ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вас называть по имени–отчеству или можно просто по имени? — спросила Алла.

— Я вас зову по имени, и вы меня зовите так же, — разрешила Ольга.

— Тогда первый вопрос. Год назад вы бросили преподавание и передали пост директора школы другому магу. С чем это связано?

— Прежде всего с тем, что преподавание — это не мое призвание, — ответила Ольга. — Мы с мужем занимались им только потому, что больше было некому. Теперь в школе уже около тридцати преподавателей магии и сильный директор, который тоже учит детей. А мы только финансируем школу и летом помогаем директору в отборе способных детей.

— Вскоре после ухода из школы вы возглавили компанию по сбору средств на строительство жилья переселенцам из Сибири, и сами отдали на это большую часть хранившихся на ваших счетах денег. Чем это было вызвано?

— По–моему, это понятно, — удивилась вопросу Ольга. — Нужно за два года переселить больше двенадцати миллионов человек, построить для них дома и дать работу. Полсотни предприятий будут вывозиться и устанавливаться буквально на пустом месте. Все это требует огромных затрат, а ресурсы государства не безграничны. В то же время у многих есть лишние деньги, которые можно отдать для спасения соотечественников. Зачем нам все эти миллиарды? Мы оставили столько, сколько посчитали нужным, а остальное отдали. А компанию возглавили, потому что многие нам верят.

— И чем вы собираетесь заняться сейчас?

— Почему собираюсь? Я уже вернулась к работе в правлении корпорации. Это хорошая школа управления.

— Готовитесь к будущему президентству? — спросила Алла. — Были высказывания, что ваш взнос в фонд помощи переселенцам связан именно с этим.

— Это, по–моему, свидетельствует о глупости тех, так говорил, — ответила Ольга. — Во–первых, президентские выборы состоятся еще через пять лет, а во–вторых, назовите мне хоть одного из кандидатов в президенты, который отдал бы почти все свое миллиардное состояние даже не на предвыборную компанию, а на благотворительность.

— По результатам опросов соперников вам в настоящее время нет, поэтому для экономии средств на выборы вас можно просто назначить на президентский пост. Это, конечно, шутка, но мало кто сомневается в вашей победе, поэтому многим интересно знать, как будущий президент относится к тому, что сейчас происходит в мире.

— Прежде всего хочу ответить тем критикам действий правительства, которые требуют, чтобы мы везде и всюду совали свой нос и наводили порядок, — сказала Ольга. — Во–первых, то, что мы сейчас самые сильные, еще не означает, что у нас есть такая возможность. У нас нет подавляющего преимущества, чтобы по любому поводу стучать кулаком по столу и ставить провинившихся в угол. Если бы не катастрофа, такая возможность появилась бы только лет через двадцать. А теперь давайте рассмотрим, стоит ли нам это делать даже при наличии силы. В мире тлеют и постоянно вспыхивают десятки, если не сотни конфликтов. Причем в расовых и этнических конфликтах, как правило, нет правых и виноватых, часто там сам черт голову сломит. Или возьмите конфликт Израиля с арабами. Вы знаете, как его можно разрешить? Нет? Вот и я не знаю! По–моему, он вообще неразрешим. Арабы даже между собой постоянно грызутся, а чужаки для многих, как красная тряпка для быка. И вот к ним насильно заселяют целый народ, который изгоняет палестинцев. Понятно, что тысячу лет назад там жили их предки, так ведь мало ли чьи предки где жили! Если на этом основании перекраивать границы… Я не знаю, о чем думали евреи, наверное, надеялись на то, что США будут вечно управлять миром, а еврейская диаспора Америки будет лоббировать отношение к Израилю, как к первому другу и союзнику. Но США больше нет, и у них осталась одна надежда на ядерные арсеналы. Возможно, это поможет продержаться, хотя что это жизнь, когда треть бюджета нужно тратить на оборону и держать под ружьем каждого третьего мужчину? А когда нет помощи от США, жизненный уровень неизбежно упадет.

— А если они не удержатся? — спросила Алла.

