ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь рассмотрим не интеллектуальные, а двигательные функции. Они связаны с возрастом человека, с его здоровьем, его возможностями. Например, для оператора, сидящего за столом перед монитором, вся его двигательная сфера представлена на уровне поясничном - движение корпуса, рук и т.д. У бегуна, идущего человека пространство подчинено ногам и ниже поясничного уровня. И если человек переходит из одной сферы деятельности в другую, у него меняется некая картина самого себя и мира. Психологи построили на основании этого несколько понятий, как, например, пространство руки, пространство глаза, пространство ноги, вообще пространство тела в зависимости от той задачи, которая стоит перед человеком. Это не взгляд на человека с точки зрения размеров ноги, длины, и т.д., хотя все это сюда входит. Это психологический уровень рассмотрения телесности.

Телесность является формообразующим началом для строения психических функций. Наши психические функции построены согласно форме тела, но не только. Они также зависят от структуры анализатора, как говорят в психологии. Анализатор - это тот конкретный чувственный рецептор, который воспринимает те или иные воздействия внешней среды. Например, зрительный анализатор, слуховой, обонятельный, осязательный и т.д. Значит, и представление человека о самом себе, его психическая телесность согласованы еще и с формой анализатора.

В обыденном сознании считается, что мы воспринимаем все, что есть вокруг нас. На самом деле это не так. Человек специфически настроен на определенный, достаточно узкий спектр воздействия внешней среды. Из всего пространства воздействий физических, материальных человек воспринимает только пять спектров, пять "полос". В физике есть представление о широте полосы восприятия какого-нибудь прибора. Например, в звуковой области уровень восприятия человека достаточно узок. Если рассматривать весь волновой спектр, в котором существуют звуковые воздействия во внешней среде, то человек воспринимает из них небольшой спектр. Это касается и зрения, и осязания.

Человеческое восприятие мира в значительной степени зависит от того, как сформированы телесные органы, как организованы глаз, ухо, кожа, вкусовые и обонятельные рецепторы. Это тоже формообразующий принцип для психических функций, и все это влияет и воздействует на человека. Мы видим мир так, как устроены наши рецепторы. Поэтому мы говорим, что человек сотворен в определенном контексте для этого мира, он сотворен для этого мира наилучшим образом. Мы говорим о конкретной реальности, и это не метафора.

В восприятие входят не только ощущения, но и работа мысли, работа рассудка. Человек воспринимает мир не просто так, а структурно, т.е. воздействия окружающего мира ложатся в определенные каналы, места телесной организации. Он активно конструирует картину мира. Поэтому образ мира в нашем сознании - это не отражение реальности, как говорили коммунисты и материалисты. Как раз отражение реальности в психическом образе - это ошибка. Человек не просто отображает мир, он конструирует эту картину, причем очень активно, в зависимости от того, как он воспитан, как он настроен, в какой области живет, какой он крови, какого роду, какого племени, какой эпохе принадлежит. Само это конструирование совершается в структуре тела и телесных элементов, что определяет тип самого воздействия.

Простой пример: мы видим белый цвет, мы в белом цвете ориентируемся. Скажем, мы видим грязный снег - белый снег. Мы видим белую краску - матовую или глянцевую поверхность фотобумаги. Или то, что мы называем "белый" в обыденном сознании. Иногда белым мы называем вовсе не белый цвет, но говорим: "Да, это белый". Мы определенным образом подготовлены к восприятию белого. А эскимос подготовлен к восприятию белого совершенно иначе. Он различает в белом цвете более 100 оттенков, и для каждого из них у него есть определение. Эти определения образные, не понятийные. Или, например, лесной житель-охотник - индеец, негр тропической Африки или папуас Новой Гвинеи; нюх у них иногда лучше собачьего. Они различают тончайшие запахи: откуда те исходят, животному какого возраста принадлежат и т.п.

Таким образом, психосоматический уровень человека - это сложно сформированный мир взаимодействия человека и внешней среды через его тело. Тело в этом смысле отображает внешним обликом психофункциональные свойства души, во внутреннем плане - физические свойства внешнего мира. Тело - не только форма, не только плоть, не только физический объект, но еще и система пространственных связей, иерархия органов и функций, и поэтому сама телесность есть способ познания и действования.

Телесный уровень непосредственно соприкасается с психическим, который в свою очередь восходит к интеллектуальному, а через него - к личностному. Психологическая вертикаль выстраивается в модель: тело - психосоматика - психика - ум - личность.

Но где тогда дух человека? Ответ будет: везде! И тело духовно и личность. Все зависит от подхода. Для антропологии в человеке нет разрыва между телесным и духовным, пока человек жив. Жизнь и есть соединенность, тогда как смерть разъединение природ - духовной и телесной:

"...Смерть есть не отсутствие в нас сущности, по мнению иных, но разделение соединенного" [38] (Дионисий Ареопагит)

"...Жизнь - тела и души сочетание, тогда как смерть - расторжение их" [39] (Святитель Григорий Богослов)

Но поскольку мы условились пока говорить только о телесном, то выделяем ту роль, которую играет тело, как психологическое понятие, а не физиологическое только. Однако психология идет дальше. Физика и физиология тела определяют для нее систему понятий функций вне духовной природы. Мы же должны видеть во всем человеке связь духовного и телесного в каждой психической функции, в каждом явлении душевного опыта. Потому православная антропология основывается на мысленном понятии духовного тела [40]. Итак, психология выводит психическое из нижележащего уровня, а антропология видит психическое на стыке двух природ - духовного и телесного в человеке.

Таким образом, мы видим две вертикали, которые есть две концепции человека. Это две парадигмы, научная и богословская, в которых строились психология и антропология. Совершенно очевидно, что говорить одним языком они никогда не могли, хотя предмет изучения у них один - человек. Как же можно использовать достижения первой для наших целей во второй? Для этого мы всякий раз оговариваемся и обращаемся к эмпирике, помня, однако, о своих целях.

Примечания

1. fr .res. (О воскресении: фрагмент) 8 (M.6.1585B);

2. str. (Строматы) 8.6 (GCS vol.17, 1909 p.91.25; М.9.584С);

3. Jo. (Толкование на Евангелие от Иоанна) 10.45 (GCS vol.10, 1903 р.224.11; М.14.396D);

4. def. (Книга об определениях) 1.3 (М. 28.533С);

5. stat (Беседы о статуях) 11.2 (L. 141);

6. Григорий Нисский, епископ. Об устроении человека. С.19.

7. Преподобный Макарий Египетский: Духовные беседы. С.209.

8. Антоний (Блум), митрополит Сурожский. Человек пред Богом. М., 1995. С.314.

9. Архимандрит Киприан (Керн). Антропология святителя Григория Паламы. С.100.

10. Климент Александрийский. Педагог. С.33,35.

11. См. "Христологический метод" - 1.2.III.1.

12. Преподобный Макарий Египетский. Духовные беседы. Сл.1, гл.12.

13. Киприан (Керн), архимандрит. Антропология святителя Григория Паламы. С.152.

14. panopl. (Учительное всеоружие) 6.1 (L 141).

17
{"b":"589825","o":1}