив в другой мир. Коротко описав свою жизнь в Алейске, он добавил, что обо всем остальном слишком долго рассказывать и они пока ничего не поймут, потому что этот мир очень сильно отличается от их родного.

— С помощью магии я дам вам память первых семи лет своей жизни, — пообещала Ольга. — К нам уже попадала девушка из вашего мира, которая так же получила эти знания. Она сразу научилась говорить и намного быстрей разобралась в сложностях нашего мира. Позже так же запишу весь язык. Это увеличит словарный запас и научит вас читать и писать. Заодно могу сделать вас красивее, убрав дефекты внешности и сохранив вашу индивидуальность. Сейчас я сниму ваши размеры и поеду в город за покупками, а вы, если хотите, повозитесь с племянником. Вон он ползет.

Увидев Олежку, сестры принялись его тискать, и обмеры на время отложили. Потом Ольга их измерила и уехала в Москву. Вернулась она в сопровождении охранников, которые быстро перенесли в дом все купленное.

— Здесь платья, костюмы и нижнее белье, — говорила она, раскладывая покупки. — Это обувь, а в этих свертках упакованы шубы. Давайте я вам пока достану пижамы, а все остальное отнесем в вашу комнату и померим позже. И чтобы не было никаких возражений насчет штанов. Даже у вас Гарла сняла на них запреты, а в нашем мире для женщины это обычная одежда, особенно зимой.

«Кто тебя проинформировал о ношении штанов?» — мысленно спросил Нор.

«Неважно! — отмахнулась от него жена. — Мы всех жриц отправили в штанах. Мне нужно сломать их предубеждение против брюк и коротких платьев, а ты вместо помощи мешаешь».

Сестры ушли в свою комнату, где сняли рубахи и надели выданные пижамы.

— Это другое дело! — одобрила Ольга. — Уже похожи на людей. Чуть позже я вам покажу, как пользоваться нижним бельем, а сейчас рассказывайте, чем занимались, пока меня не было. О сыне можете не говорить. Раз его здесь нет, значит, вы достали его своим вниманием, и он где‑то спрятался.

— Очень необычный дом, — начала Лона. — Много непонятных вещей. Холод в ящике и эти печи, для которых не нужно дров… Но самое волшебное — это окно, которое висит на стене. Брат показал, как им пользоваться, но разговор непонятен. Когда будешь учить языку? А то даже со служанкой приходится объясняться жестами.

— Сейчас и буду, — ответила Ольга. — Я уже в этом поднаторела и постараюсь быстро управиться. Но все равно это займет часа два. Нор не объяснял вам, как мы считаем время? Ладно, скоро сами поймете. Только я вас буду обрабатывать по очереди, и вы при этом заснете. С кого начнем?

— Начинай с меня, — вызвалась Лона, почувствовав, что Ольма спряталась за ее спину.

Они ушли в спальню, легли на кровать и проспали чуть больше двух часов.

— Раньше у меня на такое уходило больше времени, — позевывая, сказала проснувшаяся Ольга. — Хорошо понимаешь?

— Все понимаю, — ответила Лона, — только странно…

— Все знания проявятся к завтрашнему утру, — сказала Ольга. — Позови сестру, чтобы я уже с этим закончила. Похоже, что она меня побаивается.

— Она может чувствовать силу и говорит, что в тебе ее очень много, — объяснила Лона, — а у нас боятся сильных магов. Сейчас позову.

Она вышла в гостиную и вернулась с Ольмой.

— Полезай на кровать и ничего не бойся, — сказала Ольга. — Я не питаюсь маленькими девочками, особенно если это сестры мужа.

— Я не маленькая! — вздернула подбородок Ольма.

— Тем более, — Ольга прижала ее к себе и поцеловала в макушку. — Поверь, что в этом доме тебе желают только добра. А теперь марш в кровать!

Эта процедура длилась столько же, сколько и первая.

— Ну что, живая? — спросила Ольга у девочки. — А я из‑за вас этой ночью почти не буду спать. Иди к сестре, и постарайтесь между собой говорить по–русски. Телевизор лучше пока не смотреть, вы и со знанием языка ничего не поймете. Завтра освоите полученные знания, и я дам язык в полном объеме. Вот тогда вам нужно будет больше читать и смотреть фильмов, только не ту лабуду, которую показывают по телевизору. Я вам подберу фильмы, которые будет полезно посмотреть в первую очередь. Все поняла?

— Почти все, — ответила Ольма. — Непонятно, зачем телевизор, если показывают лабуду?

— Там есть и интересные передачи, а не одна лабуда, — пояснила Ольга, — но вы их пока не сможете отделить от всего остального. А сейчас марш к сестре. Слышишь звонок? Это к нам кто‑то приехал.

Оказалось, что приехала Людмила Фадеева.

— Как же это ты решила бросить корпорацию и навестить нас? — спросил встретивший ее Нор. — По–моему, ты у нас здесь еще не была. Давай помогу раздеться.

87
{"b":"589818","o":1}