ЛитМир - Электронная Библиотека

Протоиерей Андрей Ткачев

Первое чудо Беседы о браке и семье

По благословению Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины ВЛАДИМИРА

 Киев-2012

 Содержание

Предисловие

Первое чудо

Слова на венчании

Молодым

Родителям молодых

Друзьям, гостям и родственникам

Молодым

Венчание и Святое Писание

Индивидуализм и коллективизм

Пятая заповедь

Не боги

Дохристианское воспитание

О воспитании взрослых

Апология женщины

Вооружиться мыслью

ПРЕДИСЛОВИЕ

Предисловие

Это предчувствие небывалого счастья, избыток сил и желание обнять всю вселенную. Это кукла на капоте «Волги» или цветные ленты на арендованном лимузине, улыбки друзей, заезженные тосты и конверты в подарок.

Это первые бытовые сложности, о которые рискует разбиться любовная лодка, это сложная притирка людей, превратившихся в «тещ», «зятьев» и «невесток».

Это первая тяжесть под сердцем, первая тошнота и первый плод чрева.

Семейная жизнь. Это сгусток священных проблем, которые трудно решать и от которых невозможно укрыться.

Нет большей тайны, чем жизнь семейная. И под покровом этой тайны, словно в ночном кровавом бою, сплелись в борьбе грехи и добродетели. Весь нравственный климат в мире напрямую зависит от того, насколько сильны отцы, насколько верны жены, насколько сдержаны благоразумной строгостью дети, насколько окутаны заботой старики.

На темы, связанные с семьей, трудно говорить и о них нельзя молчать. Нельзя, потому что выветривание из семейной жизни добродетелей ведет к умиранию семьи как таковой. А умирание семьи уже родило и еще родит такие болезни, для лечения которых у человечества нет лекарства.

Тема бездонна и труд необходим. То, что не получилось у нас, успешно продолжат другие. Мы попросту ныряем в море, не дерзая на то, чтобы его выпить.

Итак, мы говорим о семье.

ЧУДО

Первое чудо

Имя Христа и Его образ неотделимы от совершенных Им чудес. Одно лишь то, что описано в Евангелии, поражает воображение. А ведь это лишь малая часть от целого, и если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг (Ин. 21:25).

Спаситель проявляет Свою власть над стихиями и веществом, над миром духов, над болезнями и смертью. Умолкает ветер, умножается хлеб, отбегают демоны, отступают болезни, ослабляет хватку смерть. Но все эти чудеса похожи на военные действия. В тонущей лодке — страх, у слушающего поучения народа — голод, среди погребальной процессии — плач, среди больных — страдание и тающая надежда. Сама жизнь, само пребывание Безгрешного среди грешников и Здорового среди больных должны были восприниматься Им как страдание. Он пришел, говорит Льюис, на оккупированную врагом землю, и для Него, видящего тайну сердец человеческих, наш мир являл собою картину страшную.

Значит, чудеса только и возможны там, где есть боль и страх? Значит, кроме как исцелить или спасти от беды, нет больше способа проявить любовь и милость? Это было бы так, вернее, у нас был бы повод думать так, если бы не первое чудо.

Первое чудо происходит на свадьбе. Нет ни больных, ни плачущих. Нет никого, носящего траур, ведь иначе брак был бы невозможен. Зато есть пение и танцы, поздравления и подарки. Есть и слезы, но это слезы радости — слезы матери, отца и подружек.

 В своих существенных чертах брачная церемония и до сего дня мало в чем изменилась. Молодые обменивались кольцами, пили общую чашу вина, становились на вышитое полотенце, выслушивали благословения, в которых то и дело звучали имена Авраама и Сарры, Исаака и Ревекки, Иосифа и Асенефы. В Иисусовы времена все это уже было благословенной древностью.

