ЛитМир - Электронная Библиотека

— И что еще? — спросила Ольга. — Всех интересует, когда будут давно обещанные электромобили.

— Не так уж и давно их обещали, — усмехнулась Люда. — Все крупные производители легковых автомобилей приняли наши предложения, получили техническую документацию и начали подготовку производства. С нашей стороны не будет задержек в поставках генераторов. Наверное, через полгода начнут выпуск. Всего будут три модели. А грузовые машины и автобусы на электротяге уже выпускают. Из средств транспорта сами будем производить только легкий двухместный вертолет. Он будет действительно очень легкий, поэтому хватило двух генераторов по тридцать киловатт. Это для сельских районов, где плохо с дорогами. Слишком высоко и быстро летать не сможет, но это и не требуется. Вообще же, с подачи НТЦ нашими КБ каждый месяц разрабатываются с полсотни новых изделий. Сами мы все это производить не можем из‑за отсутствия свободных мощностей, поэтому запускаем в производство только самые интересные новинки и те, которые содержат секретные технологии, а остальное предлагаем всем желающим. Конечно, это делается не безвозмездно. Да, еще изобрели что‑то вроде полупроводников, но совсем других. Это я слышала краем уха и ничего толком не знаю. Еще могу рассказать о плитах.

— А что о них рассказывать? — не понял Нор.

— Мы заложили третий завод по их изготовлению, — объяснила Люда, — причем плиты предполагается делать больших размеров и толще. Корпорация передала нашу технологию заводу «Керабуд», который тоже будет строить цеха. Это строительство финансирует государство. Плит нужно не много, а очень много. Нужно менять самолеты на дископланы, а у каждого выхлоп плазмы в десять раз сильнее, чем у космолета, да и нагрузка на взлетно–посадочную полосу намного больше. Кроме того, из новороссийского порта начали отправлять плиты в те страны, с которыми заключены соглашения о строительстве аэропортов для наших дископланов. Я думаю, что скоро и мировая авиация будет заменяться нашими аппаратами. Пока мы их делаем только для себя, но лет через десять обеспечим все свои потребности.

— Отдавать в чужие руки технологию плазмы и гиперперехода? — удивилась Ольга. — В правлении не сошли с ума?

— Не бойся, — засмеялась Люда, — к блокам генератора перехода и плазмы не будет доступа, а любая попытка их вскрыть окончится плохо: вместо дископлана останется никому не нужный хлам.

— Ты счастлива? — спросила ее Ольга.

— Ну ты и спросила, подруга! — удивилась Люда. — Я сама давно не задавалась таким вопросом. Вот отец точно счастлив. Дочь стала крутым менеджером и заменила ему сына, а молодая жена скоро родит ребенка. А я пока могу сказать, что довольна работой и материальной стороной жизни. Друзьями, кроме вас и наших студентов, не обзавелась, но вы появляетесь редко, а у них учеба и свои семьи. А с мужем плохо: пока никого нет даже в проекте. Несколько раз пыталась, но все не то. Ничего: какие мои годы!

— Ну что, девушки, — обратилась Ольга к сестрам. — Что‑нибудь поняли?

— Я — ничего, — помотала головой Ольма. — Давайте лучше посмотрим мультик.

— Вы были правы, — призналась Лона. — Я тоже поняла очень мало, но хоть посидела с вами.

В небольшом кабинете, заставленном тяжелой старинной мебелью, беседовали двое. Они сидели за письменным столом на мягких стульях с высокими спинками и в перерывах между репликами затягивались сигарами. Хоть эти двое было стопроцентными англичанами, обсуждались типично русские вопросы: кто виноват и что делать. Первый вопрос они уже обсудили и сейчас перешли ко второму. Нам неизвестны их имена, поэтому джентльмена с густыми седыми усами будем называть усатым, а того, который сильно облысел, — лысым. Это не слишком уважительно по отношению к порядочным людям, но собравшимся за этим столом было незнакомо такое понятие, как порядочность.

— Развал США — дело нескольких месяцев, — говорил усатый. — Мы попытаемся перехватить часть их вооружений, но из‑за этой сволочи Берри Уайта и его сокращений там уже мало что осталось. И Джон Кокс ничем не лучше!

