ЛитМир - Электронная Библиотека

— Красавец? — спросил он, поймав взгляд Ольги. — Увы, Ольга Егоровна, время никого не красит, надо мной оно хорошо потрудилось. За одно возблагодарил бы Бога, если бы в него верил. Во мне уже почти не осталось жизни, и отказывает тело, но голова по–прежнему работает нормально. Прежде чем говорить с вами по своему вопросу, хочу спросить, как вы к нам относитесь? Я имею в виду руководство СССР.

— Я не хочу обобщать, — ответила она. — Среди вас были разные люди. Были те, кто искренне пытался строить жизнь по–новому, но хватало и сволочей. Идея была привлекательной, но ее насмерть скомпрометировали, и теперь не получится возродить. Ведь для большинства людей в коммунизме главным было не братство, а обещанное изобилие материальных благ, а мы его и так достигнем лет через десять. А зачем тогда что‑то менять?

— Очень здравый подход, — вздохнул он. — Ладно, перейду к тому, с чем пришел. Мне осталось жить максимум год, поэтому решил к вам прорваться и поговорить. Я ведь всю жизнь отдал международной политике, как говорят, собаку на этом съел, поэтому в вашей программной речи меня удивило отсутствие какого‑либо упоминания о международных отношениях. Я боюсь, что вы сторонница политики изоляционизма. Вы рассказали о том, что найден способ борьбы с затоплением, который позволит возродить Арал и обводнить Марс, о массе открытий и новых технологиях, которые перевернут жизнь людей. Одна передача всех грузов через гиперпространство чего стоит! А если получится передавать людей в вакуумные камеры, мгновенный транспорт вытеснит все его другие виды, по крайней мере, на дальние расстояния. И эти новые космические корабли… Совсем недавно полет на Луну считался величайшим достижением, а тут колонизация Марса. Очень скоро Россия так далеко уйдет в развитии, что у остального человечества не будет шансов ее догнать. И что, вы его оставите за бортом?

— У нас намечается увеличение торговли с Индией и некоторыми странами Латинской Америки, — сказала Ольга. — Причем все грузы пойдут через гиперпространство.

— Я говорю не об этом, — вздохнул старик. — Поймите, я не призываю вас, как это было в Советском Союзе, разбрасываться кредитами и за бесценок продавать оборудование только потому, что вам кто‑то что‑то пообещал на словах. Может быть, кому‑то и надо помочь, но очень выборочно, и чтобы потом расплатились. Но дело опять же не в этом. В любом сообществе должны быть законы и должен быть хозяин. Одна страна устанавливает законы или их несколько — большой роли не играет. Раньше таких хозяев было два, а когда развалили Советский Союз, монополия власти перешла к США. ООН — это просто говорильня. В последние годы перед катастрофой американцы и их союзники делали все, что хотели, без оглядки на эту организацию, а с крахом США развалилась и она. Теперь нет никаких законов, и в мире правит сила, а это очень опасная ситуация, не говоря уже о том, что из‑за нее страдают сотни миллионов людей. Сейчас в мире осталось три центра силы: мы, Китай и Индия. Если сумеют объединиться крупные страны Латинской Америки, таких центров станет четыре. И главной дестабилизирующей силой еще долго будет Китай, остальным хватает своей территории.

— Ну хорошо, — сказала Ольга. — Допустим, я с вами согласна. И что вы предлагаете?

— Прежде всего еще больше усилить противоракетную оборону. Перебросьте за Урал из Европы две сотни боевых космолетов. Здесь хватит и того, что останется. А потом предъявите правительству Китая ультиматум. Никаких территориальных захватов!

— А если наплюют? — спросила Ольга. — Показать зубы?

