ЛитМир - Электронная Библиотека

есть одежда человека, оно стареет, болеет, изменяется, с ним происходят необратимые процессы.

Иногда, глядя на останки, лежащие в гробу, мы не можем даже узнать в них знакомый облик, так

изменяется покойник. А душа не имеет возраста, она бессмертна. Недаром говорят: «он молод

душой», а человеку уже давно за 60.

Раз наш ближний бессмертен, он и там, за чертой земной жизни нуждается в нашей

помощи и поддержке. Итак, что он от нас ждёт, и чем мы можем помочь ему? Ничто земное,

конечно, уже не интересует усопших. Дорогие надгробия, пышные поминки и прочее, не нужны

им. Нужно им только одно: наша горячая молитва о упокоении их души и о прощении их вольных

и невольных грехов. Сам умерший за себя помолиться уже не может. Святитель Феофан

Затворник говорит, что усопшие нуждаются в молитвах, «как бедный в куске хлеба и чаше воды».

Молиться, каяться в грехах, приступать к таинствам Церкви мы должны в нашей земной

жизни, и она даётся нам как подготовка к вечной, а когда человек умирает, итог его жизни уже

подведён, он не может никак изменить её к лучшему. Усопший может только рассчитывать на

молитвы Церкви и тех, кто знал и любил его при жизни. И по молитвам родственников, друзей

Господь может переменить участь усопшего. Свидетельством этому являются многочисленные

случаи из предания церковного и житий святых. Даже если усопший был далёк от Церкви, он

может получить облегчение своей участи по усердной, слёзной молитве близких. Ещё один очень

важный момент: если человек, ушедший от нас, не жил церковной жизнью, или мы видим, что

жизнь его была далека от заповедей Божиих, любящие родные должны особенно внимательно

отнестись к своей собственной душе. Мы все взаимосвязаны с родными, близкими, как части

единого организма: «Страдает ли один член – страдают с ним и все члены» (1Кор. 12, 26). Если

какой-то орган бездействует, у человека обостряются другие чувства, другие органы берут на себя

дополнительную нагрузку, его функции. И если наш близкий не успел что-то сделать в духовной

жизни, мы должны восполнить это за него. Этим мы будем спасать и свою душу и принесём

великую пользу его душе. Есть такая военная песня о погибшем лётчике, товарищ которого

говорит, что он живёт на земле «за себя и за того парня». И наша жизнь за других, в память кого-

то может выразиться в нашей усердной молитве, в частом причащении Святых Тайн, в стяжании

христианских добродетелей, в щедрой милостыни о поминовении усопшего.

Очень часто бывает и такое, что люди, которые очень редко ходили в храм, жили жизнью

беспечной, мирской, потеряв близкого человека, приходят в церковь и становятся настоящими

православными христианами. Жизнь их полностью меняется, через скорбь они приходят к Богу.

И, конечно, всю жизнь потом молятся за своих усопших родственников. Пути Господни

неисповедимы.

Люди верующие и люди далёкие от Церкви совершенно по-разному воспринимают потерю

близких.

Иногда случается присутствовать на поминках нецерковных людей и наблюдать, какое это

тягостное зрелище. Почти все считают своим долгом начать поминальное слово примерно так:

«Какая ужасная несправедливость, как рано и внезапно покинул нас покойный, как много он мог

ещё сделать» и т. д. Понятное дело, что такие речи не могут принести утешения родным и

близким усопшего, скорее наоборот, ещё более усугубят их скорбь. Даже если ты ни во что не

веришь, ведь можно просто сказать добрые, тёплые слова о усопшем. Отчего это происходит?

Почему люди находятся в таком смятении перед лицом смерти и избегают даже упоминания, даже

мысли о ней в повседневной жизни? От страха и неизвестности. Смерть страшит их, они не знают,

что их ждёт, есть ли жизнь там? Или мы живём только здесь, в материальном мире? Как

готовиться к смерти и относиться к ней для неверующих - тайна за семью печатями. Даже

обычное для официальных речей пожелание: «Пусть земля ему будет пухом», - таит в себе

подспудный вопрос: неужели это всё – тело в землю и далее ничего?

Со смертью близких, люди, далёкие от веры, часто впадают в отчаяние, уныние, чёрную

тоску. Всё, жизнь кончилась, если моего любимого человека более нет, он перестал существовать,

жизнь больше не имеет смысла. Нельзя сказать, что верующие не скорбят о кончине близких, но

они относятся к смерти совсем по-другому. Христианская грусть светла, мы знаем, что человек

живёт вечно, что смерть это только разлука, его жизнь продолжается, но в ином качестве. Знаем,

что мы связаны с усопшим узами молитвы и любви. Мы не можем сказать: «был человек, и нет

человека». Если мы любили ближнего при жизни, и по смерти продолжаем любить его. «Любовь

никогда не перестаёт», - говорит апостол Павел (1 Кор). 13,8. Когда мне приходилось терять

близких людей, у меня всегда оставалось ощущение разлуки, а не конца. Как будто они уехали

куда-то очень далеко, но не навечно, не навсегда.

Чрезмерная скорбь ещё потому недопустима, что она не только губит нашу собственную

душу (а уныние - один из восьми смертных грехов), но и не даёт нам молиться за усопших. В душе

человека унывающего образуется пустота, вакуум, он вообще не может ничего делать, тем более

молиться. А ведь наш близкий так нуждается в нашей помощи! И унынием, депрессией, тоской

мы не только не поможем ему, но и, быть может, принесём страдания. Ради них мы должны взять

себя в руки, сколько можно успокоиться и все наши силы вложить в молитву. Особенно до 40-го

дня по кончине человек усопший нуждается в особо усердных молитвах. В эти важные для него

дни будем почаще посещать церковные службы, а дома читать по усопшему Псалтирь. В дни 9-й и

40-й нужно обязательно быть на Литургии, подать записки за усопшего и самим молиться на

службе. В 40-й день Господь судит все дела земной жизни человека и определяет его дальнейшую

загробную участь, и для усопшего нет большей помощи в этот день, чем молитва за него на

Божественной литургии. Но и после сороковин не будем ослабевать в молитве, будем молиться в

храме за ушедших сродников и друзей в дни их памяти, в дни родительских суббот и вообще при

каждой удобной возможности. Тот, кто усердно молится за усопших, не забывает их, и сам потом

не остается без церковного поминовения.

Душа человеческая, покидая тело, испытывает беспокойство, страх, она привыкла обитать

в своём теле, на земле долгие годы, она не знает, что её ждёт, куда определит её Господь. И

именно теперь особенно важно поддержать душу близкого человека поминовением на

Божественной Литургии, чтением Псалтири, домашним молитвенным правилом. Очень часто

родственники покойного думают, что если они не покажут окружающим свою скорбь, все

подумают, что они не любили усопшего, и можно наблюдать иногда просто душераздирающее

зрелище с истерикой, причитанием и воем над покойником. Какая уж тут молитва? Истинное горе,

скорбь, как правило, проходит тихо и почти незаметно для других. Бывает, что люди, которые

слишком убиваются и рыдают по усопшему, на самом деле больше жалеют сами себя: какие они

теперь бедные, несчастные и одинокие.

Все эти традиции достались нам в наследство от языческих обрядов и, конечно,

несовместимы с православием.

А нам, православным христианам, нужно растворять свою скорбь с христианской надеждой, что

если мы будем сами спасаться и спасать своей молитвой наших близких, то, смеем верить, что нам

18
{"b":"589827","o":1}