— Вы к ним несправедливы, — возразил лысый. — Армия разваливалась на глазах, и ситуация с флотом была не лучше. Если бы они не пошли по пути сокращений, не осталось бы и того, что есть сейчас. Авианосцы нам не нужны, тем более без палубной авиации, которой на них уже нет, а вот три подводных лодки с баллистическими ракетами нам должны перегнать. Остальное проблематично. Сейчас просто трудно предположить, что там будет творится.

— Ладно, перейдем от Америки к Европе, — сказал усатый. — НАТО мертво, а в Европе нет силы, которая могла бы противостоять русским. Есть Китай, но он нацелился не на север, а на юг. И что мы имеем?

— Советский Союз тоже не могли победить в лоб, — заметил лысый, — но стоило только поработать с частью его элиты, и он рухнул сам. Сейчас нужно применить что‑нибудь подобное. Президент не пойдет на уступки. Он окружил себя преданными людьми и почти не вылетает в другие страны, а если это делает, то под охраной космолетов. А на месте прибытия охраняют так, что даже смертник не подберется.

— Он не идиот, чтобы идти на уступки, если через десять лет Россия во всех отношениях станет первой державой мира, — сказал усатый, — но ему осталось быть у власти только год.

— Президента переизберут на второй срок, — сказал лысый, выпустив к высокому потолку клуб дыма. — Его не слишком любят, но признают заслуги. К тому же в России нет ни одной достаточно популярной и не скомпрометировавшей себя фигуры, и мы не успеем приготовить такую фигуру за год. В случае с Советским Союзом людей готовили лет десять. А после его второго срока президентом станет Ковалева. Мои аналитики единогласно утверждают, что это уже решенный вопрос. Ей не просто доверяют, ее любит восемьдесят процентов населения. И по мере роста их успехов и увеличения числа целителей это число будет только расти. А после ее прихода к власти, нам останется смириться с новым мировым порядком.

— Значит, ее нужно убрать! — заявил усатый. — А заодно попробовать то же сделать с президентом и подыскать им замену. И чем быстрее мы это сделаем, тем будет лучше! Сейчас в России в высших эшелонах власти на все ключевые места ставятся такие люди, что приход президента вроде Ельцина мало что изменит. Если он начнет разваливать армию и проводить разрушительную политику, они его сами уберут. Устроить инфаркт — плевое дело.

— Вот и займитесь хотя бы Ковалевой, — предложил лысый. — Поселок, в котором она живет с мужем, охраняют всего полсотни бойцов с легким стрелковым вооружением. Пусть они даже оптимизированы, все равно группа хорошо вооруженных профессионалов сможет прорваться. Только это должны быть не наши люди. Их всех придется там бросить, поэтому никто не должен знать даже имени нанимателя. Если узнают, что спецслужбы Англии ликвидировали Ковалевых, нам просто объявят войну. Наши ракеты им сейчас на один зуб, а Англию захватят максимум за три дня. И никто из наших союзников даже не пикнет, тем более, что мы сами дали русским повод. Наймите американцев. Если поискать, можно еще найти парней из «Дельты», «морских котиков» или других ухорезов. Наберите их с сотню. Всем надо сделать паспорта граждан разных стран, а потом переправить в Россию. Сейчас с этим нет сложностей. Русские только следят, чтобы такие визитеры не задерживались больше тридцати дней. У нас еще остались свои люди среди российских бизнесменов, поэтому будет не слишком сложно переправить оружие. Только там должно быть и что‑нибудь мощнее автоматов.

— Вы мне еще напомните, чтобы я не забыл о бронежилетах, — недовольно сказал усатый. — Я свое дело знаю, и мои люди — тоже. Придется повозиться, но Ковалеву мы уберем. А вы займитесь остальным.

— С этим закончили, — подвел итог лысый. — Теперь поговорим о золоте. Так и не выяснили, куда девалось то, которое было в хранилище Федерального резерва? Меня интересует остаток на момент отказа от обязательств по доллару. Часть вывезли раньше, но куда девалось остальное? Доподлинно известно, что сейчас там ничего нет.

89
{"b":"589818","o":1}