— Точно, — кивнул старик. — Ударами из космоса топим флот вторжения, и пусть попробуют что‑нибудь сделать. Авианосец, конечно, не потопим, но уничтожим всю палубную авиацию и надстройки. Останется оплавленный корпус. Китайцы очень умны. Получив один урок, они не станут продолжать учебу. В конце концов, ресурсы самого Китая еще далеко не исчерпаны, вот пусть вкалывают дома. Теперь возьмем Африку. Англичане и французы захватили Конго и Анголу. Вы думаете, что они останутся в теперешних границах? Там границ отродясь не было, а новым колонизаторам на них и подавно… наплевать. Я понимаю, что этот захват можно как‑то мотивировать, но неужели вы считаете правильным то, что Черный континент опять ввергнут в колониальное рабство? Или вы, как многие другие, считаете негров неполноценными людьми? И не нужно делать возмущенное лицо. Эти народы столетиями убивали, грабили и вывозили в рабство, а когда они получили формальную независимость, начали насаждать у власти горилл, с помощью которых продали все богатства Западу. Попробуйте стать полноценным, когда не дают нормально жить! Я не думаю, что будет разумным встревать в их разборки, но необходимо ограничить аппетиты наших европейских недоброжелателей. Особенно это касается англичан, хотя и французы немногим лучше. А третий вопрос — это арабский мир. Сейчас это кипящий котел, и неизвестно что в нем сварится в конце концов. Мы защитили Египет и Сирию, с которыми имеем договоры. Удары из космоса отбили у фундаменталистов желание лезть в эти две страны. Сторонники радикального ислама захватили всю Саудовскую Аравию, Кувейт и Ирак. На очереди Турция и Иран. С Ираном у них вряд ли что‑нибудь получится, а вот Турцию захватят. А потом придет черед Армении, Грузии и Азербайджана. Карту помните? Нас они не захватят, но гадостей наделают изрядно. У нас мусульман чуть ли не половина населения, и не все из них такие уж законопослушные. Мало дать человеку материальное изобилие, ему еще нужна идея! Мы ее в свое время дали. Можно много спорить о том, насколько она была ложна, что ее состряпали в Лондоне и тому подобное. Главное, что она была и ею руководствовались сотни миллионов людей! И в бой люди шли не только за Родину, но и за светлое будущее. Потом, конечно, все изгадили. И заметьте, что СССР развалился не из‑за того, что Запад подкупил наших вождей и развратил часть элиты, а потому, что у людей исчезла вера в наши идеалы. На их глазах разрушали государство, а им было наплевать, а многие даже радовались! Я все это говорю к тому, что вы обеспечите людям сытную кормушку и не оставите цели в жизни. А кое‑кто эту цель может дать. Есть немало людей, которые с большим удовольствием будут разрушать, чем строить. Я еще не убедил вас в том, что невмешательство в дела мира — это не лучшая позиция?

— Я не собиралась совсем от всего устраниться, — сказала Ольга, — просто планировала вмешиваться как можно меньше. Беседа с вами была интересной. Алексей Николаевич, вы не устали от жизни?

— Как ни странно, не устал, — ответил он. — А что?

— Я влила в вас немного своей силы, — объяснила она. — Магия вам уже не поможет, а моя сила должна помочь. Исчезнут болезни, добавится сил и проживете еще лет десять. Большего сделать не получится: слишком поздно вы ко мне пришли.

— Спасибо и на этом, — поблагодарил он, с помощью палки поднимаясь с кресла. — Если действительно помолодею и будет нужна моя помощь, обращайтесь.

— Поздравляю с избранием на второй срок! — обнял жену Нор. — Весь экипаж нашего корабля голосовал за тебя.

— Нашел с чем поздравлять! — вывернулась из его объятий Ольга. — Сбагрить бы кому‑нибудь это президентство! Ты откуда прилетел?

— С Тефии. Это в системе Сатурна. Глыба льда и каменного крошева. Но мы там нашли много замерзшего углекислого газа. Поставим станцию и будем переправлять его на Марс.

— Счастливец! — с завистью сказала она. — А меня даже на Марс не пускают!

— И правильно делают, — одобрил он. — Нечего там пока делать. Марс еще три года будут обстреливать водой из Амазонки и со спутников Юпитера. Оттуда же переправляем замерзший азот. Вот когда закончим и поставим станции плазмы, тогда сможешь полюбоваться на марсианские моря.

— Что за жизнь, — пожаловалась Ольга. — Прежние президенты до фига делали сами или из желания быть на виду, или потому, что многое не могли никому доверить, а у меня все делают министерства, а самой приходится вмешиваться самое большее два раза в месяц. Подчиненные подбрасывают работу, но не потому, что не могут сделать сами, а из жалости, видя, как я маюсь от безделья. Господи, как я хочу все бросить и, как ты, куда‑нибудь полететь! Как ты думаешь, дадут корабль бывшему президенту?

98
{"b":"589818","o":1}