— Мне даже страшно подумать, что тогда может произойти, — ответила Ольга. — Накопленная за полсотни лет ненависть, религиозный фанатизм и низкий уровень культуры большинства окружающих их народов… Давайте лучше перейдем к другой теме.

— Давайте, — согласилась Алла. — Что вы думаете о войне Китая с Пакистаном?

— Война скоро прекратится, — уверенно сказала Ольга. — Благодаря нашей помощи пакистанцам удалось устоять. Обе стороны понесли огромные потери, но в самый опасный момент Иран все‑таки оказал Пакистану прямую военную помощь, а когда китайцы применили химическое оружие, мы им сделали предупреждение, и больше таких случаев не было.

— Как вы думаете, Ольга, были у Китая шансы победить?

— Думаю, что были. Наверняка и китайцы думали так же, опираясь на данные своей разведки. Они не могли предположить, что за два месяца до их нападения Пакистан получит от нас очень большое количество не самого современного, но эффективного оружия. Все передали за несколько дней через гиперпространство и успели обучить пакистанских военных, иначе они бы не удержались. Вот это пример минимального, но эффективного воздействия.

— А что вы скажете о Европе?

— О Европе можно говорить долго, — сказала Ольга. — Даже с учетом того, что до нас доходят не все новости, да и узнаем мы о них с большим опозданием. Однозначно можно сказать, что большая часть англичан эвакуировалась в Конго. Они даже успели вывезти туда много оборудования. Судьба нескольких миллионов брошенных будет печальной. В течение нескольких лет остров полностью покроется льдами. Французы смогли захватить Анголу, но не успели переправить много техники. Но у них не такое критическое положение, как у англичан. Две трети страны пригодны для проживания. В теплицах под пленкой с нашими генераторами можно полгода выращивать овощи и зелень, травы для скота достаточно, а пшеницу можно возить самолетами из Анголы. Что творится в Германии, сказать трудно: немцы от всех отгородились. Все северные народы уже сбежали, потому что жить в их странах невозможно. Точных данных по ним у нас нет. Жизнь остальных пока изменилась мало. Похолодало, уменьшились урожаи, и уже не все можно выращивать, но жить можно. Глядя на замерзающих соседей, никто не ропщет. Понятно, что ни НАТО, ни ЕЭС уже нет. Мы свою позицию в отношении европейцев высказали. Если кого и возьмем, то очень немногих и на своих условиях. У нас своих забот по горло, а они никогда не входили в число наших друзей. Помогаем, продавая генераторы и тепловые панели, но не за деньги, а в обмен на встречные поставки оборудования, в котором испытываем нужду. Я ответила на ваш вопрос?

— Пожалуй. Вашему сыну три с половиной года. Вы не думали о втором ребенке?

— Если он и появится, то не раньше чем через несколько лет. Это был последний вопрос или будут другие?

— Намек поняла, — засмеялась Алла. — Уже уходим. Напоследок хотелось бы пожелать вам успехов и счастья, и я надеюсь, что к моему пожеланию присоединятся все зрители нашего канала!

— Уже ушли? — выглянул из своей комнаты Егор. — Где муж?

— В отличие от нас с тобой, он не сачкует, а пашет на работе, — засмеялась Ольга. — Через час должен прийти.

— Это ты сачкуешь, — сказал отец, — а я взял работу на дом. Чем занимается внук?

— Не знаю, еще не смотрела, — ответила Ольга. — Наверное, сидит за компом. Посмотри сам, если хочешь.

— Мамаша! — проворчал он и ушел в детскую.

Нор сегодня приехал раньше обычного и выглядел непривычно рассеянным.

— Что случилось? — требовательно спросила Ольга. — Только не надо мне врать, я же вижу, что ты сам на себя не похож!

— А почему я тебе буду врать? — удивился он. — Ты права: случилось и многое. Саша еще на работе и в курсе дел, а вам я сейчас расскажу. Где отец?

— С Олегом. Сейчас я его позову.

Она ушла в детскую и вернулась с Егором.

— Ну что у вас там произошло? — спросил он. — Быстрей рассказывай: меня ждет внук. Забросили, понимаешь, ребенка, и мне мешаете с ним общаться.

96
{"b":"589818","o":1}