Значит, на земле не все погрузилось во тьму. Значит, не все тело мира покрылось пятнами проказы, и на этом теле еще есть участки здоровой и чистой кожи. Эти здоровые части жизни связаны с браком. Кто хочет радоваться позволительной, чистой, безгрешной радостью, пусть ищет ее в благословенном супружестве и во всем, что с ним связано. Христос пришел на брак, чтобы показать Свое сочувствие не только нашей боли, но и нашему ликованию. Впрочем, не всякому. Если купец обманет покупателя — то ли уменьшенной гирей, то ли льстивыми речами — то у купца будет радость, а Христос эту радость с ним разделить не согласится. Если на гладиаторском поединке часть зала будет приветствовать победителя, а вторая часть будет оплакивать проигравшего, то Христос вряд ли будет скорбеть со скорбящими и радоваться с радующимися.

 Но свадьба — это другое дело. Это немножко настоящего меда посреди горьких, как полынь, будней. Это образ любви Бога и человека, это жертвенность и самоотдача, это чудесное превращение двух жизней в одну. Образами супружеской тайны была насыщена речь Исайи, Осии, и еще совсем недавно Иоанн Креститель называл себя другом Жениха, под Женихом подразумевая Самого Спасителя.

Итак, Он был на браке и ни один мертвый еще не воскрес по Его слову, ни один демон еще не оставил мучимого им человека. Время чудес еще не настало.

И вот на празднике не хватило вина. То ли бедны были врачующиеся, то ли гостей было слишком много, но чаши пирующих опустели. Пусть лучше бы не хватило хлеба. Ведь вино веселит сердце человека (Пс. 103:15), и что же это будет за свадьба без веселья. Бедняки во множестве приходят на свадьбы. Они знают, что сегодня никто не прогонит их. Они помнят слова Писания: Дайте си-керу погибающему и вино огорченному душою; пусть он выпьет и забудет бедность свою и не вспомнит больше о своем страдании (Притч. 31:6, 7). И вдруг такая новость — нет вина!

В это время ко Христу обращается Мать. Он еще не творил чудес, и Она еще не выступала в роли заступницы. Но, видно, время пришло. Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой (Ин. 2:3, 4).

Один из отцов говорит, что это был тот диалог, который должен был прозвучать в Эдеме. Так должен был ответить Адам на предложение жены съесть от запрещенного древа. «Что Мне и Тебе, Жено? Наше время еще не пришло», Христос исправляет ошибку праотца. Он — второй Адам и пришел исправить ошибки первого. Но тогда, в раю, в словах жены был соблазн на грех, а здесь в словах Матери нет ни греха, ни корысти, лишь сострадание. Поэтому Она продолжает просить, уже без слов, только взглядом. А Христос в ответ на Ее просьбу здесь же на свадьбе начинает Свое служение, ознаменованное обилием чудес.

Первое чудо открывает характер последующих. В нем нет ни позы, ни жеста, ни эффектных фраз. Нет ничего, что так бросается в глаза, чего так часто ждут люди и на что они так падки. Ведь далеко не всякий из нас понимает разницу между чудом и фокусом, и уж совсем мало кто знает, зачем нужно совершать великие дела тихо и не напоказ.

 Сосуды, служащие для ритуальных омовений, по слову Иисуса наполняются водой. Затем из них черпают и несут воду распорядителю пира. Тот пьет и тотчас зовет к себе жениха, чтобы отругать его. Оказывается, жених утаил хорошее вино и подал его только теперь, когда худшее уже было выпито. Вода в сосудах стала вином, и жених ни за что получает выговор, но веселье продолжается, никому нет особого дела до того, что Сын Божий начал творить чудеса. Так испокон веков мы, люди, привычно пользуемся непрестанными Божьими чудесами, не утруждая себя мыслями о Том, Кто их творит.

Все, наверное, были немножко выпившими, что для свадьбы естественно и в чем еще нет греха. Все, конечно, обрадовались новому питью, которое оказалось вкуснее первого. Гости пробовали новое вино, причмокивали от удовольствия и, хитро прищурившись, говорили: «Ай да жених! Такое чудное вино принес в конце застолья. Хитрец!» Потом опять заиграла музыка, и опять начались танцы.

1
{"b":"589824","o":1}